December 2nd, 2015

Похоже, мы потеряем союзника

Похоже, мы потеряем союзника. К избранию олигарха президентом Аргентины


Кто боролся

В Аргентине завершились президентские выборы. С крошечным перевесом (51,5% против 48,5%) кандидата от "левых", то есть от условно левоцентристской фракции в центристской партии, победил кандидат от "правых", то есть потомственный олигарх, президент футбольного клуба и мэр Буэнос-Айреса.


Победителя зовут Маурисио Макри, он сын одного из богатейших людей страны, "потомственно успешный" строительный магнат и владелец неоднократного обладателя южноамериканских кубков клуба "Бока Юниорс".

Проигравшего зовут Даниель Сциоли, и он скромный сын бизнесмена средней руки, восьмикратный чемпион мира по гонкам на катере, женат на модели, внебрачная дочь, экс-директор аргентинского отделения Electrolux. При первом "левом" президенте Несторе Киршнере Сциоли служил вице-президентом.

"Условные левые", вообще-то ведущие свою партийную историю от "поп-диктатора" Хуана Перона, руководили Аргентиной в течение 12 лет - сначала президентом страны был Нестор Киршнер, затем его супруга (позже вдова) Кристина Фернандес Киршнер. Сциоли, констатируют политологи, "не сумел поддержать ту связь с рабочим электоратом, какую сохраняли Киршнеры".

У Макри, помимо связи с его электоратом, есть связи и получше. Он, что вряд ли сюрприз, является глубоко проамериканским кандидатом. Незадолго до выборов через Викиликс были опубликованы документы, согласно которым Макри в американском посольстве призывал США "быть пожёстче с Аргентиной" и "запускать шоковую терапию" её правительству.

В общем, классический "свой сукин сын" из кинематографа.

Что теперь будет

Во внутренней политике одной из крупнейших стран Южной Америки (42 млн жителей, ВВП на душу населения по паритетной покупательной способности приблизительно равный российскому) произойдёт то же, что и в большинстве стран сегодняшнего кризисного мира: пройдут реформы по ликвидации элементов социального государства.

Партия, опиравшаяся на всяких там работяг в униформе, проиграла - и её социальная база за это будет расплачиваться. Будут сокращены пособия и прочая "социалка". В результате класс "держателей акций" будет наслаждаться "более благоприятным инвестиционным климатом", а класс рабочий - который в Аргентине, индустриальной державе, до сих пор остаётся чётко очерченным явлением - будет меньше получать и больше работать.

Во внешней политике Аргентины изменится "всё", как пообещал в предвыборной гонке Макри. В частности, он "дистанцируется от левых режимов" (Венесуэлы, Эквадора, Кубы, Боливии) и будет плотнее союзничать с правыми режимами (Мексики, Перу, Колумбии и Чили).

Что будет с российско-аргентинским сотрудничеством - вопрос отдельный. Весной этого года в ходе встречи В.В. Путина и К.Фернандес Киршнер было подписано свыше 20 контрактов на многие миллиарды — в том числе в сфере атомной и гидроэнергетики (строительство новых блоков АЭС и новых каскадов ГЭС в Аргентине), а также военной: речь шла, в частности, о поставках значительных партий самолётов и вертолётов. Со своей стороны Россия предлагала свой рынок для аргентинских продуктов, аналогичных "санкционным".

Отношения и перспективы были так хороши, что по меньшей мере дважды в интернет вбрасывались слухи о скором строительстве в Аргентине военной российской базы.

Так вот. Как показывает практика, проамериканские лидеры во всех странах без исключения пытаются по возможности свернуть сотрудничество с Россией.

Разумеется, в настоящий момент Аргентина находится не в настолько блестящем экономическом положении, чтобы отказываться от российских инвестиций и рынка. Однако и Болгарии очень пригодились бы 200 000 000 евро ежегодно от "Южного потока". А когда дошло до дела - выяснилось, что экономический интерес страны для марионеточного режима куда вторичнее личного политического.

Проявит ли себя Макри такой же марионеткой, как и восточноевропейские коллеги - покажут ближайшие месяцы.