petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

Что делал глава Армении в Москве

.
В среду закончился официальный двухдневный визит в Москву президента Армении Сержа Саргсяна. На повестке дня переговоров — четыре основных блока: торгово-экономическое сотрудничество, культурно-гуманитарные вопросы, военно-политическое сотрудничество и региональные проблемы, включая ситуацию в Нагорном Карабахе.

Очевидно, в результате того, что встреча с премьер-министром России Дмитрием Медведевым, запланированная на 14 марта, не состоялась из-за болезни последнего, обсуждение торгово-экономического и культурно-гуманитарного блоков, входящих в компетенцию правительства, не могло состояться в полном объеме. Впрочем, данные вопросы главы правительств России и Армении могут решить в рабочем порядке.

Тем больше было оснований у глав государств — а Владимир Путин и Серж Саргсян встретились в среду — сосредоточиться на военно-политических и региональных проблемах, составляющих исключительную компетенцию российского президента как лица, определяющего внешнюю политику страны и верховного главнокомандующего Вооруженных сил.

События, предшествовавшие визиту, и программа московских встреч армянской делегации дают основания считать, что Ереван был, в первую очередь, заинтересован в обсуждении именно военно-политического и регионального блоков.

Конечно, экономические проблемы Армении достаточно остры. К тому же интеграция в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) не дала немедленного прорывного эффекта, на который в Армении многие рассчитывали.

Все же статус Еревана как одного из ключевых стратегических союзников России базируется, в первую очередь, на его исключительном военно-стратегическом положении в Закавказье. Этим определяются приоритетные сферы двустороннего экономического сотрудничества, а также заинтересованность России в укреплении экономики и стабилизации социальной сферы Армении. Именно эксклюзивность двух стран в качестве партнеров по обеспечению безопасности гарантирует прочность и долговременность российско-армянского союза.

Необходимо обратить внимание, что 6 марта (за неделю до визита Сержа Саргсяна в Россию, а значит, в рамках его подготовки) Ереван посетил секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев. В ходе состоявшихся переговоров с президентом Армении обсуждались как раз вопросы региональной и глобальной безопасности и карабахского урегулирования.

Уже в Москве, в ходе визита президента Армении, состоялись переговоры руководителей генеральных штабов Вооруженных сил России (Валерия Герасимова) и Армении (Мовсеса Акопяна). Акцент — военно-политическое сотрудничество, в том числе и развитие российской 102-й военной базы в Гюмри и «своевременное реагирование на происходящие в регионе изменения».

Проблема Карабахского урегулирования и общая региональная проблематика поднимались президентом Саргсяном и в ходе его лекции, прочитанной в МГИМО 14 марта.

Наконец, армянская сторона заявила интерес к обсуждению возможности создания в Гюмри совместного с Россией военно-промышленного комплекса, который резко бы увеличил обороноспособность Армении, снизив зависимость ее армии от поставок вооружений из-за рубежа.

Специфический интерес Еревана к военно-политической тематике объясняется тем, что его переговоры с Азербайджаном по урегулированию карабахского кризиса зашли в тупик. Стороны заняли непримиримые позиции, а в 2016 году в Карабахе даже разгорелись локальные боестолкновения, по итогам которых было не исключено изменение начертания линии соприкосновения войск сторон.

При этом и Баку, и Ереван попытались выйти из военно-политического тупика за счет резкого усиления международной активности. Так, одновременно с пребыванием Сержа Саргсяна в Москве президент Азербайджана Ильхам Алиев посетил Париж. Там он добился от французского коллеги Франсуа Олланда обещания активизации усилий Франции как сопредседателя минской группы по Нагорному Карабаху, а также его обращения к США и России (двум другим сопредседателям) с настойчивым предложением «внести свой вклад в этот процесс».

Незадолго до азербайджанского президента Серж Саргсян также посетил Париж и услышал от Олланда примерно те же слова. Это неудивительно — с учетом традиционной силы армянской диаспоры во Франции.

Однако заявление французского президента во время совместной пресс-конференции с Ильхамом Алиевым о том, что Франция также считает неприемлемым сохранение status quo, можно рассматривать как отчетливый реверанс в сторону Баку, поскольку данная формулировка совпадает с позицией, декларируемой Азербайджаном.

В связи с этим предложения Саргсяна о расширении военно-политического, военно-технического и экономического сотрудничества России и Армении, звучавшие на фоне обсуждения проблемы Нагорного Карабаха, могут рассматриваться как попытка получить усиление своей дипломатической позиции за счет более глубокой военной, политической и экономической интеграции Армении с Россией.

Грубо говоря, Москве предлагается усилить свое присутствие в Армении, исходя из того, что тогда ей будет что защищать.

Дипломатический ход Еревана достаточно эффективен. Закавказье действительно является передовым рубежом обороны собственно российской территории, важность которого нельзя недооценивать, особенно с учетом событий, происходящих на Ближнем Востоке и, в частности, в Сирии. Армения действительно является единственным последовательным военным союзником России в регионе. Москва действительно заинтересована в укреплении своих позиций в Закавказье.

Политика Азербайджана, хоть и дружественна по отношению к России, но куда более самостоятельна и «многовекторна». В частности, недавно было заявлено о достижении договоренности между Азербайджаном и Белоруссией о замещении поставок российской нефти в Белоруссию азербайджанской. Помимо того, что таким образом Минск явно стремится усилить свою позицию в сложных комплексных переговорах с Москвой, нефть еще и должна потечь по украинским нефтепроводам, что также дает Киеву некоторое (пусть и небольшое) пространство для маневра в его конфликте с Россией.

Тем не менее необходимо понимать, что Россия заинтересована именно в достижении прочного компромиссного мира, а не в победе (пусть и дипломатической) одной из сторон конфликта. Ущемленная сторона все равно будет стремиться к реваншу, а это не только в перспективе дестабилизирует обстановку в Закавказье, но и приведет к вовлечению в региональный кризис у российских границ глобальных игроков.

Азербайджан также важен для России — с точки зрения укрепления ситуативного российско-турецко-иранского взаимодействия в Сирии.

Поэтому в целом можно констатировать, что укрепление армянской армии (уступающей азербайджанской численно и технически) и армянской экономики (также значительно более слабой, чем азербайджанская) будет продолжаться. Вплоть до выравнивания их потенциалов.

В том числе возможна и реализация озвученных предложений Сержа Саргсяна — или их части. Но в обозримой перспективе вряд ли можно ожидать, что Россия оставит позицию посредника, помогающего искать трудный компромисс, в пользу односторонней поддержки любой из сторон конфликта. В эскалации кризиса Москва не заинтересована.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments