petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

Внешняя политика России обретает силовой характер


Анализ внешней политики России за последние несколько месяцев показывает, что она все более выраженно обретает силовой характер. В 2014—2016 годах Украина и Сирия стали двумя большими маркерами происходящих изменений. Один — военно-стратегического усиления России, второй — в рамках гибридных войн. Однако и на тактических уровнях то, что внешняя политика России становится все более и более жесткой, что является свидетельством силы, становится все более заметным. Предлагаю рассмотреть только несколько примеров.

Во-первых. Наиболее ярким примером этой новой политики стоит признание паспортов и других документов жителей ЛНР и ДНР. Эта тема достаточно хорошо была разобрана блогерами, и мы на ней останавливались в одном из прошлых обзоров. Цитирую по статье «Признание Новороссии. Путин повысил ставки. Западу крыть нечем»: «данным решением Москва делает промежуточный, но очень важный шаг к тому, чтобы когда на той территории «братской Украины», что захвачена хунтой, начнется полная вооруженная анархия между бандами всех мастей, именно ЛНР и ДНР стали остовом новой государственности русской окраины. Какой она будет — федеральным округом в составе России, вторым русским государством, а с учетом будущего Белоруссии — третьим — нам еще неведомо. Но то, что этот план есть, — это несомненно.

Подводя итог, необходимо отметить и следующую, наверное, главную деталь, которая говорит о том, что Россия на украинском дипломатическом направлении перешла в наступление. Последние три года Запад все время шантажировал Москву необходимостью выполнения Минских соглашений, как будто Россия являлась стороной конфликта. И вот что сказано в указе президента России — что документы ЛНР и ДНР будут признаваться на период до политического урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины на основании Минских соглашений.

Данным решением Москва показала, что ей теперь наплевать, что и как думает Запад насчет выполнения Минска-2 и своей роли в этом процессе. Москва не говорила, что дедлайн наступит тогда-то и тогда-то, а просто взяла и поставила и официальный Киев, и Запад перед фактом. Соответственно, все те предположения, что, мол, де Трамп начнет торговаться насчет Украины и пытаться продать России то, что и так у нее в кармане, или о том, что он готов подарить Украину Москве в ответ на размен по Сирии, разбиваются об озвученную позицию Москвы».

Прошедшие на Украине за прошедшую неделю события не только еще более укрепили блогеров в том, что Украина движется к коллапсу, но главное в том, что позиция России в отношении гражданского конфликта на Украине ужесточилась: «Москва все более явно меняет курс в отношении Украины. Щедрый лимит времени, отпущенный киевским главарям на то, чтобы они «излечились от оранжевого вируса», исчерпан практически полностью. И официальный представитель МИД РФ своими кавычками вокруг слова «власть», применительно к Украине, это очень наглядно подтверждает» — отмечает Юрий Селиванов.

Можно предположить, что далее в рамках процесса формирования на базе ЛНР и ДНР новой русской государственности окраины, в отношении граждан Украины будет введен визовый режим, в результате чего уже работающие на территории России украинцы будут постепенно вытесняться с российского рынка труда, однако получить новую возможность работать в России они смогут только через принятие гражданства ЛДНР. Будут предприняты и другие шаги по ликвидации украинской государственности косвенным, но явочным порядком.

Запад в ответ может произносить тысячу и одно китайское предупреждение, но ввязываться не будет. Здесь сказывается уже как фактор Трампа, так и фактор выборов во Франции и Германии. Элиты этих стран, возможно, и хотели бы занять и отстаивать более активную позицию по Украине, но на это у Европы нет никаких военных, политических и экономических ресурсов — Европа свои проблемы решить не в состоянии, что говорить о 40-миллионном государстве, находящимся в российской зоне влияния и расколотом гражданской войной.

Во-вторых. Гораздо более растянутым во времени конфликтом, но от этого не менее важным, стал конфликт с официальным Минском. В начале 2016 года официальный Минск развязал традиционную газовую войну с Россией в надежде на приход к власти в США Хиллари Клинтон, чтобы Москва в очередной раз заплатила «союзнику». Однако комбинация сорвалась — победил Трамп. Москва в ответ тоже повысила ставки, что оказалось неожиданностью для официального Минска, и он перевел конфликт в политическую плоскость.

Это стало большой ошибкой: если раньше политическая элита России по-разному относилась к Лукашенко, то теперь, особенно после 7-мичасовой пресс-конференции, произошла ее консолидация в отношении официального Минска точно также, как в 2014 году в отношении необандеровского Киева. Конечно, время для разрешения конфликта у официального Минска еще есть. Но отношения уже никогда не будут прежними. Москве не интересно иметь в республике (и не только в Беларуси) — исторически составной и неотъемлемой части Русского мира — чью-то частную княжескую вотчину, которая тормозит развитие России, и ее новое геополитическое позиционирование в мире, проедая только общие ресурсы и ничего не вкладывая в общую копилку.

Главное, однако, заключается в другом. В результате годового конфликта — Лукашенко не только потерял доверие Москвы, но и монополию на отношения с Москвой. И лучшее этому подтверждение — ошибка пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова в сообщении относительно того, что встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко не состоится. В нем перепутано отчество Лукашенко — он назван не Григорьевичем, а Георгиевичем. Исходя из того, что данное сообщение Дмитрий Песков делал в письменной форме, можно говорить о том, что президент Беларуси более не рассматривается Москвой как желанный гость.

Кроме того, Москва наконец-то обратила внимание, что почему-то именно пророссийский и евразийский общественно-политический сектор зачищен Лукашенко практически полностью при одновременной свободной деятельности в стране агрессивных националистов и русофобов, хотя исходя из риторики официального Минска по поводу русских и так далее должно было бы быть исключительно наоборот. Поэтому как бы не завершился конфликт, Москва начнет работать в республике и с другими политическими силами. То, что это будет именно так, говорит следующий пункт.

Третьим проявлением нового тренда в российской внешней политике стала встреча на этой неделе в Москве председателя Госдумы Вячеслава Володина с лидером партии «Альтернатива для Германии» Фрауке Петри. Делегация находилась в России по приглашению правительства Москвы в рамках реализации программ сотрудничества с регионами Германии. В ходе встречи обсуждались вопросы сотрудничества региональных парламентов, межпартийного сотрудничества, а также развитие контактов молодежных организаций.

Во встрече также приняли участие заместитель председателя Госдумы Петр Толстой, руководитель фракции ЛДПР в Госдуме Владимир Жириновский, председатель Комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Комитета Госдумы по энергетике, координатор депутатской группы по связям с парламентом ФРГ Павел Завальный.

Как отмечает Петр Акопов, «короткое сообщение имеет огромное значение как для российско-германских отношений, так и для всей тактики нашей политики по отношению к Западу. В чем революционность этого события? В том, что представители партии, которая сейчас является третьей по популярности силой в Германии (и получит на сентябрьских выборах в бундестаг от 10 до 20 процентов голосов), партии, которую официальная немецкая пропаганда все еще пытается называть ультрарадикальной и чуть ли не экстремистской, совершенно открыто общаются в Москве с руководителями нашего парламента. И это явный сигнал Ангеле Меркель: Россия делает ставку на смену власти в Германии.

Прием Фрауке Петри на Охотном ряду меняет многое и в нашей европейской политике в целом. Мы теперь уже не придерживаемся так строго правила, неоднократно сформулированного президентом Путиным — контактировать только с властями, избегая или не афишируя контактов с оппозицией, тем более антисистемной. Если уж нас совершенно голословно обвиняют в попытках повлиять на выборы на Западе — то с какой стати нам соблюдать добровольно взятые на себя ограничения?

Теперь Россия будет поддерживать официальные отношения с оппозицией на Западе. Москва не становится ни новой столицей Коминтерна, ни центром сборки консерваторов-традиционалистов всего мира. Мы просто начинаем работать со всей палитрой западного политического спектра. Все равно нас обвиняют во вмешательстве во внутренние дела — так надо хоть познакомиться с теми, кого объявляют нашими «марионетками». А то потом неудобно будет — когда они к власти придут».

Четвертый факт. На этой неделе министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что в текущем году планируется завершить формирование четырех новых дивизий, в том числе для защиты Курил. Казалось бы, что здесь такого. Однако данный политический жест очень отличается от того, что ожидали от России ранее в контексте возможных договоренностей с Японией

По этому поводу эксперты отмечают: «Внешняя политика России становится всё более бескомпромиссной и решительной. И если раньше Россия просто выжидала диалога с Японией, то теперь эти ожидания закончились. Мы перешли к конкретным шагам. Военное присутствие на Курилах «в одночасье» превращает виртуальные японские «северные территории» в реальные русские земли, защищённые четырьмя дивизиями, одна из которых будет непосредственно размещена на «крайних» островах. В прессе, например, часто упоминается остров Матуа, как один из наиболее удобных для размещения на нём Базы Российского Флота.

Картина для самураев получается ясной и «жёсткой». Со стороны Юга, на их островах американские базы, крупнейшая из которых на Окинаве, а с другой стороны — с Севера — Курилы на которых создаётся российское Военное Присутствие. И будем реалистами, это «Присутствие» уже создано ибо никогда не бывает стратегических шагов, которые бы делались явно и открыто. Если Шойгу доложил, то значит всё уже сделано. У Японии фактически не остаётся пространства для политического манёвра. Также как почти не осталось и времени».

Как мы видим, на всех направлениях внешней политики — Запад, Восток, Юг, СНГ — Москва резко ужесточила свои позиции и переходит от пустого диалога в «партнерами», в результате которого мы только тратим время, к реализации своих национально-государственных интересов. Москва сейчас имеет все возможности и ресурсы для того, чтобы начать навязывать всем именно свою повестку дня и те решения, которые выгодны, прежде всего, России.

Можно многое говорить по поводу описанных выше тенденций. Можно спорить или давать им иную трактовку. Однако данные изменения в российской внешней политике не нуждаются в эмоциональных оценках. Они просто неизбежны, как восход и закат солнца. Мир, пока в нем существует силы зла, партии войны, никогда не будет мирным. Эти силы может остановить только другая сила, которая не будет договариваться, а будет навязывать свою волю. Это происходило всю мировую историю, и не надо этому удивляться.

Россия перестает обращать внимания на пустую риторику и предупреждения Запада, так как они не соответствуют его реальному политическому весу. Агрессивная риторика — это все, на что сегодня способна та политическая элита, что еще находится у власти на Западе. Если Трамп не возьмет власть в свои руки и продолжит слушать родственников, — то это тоже будет играть на руку России, так как при таком Трампе США вообще будут не способны ни на одно осмысленное внешнеполитическое действие. Соответственно, минимум пару лет, а может, и больше, в течение которых Россия может серьезно расширить зону своего геополитического влияния, мы имеем. И надо этим временным лагом воспользоваться.

Юрий Баранчик
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments