petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

Российскому дипкорпусу пора на пенсию, но заменить его пока некому


В политических кругах обсуждают, кто сможет заменить советника российского президента по внешней политике Юрия Ушакова, которому придётся покинуть свой пост в связи с тем, что скоро ему будет 70 лет, пишет Financial Times. Но Кремль по этому поводу молчит, и, как отмечает издание, связано это с тем, как устроена дипломатическая бюрократия в России.

Именно эта бюрократия ведёт Москву сквозь противостояние с Западом и работает над возрождением великодержавного статуса России. Этот аппарат строился во времена Советского Союза, и именно люди советской закалки в нём работают. «Знатоки внутренней кухни российской дипломатии ставят рост влияния Москвы в заслугу не только острому чутью Путина на открывающиеся возможности, но и его налаженной и многоопытной дипломатической машине», — пишет автор статьи.

Как отмечают сами российские дипломаты, успехам последних лет во внешней политике Россия обязана слабости Запада и способности Путина быстро заполнять возникший вакуум. А двигаться столь быстро стало возможно благодаря тому, что «дипломаты хорошо обучались в Советском Союзе, они аккумулировали беспрецедентный опыт», поэтому сложилась «стабильная команда».

Но как бы хорошо ни работала эта машина, ей необходимо обновление, и вопрос состоит в том, насколько Россия к этому готова. Дело в том, что сейчас в российской дипломатии образовался разрыв в поколениях. После развала Советского Союза дипломатическая служба с трудом могла сохранять кадры среднего звена и привлекать молодёжь, тогда как работа в частном секторе приносила гораздо больший доход. Этот исход кадров остановился, но оставил после себя дыру. Молодёжь снова идёт в МИД, но среднего поколения по-прежнему недостаёт.

Дипломаты в России служат гораздо дольше других чиновников. Так, Лавров находится на посту министра иностранных дел уже 13 лет, так что уже заслужил сравнение с советским министром Андреем Громыко, который возглавлял дипкорпус 28 лет. Виталий Чуркин представлял Россию в ООН на протяжении 11 лет, а Сергей Кисляк служит послом России в США уже 8 лет. Всем им, равно как и послам России в Германии, Франции, Китае и прочих ключевых регионах, по 65 лет или больше. Более трети различных департаментов МИДа также возглавляют люди преклонного возраста.

Осведомлённые лица утверждают, что Лавров превратил министерство в «клуб бывших однокашников», которые связаны давними личными взаимоотношениями. Как приводит издание слова одного из них, Лавров всех знает и просто берёт трубку, звонит тому послу или специалисту, который ему нужен, и они тут же понимают, что он имеет в виду. Более того, сейчас в ранге посла состоят более 20 человек, которые выпустились из МГИМО в то время, когда там учился Лавров. И это принесло свои плоды, в частности на Ближнем Востоке, где ответственный за ближневосточную политику Михаил Богданов общается с коллегами на практически идеальном арабском и поддерживает отношения, складывавшиеся десятилетиями.


Однако западные дипломаты предупреждают Москву, что нехватка молодых чиновников на важных постах может грозить России неверной оценкой политических или экономических процессов. В российском дипведомстве, в свою очередь, эти опасения отвергают, объясняя ситуацию тем, что кадры подбираются в соответствии с их профессиональными и личными качествами и их постоянно держат в курсе дела и тренируют вне зависимости от возраста. «Смена поколений в дипломатии — это абсолютно нормальный процесс, и он происходит естественным образом, когда старший дипломатический корпус уходит на пенсию», — отмечают в российском МИДе.

Впрочем, эксперты считают, что старая команда останется при деле, пока внутренние проблемы США и ЕС будут открывать перед Путиным новые возможности. Поэтому ближайшие лет пять Путин по-прежнему будет опираться на тех, кто ему лоялен и эффективно работает, делает вывод Financial Times.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments