petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

Юрий Поляков о российском патриоте, "перелетной элите" и "большом приколе" Малевича


Мумификация позора. "Ельцину место рядом со Святополком Окаянным"

— На материалы, которые публикуются в нашей газете, практически нет негативной реакции властей. Либералы тоже не возмущаются. Свобода слова в действии. За последние полгода была только одна негативная реакция. Когда в Екатеринбурге был открыт дом-музей Ельцина, мы напечатали очень ехидный материал, о том, зачем же такие гигантские деньги тратить на увековечивание человека, место которого в истории где-то рядом со Святополком Окаянным, не выше.

Но поклонников Ельцина возмутила даже не наша статья, а моя редакторская шапка: "Мумификация позора". Это страшно возбудило и разозлило либералов, разлива 90-х, которые еще где-то сидят в верхах и боготворят экс-президента Бориса Ельцина.

Редакторский стул подо мной тогда очень сильно зашатался. Я уже был готов расстаться с должностью, которую занимаю уже 14 лет, многовато для работы на одном месте. Но не пришлось. Позвонили с претензиями даже не мне, а владельцу газеты. Но как-то обошлось. Видимо, потому, что "мумификация позора" за большие деньги возмутила очень многих, практически всех. Мой стул снова встал прочно на четыре ножки и до сих пор стоит.

Перелетная элита — носитель антипатриотизма

— Название моей новой книге "Перелетная элита" дала моя нашумевшая статья, которая до этого частично публиковалась в "Литературной газете" и "Аргументах и фактах". Это статья о главном недостатке современной российской элиты, уходящей корнями в 90-е годы — об антипатриотизме. Он проявляется во многом: и в том, где наши люди деньги хранят, и где детей обучают, и как себя ведут, и как помогают развитию культуры.

О той благотворительности и меценатстве, которые были в конце XIX, начале XX века, сейчас можно только мечтать. Многие российские миллиардеры с гораздо большим удовольствием вкладывают деньги в здравоохранение США, а не России. Это беда, и мы об этом постоянно пишем. Я считаю, что власть должна сделать так, чтобы российскому предпринимателю, даже если он примеривается провести старость в Ницце, было невыгодно быть непатриотом. Это сделать можно. Но, к сожалению, пока власти к этому не готовы…

- Видимо, сами обучают детей за границей и держат деньги в иностранных банках?

— Ну, видите, вы сами умные, все знаете.

Кто оплатил "Историю государства Российского" Бориса Акунина?

— Это попытка изложить историю системно и популярно. Это, конечно, не труд историка, больше труд популяризатора, который перевел в современную стилистику либеральную версию Российской истории. У нас же всегда в истории была представлена либеральная линия — историком Ключевским, и традиционалистская линия, представленная Иловайским. Это такая современная либеральная версия с повторением всех либеральных мифов о России, обогащенная уже новейшими изобретениями современной либеральной мысли, в основном, западной.

Акунин никогда и не скрывал, что он западник. У него и в детективах четко прослеживается совсем "не влюбленное" отношение к нашему отечеству. Что поделаешь, так он воспитан, так развился. Он, кстати, сейчас уже не живет в России, уехал, как и писательница Улицкая. Меня другое занимает: ведь реклама акунинских книг при такой цене и таких выкладках — абсолютно убыточное предприятие. Заходя в центральный книжный магазин, ты буквально спотыкаешься об Акунина, (как и об Улицкую), спотыкаешься и падаешь: его книги выложены везде стопками. Это стоит больших денег! Просто так тебе никто книги не выложит.

Подсчитано (и статья об этом выйдет уже в ближайшем номере "Литературной газеты"), что то, как изданы Акунинские книги, на какой бумаге, с какими полиграфическими затратами и всей рекламой, красноречиво говорит о явной убыточности проекта с издательской точки зрения. Кто же покрывает эти затраты? Понятно, что кто-то оплачивает тот проект. Он ведь абсолютно не коммерческий!

При этом в России есть замечательный историк, тоже популяризатор, хотя его уровень исторической подготовки гораздо выше. Это Валерий Шамбаров. Он тоже написал практически всю Российскую историю — начиная с дневнерусских княжеств и до Великой Отечественной войны — тоже в популярном, гораздо более интересном и насыщенном по информативности изложения.

Вроде такая же история России, но об эти книги не спотыкаешься, их надо искать на полке, отпечатаны они на газетной бумаге. Сразу видно, что проект коммерческий, на нем пытаются заработать. Это патриотическая версия русской истории, не ура-патриотическая, а разумно патриотическая, я бы сказал.

В рекламу истории Шамбарова денег не вкладывают. В Акунина же буквально вливают средства. Но ничего нового вы из той либеральной истории Акунина не узнаете, она рассчитана, в основном, на молодежь, которая "на новенького" читает материалы по русской истории. Сам ли он пишет? Я не уверен — свечку не держал, утверждать не буду. Но сомнения есть.

- Держит ли "Литературная газета" высокую планку русской литературы?

— Я пришел в газету главным редактором в 2001 году в составе новой команды. Мы обнаружили "Литературку" в плачевном состоянии, тираж упал очень сильно. А ведь тогда еще не было наступления электронной прессы на бумажную. Бумажная царила и, казалось, это будет всегда.

И, тем не менее, тираж упал: именно в силу того, что газета была нацелена на столичную либеральную интеллигенцию, даже не губернскую. И мы спасли издание, вернувшись к пушкинским традициям. Пушкин и Дельвиг ведь как раз и задумывали эту газету как площадку, где столкнутся самые разные точки зрения. Для России это всегда было характерно в мыслящем классе, всегда были и западники, и славянофилы.

Жизнь любого общества — не диктат, а диалог

— Мы превратили газету из моноидеологической в полифоническую, и она ожила! Мы никогда не ставили задачу избавиться от либеральных авторов. Наоборот, я всегда считал, что для борьбы с Российской версией либерализма (которая, к сожалению, абсолютно антигосударственная и прозападная, причем неумно прозападная), нужно как раз давать сторонникам того самого либерализма трибуну, площадку для свободного выражения своих идей. Как раз в диалоге так называемых либералов с людьми патриотических взглядов, или консервативных, или центристских сразу видна их, грубо говоря, тщета: видно, что это люди, очень плохо знающие отечественную историю и слабо понимающие, что жизнь любого общества — это не диктат, а диалог.

После таких дискуссий с участием либералов на странице "Литгазеты" им свои же говорили, что ж ты там так глупо выглядел? Со стороны виднее. И многие из них после этого перестали участвовать в диалогах. Дураком-то не хочется выглядеть.

"Черный квадрат" Малевича — прикол века, или за что на "Литгазету" обиделись искусствоведы

— К столетию знаменитого "Черного квадрата" Малевича мы решили написать об этой картине. Наш корреспондент Арина, по моему заданию, опросила известных искусствоведов, музейных директоров о феномене этой картины. Там были громкие отзывы, к примеру, что "Черный квадрат" — это прорыв сознания человечества, говорили даже о том, что в черном квадрате зашифрована тайна мира… Мы это все опубликовали на страницах газеты под шапкой "Прикол века", что уже само по себе было смешно, и сопроводили редакционной точкой зрения, которую написал я.

В ней я озвучил одну довольно известную версию о том, что "Черный квадрат" Малевича — реплика французского художника-шутника Альфонса, провели параллель между "Черным квадратом" и его "Черным прямоугольником" — точнее, работой под названием "Битва негров в темной пещере". Такое сравнение отечественным искусствоведам очень не понравилось. Они почувствовали себя оскорбленными в лучших идеях, назвали нашего корреспондента "мерзавкой" и велели больше на глаза не появляться. Корреспондент от расстройства даже уволилась.

Но продолжение истории еще интереснее. Через некоторое время после нашей публикации было обнародовано исследование, в котором моя редакторская точка зрения стопроцентно подтвердилась: после тщательного сканирования полотна "Черного квадрата" специалистами-искусствоведами оказалось, что под чернотой скрывалась надпись, сделанная собственноручно Малевичем: "Это как битва негров в темной пещере". Прикол и есть прикол. Но искусствоведы продолжают обижаться.

По мне так это просто идиотизм. Это как символ веры. Вот верит человек в Малевича и все. Это как верить в черта. Если ты веришь в черта, тебя переубедить невозможно.

Толерантность — агрессия мифов и "Настоящее прошлое"

— Под видом толерантности, на самом деле, идет агрессия одних культурно-исторических мифов по отношению к другим. У нас теперь считается толерантным смягчить ужасы Второй мировой войны и роль германского милитаризма в этой страшной войне. Мол, зачем нагнетать, лишний раз напоминать, Европа же дружит?

Но я считаю, что никакой толерантностью нельзя оправдать нарушение исторической справедливости, когда переписывается история, когда делается вид, что каких-то событий не было, или они были совершенно другими… Поэтому уже много лет "Литгазета" целенаправленно публикует материалы под рубрикой "Настоящее прошлое".

Мы рассказываем учителям истории накануне каких-то памятных дат о разных исторических событиях. Например, события "Пражской весны" рассматриваются нами на страницах газеты с точки зрения современной науки, рассказываем, что было на самом деле, что стояло за этими событиями, какие политические силы их вызвали, что делал в это время Запад. И выясняется, что картина совершенно не такая, как пытается сегодня представить современная общественная мысль на Западе.

У нас была целая серия материалов о так называемой статистике ГУЛАГа. Опубликованы реальные цифры. Они, конечно, чудовищны, что там говорить. Но они на порядок меньше, чем те, что ранее были заложены в головы Солженицыну и другим.

Сейчас готовим материал о Февральской революции, анализ того, как вели себя все элиты, как они народ к революционной ситуации подводили.

Я категорически против переписывания истории, переноса акцентов под видом толерантности. Все это на самом деле продолжение информационной войны. Ведь когда дело касается нашей, российской истории (или наших не очень неприятных эпизодов, которые есть в судьбе каждого народа), здесь уже никакой толерантности. Здесь не только вытаскивается все самое для нас неприятное, но еще и привирается и усиливается. Мне такой двойной стандарт непонятен. Если вы толерантны, то будьте уж везде толерантными, а лучше вообще просто честно говорить то, что было.

Во мне хорошо сочетается поэт, прозаик, редактор и…муж!

— Я женат давно и бесповоротно, и в этот раз приехал в Ригу, как всегда, с женой Натальей. Так что работа семейной жизни не мешает. Если б я занимался организацией эротических шоу, тогда еще могли быть какие-то трения, а так… Пишу и стихи, и мемуарные эссе, совсем скоро выйдет новая книга "По ту сторону вдохновения".

А сейчас пишу наполовину мемуарную, наполовину ностальгическую повесть о событиях 1983 года — историю, которую мало, кто знает — о том, как в КГБ попала рукопись Солоухина "Ненаписанные рассказы". И меня как молодого коммуниста в горкоме назначили председателем комиссии по персональному делу коммуниста Солоухина. Насколько это все было смешно, вы себе не представляете! И я все это описываю. В этом, конечно, было гораздо больше нелепости, чем всего остального.

В этом малоизвестном эпизоде, как в капле воды, отразилась вся нелогичность андроповской политики. И вот это внезапное наступление через Солоухина на Русскую партию в литературе… И тут чуть из партии не исключили лидера Русской партии. Все эти рассказы выросли в целую повесть, довольно ехидную, которую к концу года удастся издать. Там, кстати, много стихов, я пытаюсь пародировать и имитировать андерграудную поэзию 70-х и 80-х годов прошлого века.

Писательский дар проявляется в детстве

— Литературные способности, как и музыкальные, даются с рождения. Они или есть или их нет. Как у художника чувство цвета. У кого-то мышечная группа такая, что он с детства прирожденный спортсмен. Почему один парень перемахивает через коня легко, а другой падает на него животом? Кто же их научил? Никто, природа. У одного есть способности и дар, у другого нет. Почему один чувствует семантику звука, другой нет? У одного есть вербальные способности, у другого нет. Удивительно, но сегодня многие лауреаты Букера пришли в литературу, не имея врожденных литературных способностей, просто они острее других чувствуют семантику звука.

Три чувствительности писателя

— Талант писателя состоит из трех чувствительностей — вербальной, моральной (или этической) и социальной чувствительности. Человек острее чувствует все эти социальные противоречия, несправедливость социума. В принципе, в литературе можно прожить всю жизнь на одной — вербальной чувствительности. Проводить литературные эксперименты и быть востребованным. Если к вербальной добавляется моральная чувствительность, то получается писатель-моралист с хорошим стилем. Но, конечно, у больших писателей должно быть сочетание трех чувствительностей — это Толстой, Горький, Достоевский.

Я-то выходец из рабочей семьи, но очень повезло с учительницей литературы, она очень рано заметила у меня писательский дар и стала со мной заниматься.

"Пошел вон!" Российские "либералы" готовы Пушкина продать

— Патриотизм — это совсем не значит замалчивание каких-то проблем. Литературная газета на все темы пишет. При всех недостатках, нынешнее финансирования и нынешнее внимание к библиотекам ни в какое сравнение не идет с 90-ми годами, когда страной руководили отечественные либералы, которые просто пустили все на поток и разграбление.

Была одна история. Помните, был такой государственный деятель Боровой? Персонаж комический, но при должности. Тогда ведь много набежало в политику странных людей. Боровой как-то приехал в Пушкинский дом. Тогда его возглавлял Николай Николаевич Скатов. И вот он водит гостя по Пушкинскому дому и рассказывает о проблемах, мол, не можем расплатиться за то и за это. Деньги нужны. Подводит гостя к Пушкинскому богатому фонду, и тут Борового осеняет: "Да что вы жалуетесь! У вас же такая библиотека! Продайте вот эти три листочка и оплатите все ваши долги!"

На что директор Скатов, конечно, не выдержал и прогнал чиновника взашей. "Пошел вон!" — это еще слишком мягко. Вот за что я и не люблю наших отечественных либералов. Ради своевластия они и Пушкина продадут.

Заснул коммунистом, проснулся либералом

— Эти люди свою судьбу с Россией никак не связывают. Они воспринимают страну как вахтовый поселок, где можно реализовать свои амбиции, заработать. У них же были в 90-е годы все возможности построить общество по либеральным ценностям. Им дали карт-бланш. И что они сделали? При первом же кризисе политической власти расстреляли Парламент. Кто это сделал? Либералы. И за что мне их любить? За то, что они задавили на корню логичное развитие демократических процедур?

Если человек либерал по своему внутреннему убеждению, я его уважаю, а вот эти перевертыши, которые 20 августа уснули коммунистами, а 21-го проснулись либералами… Как я могу их уважать? Кстати, это только у нас либерал — синоним антипатриота, а в той же Британии, если вы либерала назовете антипатриотом, он своей трубкой вам по лбу даст.

Писатель и читатель. Беседы о болонках?

- Как вы относитесь к личным встречам читателей со своими литературными кумирами? Правда ли, что публичные литературные чтения сегодня снова вошли в моду, и молодые писатели собирают полные залы поклонников?

— Такая традиция разговоров с читателями никогда не пресекалась, такие встречи были и в самые сложные годы. Сейчас такие встречи с писателями проводятся активно, идут охотно, но вот я заметил, что люди с них довольно быстро уходят. Потому что ожидания не оправдываются. Собрать полный зал в 30 человек — не слишком сложно.

Писатели — большие фантазеры. Им же надо как-то зарабатывать, так что каждая встреча с читателями — это еще и рекламный ход. Как-то в одном из книжных магазинов я случайно стал свидетелем творческой встречи писательницы Дарьи Донцовой с читателями. Увидел объявление и задержался, было интересно послушать, о чем же писатель Дарья Донцова будет говорить с читателями?
И вот я слышу: "Пока вы готовите свои вопросы, я расскажу вам о своей собачке, зовут ее Мими. Это очень интересная собака, у нее такой хороший подшерсток…" И дальше разговор с читателями плавно перетекает в правила ухода за собаками, советы, какой лучше выбрать поводок и какой антиблошиный шампунь вашему песику. И это разговор читателя с писателем?

Успех у тех, кто чтит традиции

— С либерализмом не надо бороться. Вот, например, в России идет передача Соловьева. Только начинается программа, по одну сторону барьера носитель государственно-патриотических взглядов и — по другую либерал, они еще даже рта не раскрыли, а у них уже разница в голосах в 10 раз! А к концу программы разрыв уже в 15 раз. Становится понятно, что электоральная база у российских либералов минимальна. В чем причина успеха? Опора власти на традиционные ценности, религиозные в том числе — веками освещенные принципы и идеалы — все это работает.

Памятник Ростроповичу на столетие Свиридова

— Власть же это кто? Прагматики. Романтики в большой политике не живут, их выносят очень быстро — ногами вперед или просто под руки. Власть же как думает: патриоты никуда не денутся, они все равно будут поддерживать власть. Для них государственность, традиции — это сверхценность, они работают за идею. А вот либералов надо приманивать и "подкармливать". Поэтому всегда существует некоторый перекос. К примеру, к столетию великого русского композитора Георгия Свиридова в Москве почему-то поставили памятник не ему, а… Мстиславу Ростроповичу! Я задал прямой вопрос Владимиру Путину — как такое произошло, почему? Он согласился — действительно странно, и многозначительно посмотрел на помощников. Это ведь нелепость!

Я не против Ростроповича, он музыкант международного уровня, но не сравнить со Свиридовым. У него же еще будет столетие, так давайте подождем! То же самое с балеринами — Майе Плисецкой сразу поставили памятник, вопреки всем законам (у нас же по закону 10 лет должно пройти со дня смерти, чтобы было понятно, что за фигура), а Галине Улановой до сих пор нет памятника в Москве. Почему? Неужели уровень ниже?

Также неясно, особенно с либеральной точки зрения, почему у нас нет ни одной улицы Меньшикова, Победоносцева, Каткова — ярых противников революции. Если революция зло, почему "в загоне" те, кто против нее боролся? Они у нас тоже почему-то не считаются героями. Перекос.

Почему книга об Александре III в серии ЖЗЛ так долго не издавалась и вышла в серии самой последней, хотя в тоже время о Николае II даже несколько книг вышло, а ведь при Александре III развитие Росси было на самом пике и рвануло далеко вперед! Загадка.

Так же в большом загоне оказался писатель Николай Лесков — ни во время советской власти, ни после не вышло ни одной книги о нем. Почему? В либеральном сознании Лесков — представитель "темных сил", который выступал против прогрессизма, приведшего в конечном итоге к революции. Но раз вы против революции, то почему тогда у вас не в почете противники революции? Это уже не толерантность, а передергивание. К сожалению, такие вещи есть, и мы в "Литературной газете" против этого выступаем.

Кому на Руси дают премии? Клеймо "Большая книга" — не показатель

— Наша премиальная политика очень тенденциозна, в ней прослеживается тяга поддерживать произведения, независимо от их качества. Главное, чтобы автор был… нелояльным к власти.

Вы не увидите в списке лучших книг те, авторов которых можно назвать патриотами России. В лучшем случае, это будут люди, скептически относящиеся к власти, но чаще — откровенные противники правящих. Вот именно такие книги и попадают в короткие списки и получают премии. Если автор пытается побольнее куснуть Россию или Советский Союз, тем больше у него шансов стать кандидатом в лауреаты, независимо от литературного уровня.

Я в свое время даже устроил скандал и вышел из академиков этой премии. Задал им риторический вопрос: почему у вас никогда не попадает в список награжденных прекрасный прозаик Михаил Тарковский? Только потому, что он не испытывает ненависти к своей стране? Так что знайте, читатели, если на издании стоит клеймо "Большая книга", это вовсе не значит, что книга хорошая, это может быть и не книга вовсе.

Ген патриотизма есть!

— Для меня было неожиданностью, что современное поколение 20-летних выросло не манкуртами, не помнящими родства, а истинными патриотами. Казалось бы должно быть наоборот, ждал, что поколение будет абсолютно антипатриотичным: они же выросли в семьях родителей, которые в 90-е годы были подвергнуты абсолютному промыванию мозгов в смысле объективных человеческих ценностей в либеральном смысле. Я был поражен, но эти молодые люди смотрят на вещи по-государственному. Это у них на каком-то генетическом уровне.

Думаю, ген патриотизма есть. Он иногда затихает, а затем проявляется. Мы не знаем связи между индивидуумом и развитием социума. А ведь какие-то связи есть. Ну, почему после опустошительных войн, когда погибает много мужчин в стране, начинают рождаться девочки? Потому, что именно женщины восстанавливают популяцию — не мужчины! Какой-то механизм включается, неподвластный человеку. Вот и ген патриотизма также включается на определенном уровне, когда в государстве происходит какой-то сбой, нарушение. Как раз сейчас у нашей молодежи включился обостренный патриотизм. Это загадка! Но она вселяет оптимизм.

Светлана Зимина
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments