April 16th, 2013

Лев Панамский ( книга ) Ч 8

На выходные я поехал к бабушке с цветами и купил Изе самое дешевое пиво, по вкусу не буду говорить что напоминающее! Но он его любил, так как в принципе ему было все равно, что пить, ведь он не видел, что пьет. Изя не замедлил узнать, купил ли я пиво или украл. Я сказал, что украл, а цветы сорвал в городском садике, где когда-то лежал Зяма. Я, кстати, в память о нем поклялся никогда не кушать черепаший суп и честно держу слово по сегодняшний день.

Погостив у бабушки с Изей и сьев штук пять котлет, а такие вкусные не делал никто в мире, кроме бабушки, я побежал на океан. Ой, как я купался, как я плавал, как загорал после трудовой недели! Как ты заметил, женщин в этот период жизни у меня не было. Я целенаправленно шел к заветной мечте обогащения, и меня ничто не могло остановить на этом честном рабочем пути! В понедельник я к Ашеру, и он мне говорит: "Послушай, я тобой очень доволен и решил уволить всех других маляров, так что вся работа будет твоей!" Он корректно умолчал, что и сам доволен, что будет тырить больше, и с гордостью повторю, тырить, а не зарабатывать, так как зарабатывал Я!

Все, буду закругляться, хочу спать, у нас уже два часа ночи и храп стоит такой, что вот-вот стены упадут! Я засуну ваточки в уши, а то по-другому не уснуть, но главное — не забыть их утром вытащить, а то я как-то забыл, а потом полдня ходил и думал, насколько же я постарел, что так хреного стал слышать, хотя до Изиного возвраста мне остается еще сорок три года! Все сплю.

Я пропустил несколько дней, так как был в депрессухе, не люблю этого слова, но такое чувство, что черт в тебя вселился и тянет вниз. Вот сижу на кровати и чувствую, что меня тянет вниз. Я повторяюсь, но это для себя, потому что это чувство физически не очень легкое и неприятное. А я вроде цепляюсь за что то, чтобы меня не утащило вниз. Ну наверное низ — ад, или преисподняя, или хрен знает что. Я когда так себя чувствую, понимаю людей, которые пишут сценарии для ужастиков. Видимо, у них тоже такие же чувства, и они их пытаються нам передать. Ну, вот это вкраце о состоянии моем за последнии четыре дня, а сейчас мне лучше, и даже сам не знаю почему. Странно все как-то: пытаюсь понять и не понимаю ничего. Все высказал и уже совсем полегчало!

Я остановился на том, что решил покрасить всю Америку! Ну, это громко сказано, но вот Майами — это точно! Как ты помнишь, я покрасил квартиры и получил в последующий понедельник от Ашерa две новые квартиры на покраску. Я сделал следующее. Поехал в шесть утра в даун таун Майами, на рынок труда (это такое место, куда приезжают со всего города люди, ищущие работу, и люди, которые ищут рабочих, то есть, своего рода, супермаркет людей). Машины двигаються медленно сквозь ряды людей, стоит шум, все кричат, как на бирже, хотя это и есть биржа труда. Так вот, я и подъехал вальяжно на своем грузовичке, корорый я по случаю приобрел специально для работы у одной девушки за двести баксов. Приехал первый раз, привык к ситуации. Передомной была толпа, вернее сказать, море людей, которые при каждом проезде машин колыхалась, как волна. Я пошел на второй круг, выбирая глазами правильных людей. Я притормозил и крикнул трем людям на покраску. Крикнул, как какой-то заправский рабовладелец, выбирающий рабочих на плантацию! В основном, все чернорабочие — это либо нелегальные иммигранты, пытающиеся что-то заработать, или легальные иммигранты, но без определенной профессии. По поводу денег я узнал заранее: в основном все платили этим ребятам по пятьдесят долларов в день, хотя можно было торговаться и платить им меньше, так как у них не было выбора.

После того, как я крикнул, в мой кузов забрались двое мужчин среднего возраста и один старичок! Не такой старенький как Изя, но под семьдесят — это точно. Сказать ему сойти я не смог бы, так как, во-первых, уважаю старших, во-вторых, видимо, если он стоял в той толпе, то ему нужны были деньги, а в-третьих, я его даже зауважал! Ты знаешь, у меня нет обьяснения по этому поводу. Оно у меня появилось как-то спонтанно, когда я узнаю что люди — кубинцы, я их автомотически люблю и уважаю. Почему? Убей меня, не знаю. Нет этому объяснения, и это не важно мужчина или женщина! Мог бы сейчас съязвить или приписать что-то по поводу кубинских женщин, но не буду, так как то, что я сказал — чистая правда! Может я в прошлой жизни был кубинец? А может я жил когда-то на Кубе? Я очень люблю Кубу, хотя никогда там не был, но всегда хотел там побывать, а значит буду!