September 6th, 2013

Чтиво

Я родился в Пхеньяне. Хуже места не придумаешь. Быть бедным плохо везде, но быть бедным в Корейской Народно-Демократической Республике — роковая ошибка судьбы. Это не республика, не демократическая и уж совсем не народная. Правит там сумасшедший диктатор Ким Чен Ир. Он происходит из династии коммунистических президентов. Все свои силы он тратит на то, чтобы строить ядерные ракеты, пыточные застенки и гигантские памятники в свою честь. Страна живет во лжи и терроре, оппозиции нет, все вынуждены прославлять «луч солнца, освещающий весь мир», воздавать почести жестокому карлику, который ходит на каблучках, наращивает себе волосы и провозглашает себя источником всей мудрости на земле». Но страшнее всего то, как он обращается со своим народом. Он превратил север страны в огромный трудовой лагерь, где сознательно морит голодом миллионы людей лишь для того, чтобы подчинить их своей воле. Экономика заброшена. Сотни тысяч людей умирают от голода, и всем на это наплевать. Ким Чен Ир провозгласил себя вечным президентом, но появился он на Земле только для того, чтобы терзать и унижать своих соотечественников. Он поддерживает всех остальных диктаторов в мире — в Иране, на Кубе, в Судане. Все сволочные сумасшедшие тираны дружат между собой.

Мой отец был учителем французского языка. Он рассказывал о Франции как о земле обетованной, как о свободной и просвещенной стране, где поддерживается свободомыслие. Однажды он не выдержал. Он построил из подручных средств лодку, и мы, вместе с матерью, уплыли из неохраняемой бухты, находившейся недалеко от порта Нампо, на юго-западе страны. Мы долго блуждали по Желтому морю, по Западно-Корейскому заливу. На нас напали китайские пираты, которые шныряют там в несметных количествах, собирая дань с потерпевших кораблекрушение. Мне было восемь лет. Мать спрятала меня под одеялом. Пираты убили моих родителей, наша самодельная лодка продолжала плыть, и ее в конце концов заметила группа спасателей, которую поддерживала ассоциация врачей-добровольцев. Это были «Врачи без границ». Французы. Судьба после стольких злоключений словно подмигнул мне: «Ты любишь Францию? Вот тебе Франция».