petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

От майданного скакуна


Год прожитый Алексеем Мочановым – волонтером, автогонщиком, политиком и звездой телеэфиров вышел тяжким. Поэтому не все слова, которые он говорит, могут быть напечатны без «звездочек». Впрочем, как и его любимый герой Джеки Чан, Алексей старается не жалеть о прошлом. Разве что ковбойскую шляпу стал носить реже…
– Алексей, что со шляпой? Народ заметил, что не носишь, строит догадки…

– Не волнуйтесь, шляпы я не пропил. Какие-то, правда, подарил. Сейчас максимально хочется ходить в гражданском. Как будто я в мирной Литве. До гавайских рубашек, конечно, не дойдет, потому что на дворе война, яркость и громкость желательно прикрутить…
«Мы всех за*бали очень сильно»
– Кстати, что там в Прибалтике происходит интересного? Ты ведь на днях оттуда вернулся.

– Ну как… все стандартно-европейски. В Эстонии чуть богаче, там средняя зарплата около 1000 евро. Литва победнее. С 1 января в этих странах перешли на евро… Живут люди спокойно.
– Какое там отношение к русским?

– Литовцы говорят, напрягает, когда русские ходят по Клайпеде и говорят: «Хороший город Клайпеда, только литовцев до х*я».
– А что прибалты говорят, когда встречают украинцев?

— У меня там много друзей, но вряд ли их отношение к украинцам показательно. Я тебе так скажу: за год я кое-где побывал за границей – в Греции, на автосалоне в Женеве. Если сравнивать прошлую Женеву, которая была сразу после Майдана, к нам был интерес огромный – «что произошло, расскажите»… Собственно, именно там я написал песню со словами «Душу – Богу. Тело – Народу. Честь – никому! Совесть – Стране»…Сейчас Европа пытается вообще не вспоминать про Украину и ребята, которые из Америки прилетают, тоже говорят: нигде – ни в заголовках, ни в бегущих строках – нас нет. Мы всех за*бали очень сильно, потому что все время пытаемся за чужой счет что-то себе вымутить. У нас многие так думают: «вот сейчас кто-то пособит деньжатами», «кто-то санкции дозакрутит», «кто-то даст оружие», «наши ребята сейчас на войне всем наваляют, а потом вернуться с войны и в Киеве тоже всем наваляют, а мы ни х*я делать не будем, мы будем веселиться, у нас будет двадцать выходных в мае». Вы ведь знаете ситуацию с Олегом Микацем, командиром 93-й бригады? Она же очень показательна. С экранов телевизоров говорили: «Вы наши герои, мы молимся за вас. Вернитесь живыми». А на деле… Микац отвоевал год, вернулся живым, принял на себя учебный центр «Десна», но сделал замечание нетрезвой компании «местных», которая пыталась заехать на территорию части. Начался гвалт и теперь никто за героя Микаца не молится, теперь им занимается прокуратура. Выплеснули на него кучу грязи, якобы генерал кого-то стукнул об машину… Я просто Микаца хорошо знаю и уверяю: если бы Олег Михайлович кого-то уе*ал головой по своей бронированной «Тойоте», то был бы пиз*ец и Тойоте и голове. Или, там, говорят: «Микац, скотина, первый получил участника боевых действий». Да, получил. Еще в 2006 году, после командировки в Ирак – как-то так вышло… В общем, народ у нас ищет и находит удобную ему точку зрения и начинает ее разбрызгивать.
«С такой моралью мы не победим»
– Почему так происходит?

– Потому что украинцы живут в трех реальностях. Настоящую многие не видят и думают, что ее нет. Другая по телевизору, который ее и создает. Есть еще псевдореальность в интернете – для людей, которые, как я, телек не смотрят. Но я все же накатал за год больше 90 000 км из Киева на «передок», многое видел своими глазами, понимаю, чему из написанного в интернете можно верить. А если сомневаюсь – звоню в ту же Марьинку волонтерам, уточняю обстановку у людей, которые реально в курсе событий.
– Что, на ТВ совсем не правдивых программ?

– Единственная нормальная программа про войну, которую я видел, выходила на 1+1 – «Хоробрі серця». Но начальство на канале, наверное, решило, что домохозяйки, смотрящие телевизор, устали от войны. От того, как «окопное быдло» воняет… И программу перенесли на «2+2» – нишевый канал. Кстати, когда на ТВ шел футбол «Динамо» (Киев) – «Фиорентина», фильм об освобождении Мариуполя на нишевом канале набрал рейтинг 1,5%. То есть – на х*й кому-то вс*ался этот Мариуполь. Я, честно говоря, все меньше понимаю наших людей. Их равнодушие и то, что они считают успехом.
– Всех украинцев?

– Гражданин Украины – это ведь не национальность. Удивительно, что если не все, то многие люди разных национальностей, живущие в этой стране – русины, румыны, мадьяры, татары, евреи, русские… без разницы… не хотят быть успешными. Все хотят иметь атрибуты успешного человека: «Гелик», часы с секундомером… Меня иногда приглашают пообщаться с молодежью в школы, вузы, в том числе прифронтовые. Спрашиваю: «Ребята, скажите, кто для вас успешный человек?» Мне все равно из какой отрасли. Называют Ахметова. А что вы про него читали, что о нем знаете? Ничего? В чем же его успешность – в том, что у него куча бабла? Ну да, есть у него «Мерседес» с водителем. Только, может быть, он ему самому двадцать тысяч раз не нужен. Я нашел доступный и понятный всем пример – Джеки Чан. Его жизнь – это не то, что в кино, а то, что в титрах. То, сколько раз он упал, поломался, опять поднялся… Глупые и немотивированные люди, смотря титры его фильмов, думают, что это неудачные кадры. Но ведь именно они и есть жизнь. Как бывший каскадер, скажу, что кино состоит из нескольких удавшихся кадров и это всего лишь одна сотая жизни по-настоящему успешного человека. Поэтому прежде, чем желать «Гелик», надо думать, какой путь для этого нужно пройти.


– Ты считаешь, мы затянули войну, потому что не джекичаны?

– Мы войну с такой моралью не закончим победой. Когда во Владимире-Волынском 22-го мая были организованы мероприятия по чествованию бойцов 51-й бригады, которые погибли год назад в Волновахе, весь город встал на колени и зажег свечки. Только люди отсюда служить в армию идут плохо. Больше воюют ребята из Центральной и Восточной Украины. Понятно, что «западенцы» дали большой процент в самом начале войны. Но сейчас не особо рвутся в бой. Или людей не осталось, или понимают чем может дело закончится… Там жены контрактников перекрывают дорогу, чтобы не пустить мужей на войну. Я видел это под Равой-Русской. Е* вашу мать, а чего же вы не перекрывали дорогу на вход в часть, когда они шли подписывать контракт? Потому что думали, что они, с*ка, станут прапорщиками, начнут пиз*ить соляру и строить трехэтажные дома в окрестностях Львова? А если они не такие, почему вы их позорите?.. В то же время я снимаю шляпу перед ребятами из 128 бригады, Мукачевской, половина из которых имела венгерские паспорта. При этом они не сбежали в Венгрию…
«Путин пока только чистит свои склады»
– Ты, когда говоришь такие слова, к чему обращаешься – к уму или сердцам людей?

– Мне кажется, что все политики, к сожалению, бьются за сердца, а надо биться за умы. У нас каждый год – «выбирайте сердцем». Бл*дь, понавыбирали уже. Я до сих пор считаю, что Виталий Кличко – это выдающийся спортсмен, я за него всегда болел и если вернется вдруг в бокс, опять буду… И Петр Алексеевич Порошенко – реально успешный бизнесмен. Помню его еще со времен концерна «Укрпроминвест». Первые его такси-«субарики» в Киеве… Вот успешные спортсмен и бизнесмен, выигравшие битву за сердца. И что? А то, что битва за сердца предполагает, что нужно отключить людям мозги. Чтобы они поменьше думали о том, что написано в программах кандидатов. Результат мы все видим. Блок Петра Порошенко. Какую политическую модель он экстраполирует на Украину? Никакую!
– Но Игорь Стрелков сказал недавно, что украинцы выигрывают войну…

– Мы воюем против российской логистики с российским бюджетом. И победить в этой войне очень тяжело, потому, что возможностей у России намного больше, чем у нас. То, что происходит в ДНР/ЛНР не зря называют «выездной военторг». Путин с их помощью пока только чистит свои склады. Что это такое, мне рассказали люди, проводившие инспекцию наших хранилищ. Чтоб вы понимали: у нас на складах до сих пор лежат 3 500 волейбольных кожаных мячей 1968 г. производства; сотни мешков, которые надеваются на морды лошадей, чтобы они жрали из них овес; «балабончики» для сабель; 3 000 женских поясов с подвязками, 12 млн советских пуговиц… И ничего из этого нельзя со склада выкинуть или продать – дело подсудное. Вот и по нам отстреляли все старье – патроны, снаряды, ракеты, мины. Иногда за ночь получали по 150-200 залпов по нашим позициям в одном месте. А еще они собрали в одном месте всех долбо*бов, которые были в России, готовых «вай-вай-ваинственна защищать русскава языка»…
001 Пески. 5 октября 2014.
– Вдобавок, мы воюем и с собственной властью…

– Такие у нас политики. У нас до сих пор один из самых уважаемых деятелей в стране – Леонид Макарович Кравчук, который про*бал страну с огромным потенциалом. А человек, который выстраивал кумовскую систему, теперь ведет переговорный процесс с подонками, потому что знает, как с ними разговаривать. Единственным идейным был Ющенко. Но, как мы уже выяснили, идейные на х*й не нужны, если вокруг них нет реальной команды технократов.
– Так может, и Партия регионов – не такая уж темная сила?

– Для меня люди, которые за «регионы» или еще за какую-то политсилу, – не враги. Покойный Андрюша Кузьменко во время Оранжевой революции катался с «регионами». Но это никак не сказалось на нашей дружбе. Он, кстати, говорил мне, что песня «Старые фотографии» написана как раз для тех, кто никогда не ставил политику выше дружбы и человеческих отношений.

Ты говоришь «регионы». Посмотри, что делает нынешняя власть – Виктору Федоровичу и не снилось: пытается быстренько-быстренько поменять Конституцию. Обвиняли Януковича в том, что он сына в парламент завел, так Петр Алексеевич сделал немедленно то же самое…
«В этой стране есть места, куда меня без Порошенко пустят, а вот его без меня – нет»
– А что скажешь о такой неоднозначной фигуре, как Зорян Шкиряк? У тебя ведь с ним тоже неплохие отношения?

– Я его не знаю много лет, только с Майдана. Он помогал оформлять разрешения Хоттабычу (волонтеру Илье Лысенко – легендарной личности в зоне АТО. – Прим.ред.) на «скорые». 1 200 человек, которых за время войны на машинах вывезли в тыл на лечение, во многом должны быть ему благодарны. Но все накинулись на Шкиряка за то, что он полетел в Непал с гражданской женой. Журналисты немножко забыли, что полетели туда на таких же правах, что и подруга Шкиряка. Они отправились работать в зону бедствия, а писали только о том, как ху*во им спится на бетоне. Зорян – человек благородный, такие люди не ждут от людей подлости. В этом их сила и слабость, как у супергероев. Я ему даже прозвище в свое время придумал – «Человек-шкиряк» в свое время. По аналогии с «Человек-паук» Он на эту шутку никогда не обижался.
002 В терминале Донецкого аэропорта.
– А еще, говорят, ты Антона Геращенко называешь «освобожденным от физкультуры».

– Это не я, это десантники придумали… А вообще-то я считаю, что Антон Геращенко – единственный человек в мире, который знает больше, чем Google. Потому что, когда у Google что-то спрашиваешь, он говорит: «Я не уверен, но если вы спросите у Антона Геращенко, он даст правильную оценку».
– Правда, что Зорян, когда стал и.о. министра чрезвычайных ситуаций, звал тебя к себе в советники?

– Да, но я сказал, что мне «ксивы» не нужны.
– Тебе ведь и Порошенко предлагал какую-то должность с удостоверением?

– В этой стране есть места, куда меня без Порошенко пустят, а вот его без меня – нет, с любым удостоверением.
– Например?

– Вот и Петр Алексеевич тоже меня спросил в декабре прошлого года (на тот момент часть Донецкого аэропорта находилась под контролем ВСУ — Прим.ред.), куда ж это его не пустят. Я ему ответил: «Например, терминал Донецкого аэропорта. Готов хоть завтра там сэлфи сделать. И «коробку» мне дадут, и экипаж найдется, который со мной поедет…» На сегодняшний день такими местами являются Зенит, Спартак. Готов проверить.

В общем, нет у меня желания давать советы, которые никто не слушает. Мне в жизни немного надо, на стакан сока и сосиску я всегда заработаю.
«Меня не еб*т мнение Семена Семенченко или бабы Таси из Кировограда»
– Но ты все-таки откликаешься, когда тебя зовут советоваться. Недавно, к примеру, был у начальника Генерального штаба армии…

– Там было много людей, общались три с половиной часа, выясняли нужды армии, говорили об обстановке на фронте, о вопросах мобилизации. Если Виктор Муженко выделил столько времени на разговор во время войны, значит ему важно было услышать мнение военных и волонтеров. Например, о том, почему так много людей после первой мобилизации не остались служить. Да потому что им даже значка не дали за их пот и кровь. Какой-то дебил придумал: для того, чтобы получить орден, надо быть обязательно убитым или раненым. Но обычно бывает как раз наоборот – твое мнение никого не интересует. Мне кажется, что, например, тот же Виталий Кличко, за которого проголосовало много народу, мог бы собрать авторов лучших идей, прозвучавших на выборах и сказать: «Слушайте, в ваших программах есть рациональные зерна. Давайте вместе воплотим ваши идеи. И я думаю, что Дима Васильев, со своей концепцией улучшения качества питьевой воды в Киеве, или Вика Подгорная, с замечательным проектом Smart City, ему бы не отказали. Та же беда у Кличко, что у Януковича и Порошенко… Поэтому Петр Алексеевич сейчас президент 54% населения Украины и никуда от этого не деться.
– Семенченко советует продвигать молодых полковников в генералы. Говорит – таланты есть. Вы это не обсуждали в Генштабе?

– Извините, а можно я не буду обсуждать рекомендации Семена Семенченко или, там, Антона Белецкого? А также других комбатов, которые не готовы войти в состав ВС, но требуют себе артиллерию, авиацию и танки? Есть офицеры, потенциал которых позволяет значительно раньше получить и досрочное звание, и, самое главное, должность, позволяющую брать на себя больше ответственности. Но есть и еще одна проблема. Когда назначался начальник Генерального штаба, не то, что не было очереди желающих занять эту должность – все эти, с*ка, мухоморы с кучей звезд на погонах попрятались, когда понадобилось взять на себя ответственность. Я не считаю Виктора Николаевича Муженко выдающимся полководцем, но я считаю, что к нему не всегда справедливы. И меня не еб*т мнение Семена Семенченко или, бл*дь, бабы Таси из Кировограда о том, какой он начальник штаба. Меня интересует мнение Маршала, Майка, Медведя – людей, которые реально воюют, а не этой пиз*оты фейсбучной, которая Михаила Коваля снимала с Министра обороны. И шо ох*енного мы получили взамен? Фарфоровые зубы? Когда в угоду этой пид*расне Коваль объяснял устройство бронежилета «Корсар» в Верховной Раде, я чуть со стыда не сгорел… Я и Михаила Вадимовича не считаю военным гением, но он закончил Военную академию им. Фрунзе, служил на высоких должностях в Государственной пограничной службе, ВДВ. У него, кажется, около 700 прыжков с парашютом. А потом стал целым Заместителем Андрея Парубия из самообороны Майдана. Только армией командовать – это не бочки по Майдану катать… На сегодняшний день самая большая проблема армии – отсутствие единоначалия, разброд и шатание, которые в ВС недопустимы, потому что от приказов командиров зависит жизнь солдат. Давайте смотреть правде в глаза. У нас есть Министр обороны со своими полномочиями. У нас есть начальник Генерального штаба со своими полномочиями. У нас есть командующий ВДВ, герой Украины, который как бы играет в свою игру. Лебедь, рак и щука…
«Петр Алексеевич решил вручить мне награду, чтобы я заткнулся»
– Можно ли верить сводкам Минобороны?

– Минобороны не нужна правда, ему нужны звуки всасывания слюны сквозь зубы. Что не речник у них, то полковник! Должны объединится Министерство обороны и Генштаб, а не эти окуни, говорящие головы. К генератору цветных полос – и то доверия больше. Им надо настроить коммуникацию с обществом, и, не выдавая страшных военных тайн, начать объяснять, что происходит. Потому что, к сожалению, только по тому как скулят россияне, мы понимаем, что дали кому-то пи*ды в Марьинке.
– Ты сказал, что награды у нас дают только раненым и убитым. Но, к примеру, Владимир Рубан считает, что награды вообще не надо давать, потому что у нас гражданский конфликт, украинцы убивают украинцев.

– Это Моторолла, что ли, украинец? Еб*л я в ср*ку таких украинцев. Пидо*асина из Коми. Когда мы были в терминале, он брал труп – сначала мы думали, что нашего бойца, но сейчас не исключаю, что это был их – подвешивал за ногу и мазал, с*ка, фосфором, чтоб тот светился в темноте… Ты не поймешь, что такое ночью вот эту ху*ню увидеть… Или еще пример: Хоттабыч забирает офицера, который погиб на той стороне. Привозят его в Днепропетровск, вскрывают, а он пустой внутри, все органы сняли на продажу… Вот мы с кем воюем. Я считаю, если 12 пацанов разворачивают «борт» и идут спасать своих друзей, попавших в засаду на БТРе, а не у*бывают, бл*дь, как некоторые из Илловайска или Дебальцево, и «достают» своих, то это настоящий героизм. И эти люди достойны наград. Сейчас самый дурной вопрос, который ставит в тупик большинство ребят: «А сколько ты убил?» Я говорю – ты спроси не сколько он убил, а сколько спас. Не едет туда никто, чтобы убивать. Мы чужих границ не пересекали, хотим вернуть свое.
– Тебе ведь тоже дали боевой орден?

– У меня Орден Богдана Хмельницкого III степени – боевой. Я подозреваю, Петр Алексеевич решил вручить мне награду… чтобы я заткнулся. Но я еще при награждении сказал, что хотел бы пересечься с ним и поговорить. Про лояльность к тому, что творится сейчас в стране, не может быть и речи. Я получал орден одновременно с Маршалом, Медведем, Майком, Грачем, Цунами, Адамом – офицерами, с которыми был в Донецком аэропорту. Это не те пацаны, которые одобрили бы вручение награды, если бы я ее не заслужил. И в преддверии Дня вооруженных сил, 6 декабря, я не посчитал правильным харкнуть им в рожу и сказать: «Я, бл*дь, не пойду на вручение». Слишком много мы вместе пережили. Я знаю, за что эти пацаны получили награды. Не за гражданскую войну. А за то, что, когда их кидали в самые большие ж*пы, они спасали людей, в том числе и гражданских. Да, бывало, разваливали и блок-посты, из которых выбегали люди с криками «Аллаху Акбар!», или какие-нибудь буряты. Ни х*я себе, гражданская война Украины с Бурятией!
В Киеве только 40 000 человек умеют читать
– В Фэйсбуке ты рассказывал о встрече с Петром Алексеевичем, говорил, что он внимательно тебя выслушал…

– В чем я согласен с Борисом Филатовым, так это в том, что общение с Порошенко дает крылья. Он внимательно слушает, отвечает на вопросы, обещает, но потом ни х*я не происходит. Может, думает, что я забыл его обещания? Но никакой «мэн ин блэк» мне память не сотрет. Я, например, задал вопрос: «Петр Алексеевич, вы говорили о тысяче гривен в день для участников АТО и миллионе страховки». Он ответил: «Да, но у нас ведь не все люди в «красной зоне», где ведутся реальные боевые действия». Недавно узнаю, что, к примеру, Мариупольской военной части, которая в апреле отразила штурм, дали единоразово по 2 000 грн. премии на нос. И все…
– Год назад, 25 мая, ты принял участие в выборах мэра – как кандидат в градоначальники. Не жалеешь сейчас, что взывал к здравому смыслу горожан?

– Я думаю, мы все-таки заставили людей думать и выяснили количество людей в Киеве, которые умеют читать. 30 000 голосовали за меня и 20 000 за «Демократов», то есть в общем за меня и команду одновременно проголосовало порядка 40 000 человек. За что я им искренне благодарен, это много. Это полный Дворец спорта. А остальные пытались по крайней мере в чем-то разобраться.
– Есть одно слово, которым можно охарактеризовать прошедший год?

– «Пиз*ец»… И еще, может быть, «усталость». По правде говоря, я хотел, чтобы выборы поскорее закончились, потому, что я все-таки человек с Майдана и видел себя не на плакатах в Киеве, а по дороге на Донузлав, на Чонгар, в тот же Изюм. Больше всего у меня садятся батарейки не от того, что я в дороге – это мое нормальное состояние. А от того, что мы занимаемся сизифовым трудом. У нас каждая волна мобилизации приносит старые проблемы: опять одеть, обуть людей, раздобыть тепловизоры, машины…
– Что должно случится, чтобы ситуация изменилась?

– Должно что-то прилететь… в эту историю… Я же не говорю: бл*дь, надо теракт. Нужен свежий сценарий.
Власти нужно научиться говорить правду
– Может быть, какая-нибудь метафизика? Говорят, если восстановить разрушенную Десятинную церковь, Украина опять расцветет…

– Давай, прежде чем восстанавливать Десятинную церковь, уберем ряд моментов, которые на голову не налазят. С*ка, мы живем в городе, где Авиазавод им. Антонова, находится на улице Туполева, где существует Театр русской драмы им. Леси Украинки. Я не против Театра русской драмы и не против Леси Украинки, я, бл*дь, против того, чтобы это был один и тот же театр. У нас всю жизнь маленький кусочек объездной дороги называется Большой окружной. Только вот круга вокруг Киева нет, чтобы его построить, надо еще два моста поставить над Днепром…
– У меня создалось впечатление, не знаю, может и обманчивое, что Порошенко в последнее время внутренне успокоился. Это к добру или к неприятностям?

– Может быть, получил какие-то гарантии, знает дальнейшее развитие ситуации? А вообще, мне кажется, власти у нас ни х*ра не делают, и боятся, что все об этом узнают. Там все так запутано, такая вермишель…пока сам не съешь, не поймешь. Я выступал несколько раз на «Шустере», говорил обычные, доходчивые вещи, хотя и без матюков. И получал 100% поддержки. Может, нашей власти тоже нужно научиться говорить правду?
– Из тебя получился бы хороший джайн.

– Что это такое?
– Есть в Индии такая религия – джайнизм – последователи которой говорят только правду. Еще они не ходят ночью, потому что боятся раздавить в темноте букашек…

– (смеется). Спасибо. Наверное, это не про меня. Я больше всего боюсь наступить на растяжку…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments