petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

Плохое растаяло, как мартовский снег


Дмитрий Ольшанский


В семнадцатом году модно думать о революции.
Одни хотят на баррикаду, другие не очень, но о том, что она, баррикада, возникнет, говорят почти все.
А я в это не верю.
Я думаю, что никакой революции в ближайшие годы не будет - "раз, два, три, ничего не произошло", как сказал бы поэт, - зато большие перемены начнутся в условном 2025 году.
Сегодня не приходи, цирк не приедет.
Приходи послезавтра.
Почему?
Во-первых, люди.
Мы сейчас живем в эпоху, когда взрослые люди, выросшие в СССР и кем-то ставшие в девяностые, дожили до крепких спортивных шестидесяти - но на пенсию пока не уйдут.
А молодые сейчас - это родившиеся в девяностые. Этих молодых мало. А когда молодых мало - цирк не приезжает.
Зато в двадцатые годы наши старшие - те, кому будет семьдесят плюс, - поедут на дачу капусту сажать, а молодые вырастут из демографически щедрых нулевых, молодых будет много.
Тогда-то все и изменится.
Во-вторых, деньги.
Главная идея нынешнего начальства очень проста и формулируется одним словом: плати.
Раньше деньги качали из нефти, теперь деньги начали качать из людей.
А поскольку в обмен на таксэйшн нужен репрезентейшен, кто платит, тот и танцует, - население неизбежно обнаружит, что никакое оно не население, а граждане, и начнет защищать свой карман и свои права.
Но не сразу.
Нужно время на то, чтобы люди научились драть чиновников за уши, и чтобы на смену бессмысленному крику про "Путин надоел", "Он вам не Димон" и "сдайте Крым" - пришли холодные и рациональные претензии: наш дом, наша собственность, наши деньги, наша страна.
Тогда пойдет совсем другой разговор.
Далее, политики.
Путин - нравится он нам или нет - относится к числу тех царей, против которых революций не бывает.
Так уж оно странно устроено: Николая Второго свергнуть можно, а Николая Первого - нет.
И наоборот: понятно, что нынешние деятели "протеста" - не орлы.
Они, может быть, милые люди, но ни в Ленины и Троцкие, ни в Гавелы и Валенсы не годятся.
Лет через пять-семь, может быть, возникнут другие лица.
И последнее.
Современная Россия имеет одинаково мало общего и с Советским Союзом, и с Российской Империей.
Намного больше она похожа на испаноязычные государства двадцатого века - те, где есть партия "Единая Мексика" и господин генерал.
А чем дело кончилось в таких странах?
Революции там не произошло.
Вместо нее случилось что-то другое.
Что-то постепенно смягчилось, тихо и малозаметно для внешнего мира изменилось.
Плохое растаяло, как мартовский снег.
Так что все у нас, дорогие мои, образуется.
Но не быстро.
Году в 2025-м.
Что идет быстро, то кончается плохо.
Зато когда медленно и скучно - тогда в конце концов хорошо.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments