December 15th, 2015

Заставить себя не позорить страну



Ганапольский Скандал, произошедший в Киеве на Национальном Совете реформ, безусловно всколыхнул украинскую общественность. Ситуация оказалась парадоксальной – крупно поссорились три стороны, активно проводящие реформы. И действительно, министра внутренних дел Авакова никто не упрекнёт в отсутствии реформ в его ведомстве — новая полиция у всех на виду. Премьера Яценюка тоже не упрекнёшь – его правительство, пусть со скрипом, но реформы двигает. Саакашвили активно реформирует Одесскую область – всю информацию о тамошних преобразованиях можно легко найти в Интернете. И, казалось бы, мир им всем, да любовь. Да не получается. И вот практически на ровном месте, да еще на Совете реформ(!) вспыхивает перебранка. Грязная и постыдная. Да еще при президенте, который, из-за этого, останавливает заседание. И эту перебранку совершают высшие чиновники, которые бесконечно осуждают драки в парламенте. Конечно, всё потом стерпится-слюбится – вражду удастся погасить, а гонор успокоить. Однако, произошедшее рождает массу вопросов. Ну, во-первых, вопрос базовый – насколько страна готова к иностранцам, которых сама же и пригласила, да еще выдала им украинские паспорта, признавая их необходимость для реформ. Похоже не очень готова, ибо выкрик Авакова в адрес Саакашвили «Убирайся из моей страны!», а потом добавка от Яценюка – оскорбление «гастролёр» и «убирайся из Украины!» не слишком любезны, так мягко скажем. Второй вопрос — мода украинских политиков бесконечно обвинять друг друга в коррупции, не подтверждая это никакими доказательствами. Эту моду немедленно перенял Саакашвили – его обвинения в адрес окружения Яценюка звучат практически в ежедневном режиме. В ответ звучат обвинения в том, что сам Саакашвили выстраивает коррупционные схемы. И тоже не приводится никаких доказательств. Разобраться в этом деле должен новый аниткоррупционный прокурор и антикоррупционное бюро, которое занимается исключительно высшими должностными лицами. Но пока они выяснят «кто тут у нас действительно коррупционер», абсолютно очевидны две вещи: Во-первых, украинским чиновникам «в пятом поколении» придётся привыкать, что Европа, куда они стремятся, предусматривает свободный рынок труда. Так что систему «свой-чужой» нужно забыть. А второе – нужно заставить себя не позорить страну. Буквально завтра Порошенко отправляется в тур по Европе, где будет агитировать за безвизовое будущее Украины. Думаю, после случившегося, его миссия будет существенно усложнена

С чем связано резкое обострение военных действий на Донбассе


САНИН Алексей

В последние несколько дней на линии соприкосновения на Донбассе наблюдается очередное обострение — обстрелы фиксируются на всех направлениях, а по ряду направлений они уже проходят по большей части днем — например, на северных окраинах Горловки.
Вооруженные силы Украины (ВСУ) постепенно продвигаются по нейтральной зоне. В мониторинговой миссии ОБСЕ насчитали более 200 обстрелов с обеих сторон.
Почти неделю обстреливались жилые кварталы крупных населенных пунктов, в том числе из минометов, АГС, ДШК, БМП, которые, в принципе, давно должны были оттуда вывести.
Наиболее напряженная обстановка сложилась на северной дуге фронта от аэропорта, Песков и Спартака (оба поселка — северо-западная окраина Донецка) со всеми остановками до бахмутской трассы.
Постоянным терроризирующим атакам подвергались населенные пункты и позиции Вооруженных сил Новороссии (ВСН) вдоль дороги Донецк — Горловка, а также нейтральная полоса и небольшие населенные пункты, где не до конца разграничена линия соприкосновения.
ВСУ вводили в бой только небольшие по численности части, которые просто провоцировали ВСН проявить себя, постепенно наращивая огневую мощь и передвигая обстрелы вглубь линии обороны.
В целом все это очень похоже на очередную разведку боем, способную перерасти в нечто куда более неприятное. Но если летом ВСУ прощупывали общие танкоопасные направления, годящиеся для быстрого продвижения вглубь территории, то сейчас эти участки фронта почти не были задействованы.
Исключение составили бои в районе Волновахи 7 декабря, длившиеся несколько дней и заранее анонсированные негосударственными украинскими СМИ как победное продвижение.
Несколько газет и интернет-сайтов, от которых потом можно легко откреститься, еще до атаки на позиции ВСН под Волновахой опубликовали сообщения о «прорыве линии обороны сепаратистов» и «выходе на оперативный простор».
В ходе боев под Волновахой крупные населенные пункты не пострадали, а, следовательно, не было возможности как-то наглядно подтвердить победную поступь.
Чуть позже выяснилось, что никакого «прорыва», «выхода на простор» и вовсе не было. Хотя именно волновахская группировка ВСУ — вторая по численности и обеспеченности на всем фронте.
Первая все-таки на «северной дуге». Там бои велись по традиционной схеме, постепенно вовлекая все больше частей, никак не связанных между собой по командной линии.
Украинская сторона «разогревала» сама себя: приказы на ответный огонь сейчас отдаются лично главой Донецкой республики Александром Захарченко, которому не лень приехать на командный пункт и оценить обстановку.
Как правило, ответный огонь ВСН очень эффективен, но вся система политического решения настолько громоздка, что приказа можно ждать несколько часов.
Происходит административный эксцесс: техника ВСН подходит к линии фронта тогда, когда обстрел с украинской стороны заканчивается и все причастные к обстрелу быстро уходят.
Это сильно нервирует местных жителей, особенно на северной окраине Донецка. Они не хотят вновь переселяться в подвалы, и скрытая злость выражается уже в пожеланиях «решить проблему», отвоевав, наконец, Пески и Авдеевку.
С другой стороны, кардинальное изменение линии фронта сейчас возможно только с применением крупных механизированных сил, что означало бы возобновление большой войны.
За осенние месяцы ВСУ медленно, но верно, перевели под свой контроль достаточно большую по местным меркам территорию, считавшуюся ранее нейтральной. Иногда вместе с людьми.
Закончилась эта вакханалия лишь после минирования нейтральной полосы на «северной дуге» и в ЛНР. И сейчас значительная часть украинских потерь приходится именно на подрывы на растяжках бойцов передовых и разведывательных групп. А ведь курс скрытного перемещения и разминирования считался на полигоне в Яворове чуть ли не самым посещаемым у американских и британских советников.

Наступательные порывы ВСУ сосредоточены в основном в степной зоне, что несколько странно, поскольку зимой тут нет никакой маскирующей листвы. Больше всего раненых поступает в городскую больницу Дзержинска, она ближе всего. Но привозят даже в Харьков.
Местные жители на трассе у пропускного пункта «Зайцево». Дорога из Горловки до Артемовска остается единственной стабильно функционирующей, по которой жители двух областей могут передвигаться
Дорога из Горловки до Артемовска остается единственной стабильно функционирующей, по которой жители двух областей могут передвигаться
Если исходить из того, что ВСУ придерживается старой тактики, то стоит чуть надавить, и все превратится в мясорубку в каком-нибудь отдельно взятом населенном пункте или около него.
В последние дни таким запалом вполне могли послужить бои вокруг террикона севернее Горловки, столкновение на волновахском направлении, обстрелы в Зайцево, где могли пострадать дети, а также круглосуточные обстрелы Старомихайловки к западу от Донецка. На захваты в нейтральной зоне ВСН не реагировали.
Более серьезные изменения линии фронта возможны только с введением в бой крупных воинских подразделений. Никто не говорит о том, что это в состоянии сделать только украинская сторона.
Терроризирующие обстрелы жилых кварталов снова приблизились к настолько критической фазе, что отогнать артиллерию противника на разумное расстояние — задача, за которую бойцы ВСН готовы взяться хоть сейчас. На это нет политического решения.
В таких условиях не исключено, что военные действия развернутся самостоятельно, без оглядки на начальство. Единственный опыт показательного, почти театрального применения «миротворческой практики» — в районе Широкино, почти превратившегося в потемкинскую деревню для наблюдателей с Запада. Но и там события переместились в степь севернее.
Похоже, и в ОБСЕ поняли, что широко разрекламированная демилитаризация Широкино случилась только по одной причине: с военной точки зрения этот кусок земли никому не нужен.
Технологическая стадия
Обстрелы со стороны ВСУ и втягивание ВСН в стрелковые бои уже не носят исключительно ночной характер. Несколько участков фронта перешли в режим круглосуточной войны, разрывы на окраинах Донецка раздаются постоянно. Артиллерия и минометы работают без всякого стеснения. Такого не было очень давно, и, видимо, прекратить это до Нового года не получится.
Другое дело, что ВСУ не подготовлены к зимней войне. Уже сейчас увеличились небоевые потери, в том числе случаи обморожения, хотя особых холодов еще нет. Снабжение армии хромает, а в некоторых частях, особенно пехотных, чуть ли не официально обеспечение солдат теплой одеждой возложено на них самих.
В стратегическом плане война все заметнее переходит в более технологическую стадию. Удешевление беспилотников обеспечило их массовые поставки на фронт. Значительная часть огня ВСН сейчас связана с охотой за украинскими беспилотниками.
На фоне постепенного снятия ВСУ своих минных полей на «северной дуге» такая активность беспилотников — еще один знак, что наступление все-таки готовится.
Но уже неоднократно отмечалось, что наступление на «северной дуге» — почти самоубийственное для ВСУ мероприятие. ВСУ и так несут ежедневные потери в степной зоне на простых растяжках, что же будет, если в Киеве все-таки решатся на фронтальное продвижение через индустриальную зону?
Тактический успех, перекрытие дороги Донецк — Горловка, обернется чудовищными потерями и очередными «котлами», которых только на первый взгляд там может быть три. С учетом общих странностей украинского военного управления ВСУ очень рискуют, перемещая центр наступления на новое и неизведанное направление.
Но, с другой стороны, попытки прощупать оборону у Марьинки, под Павлоградом и теперь у Волновахи тоже ничего хорошего не принесли.
В итоге все пока сводится к местным боям, чреватым превращением в очередную бойню.
Некоторые цели вполне могут быть определены по политическим, а не военным соображениям. Помимо традиционного уже аэропорта, это Дебальцево и Горловка, а также пресловутая северная дорога.
На луганском направлении все спокойней, но концентрация украинской тяжелой техники у Счастья уже давно вышла за рамки «Минска-2».

Если об этом кто-то вообще сейчас думает.

Про лес кругляк от фэйсбучных друзей

Andrey Cruz

Забавно, но...
люди продолжают видеть экономику какими-то советскими путями, я даже хз как у них это получается. Разговор, в частности, за лес-кругляк зашел. Сказал человек: гонят лес-кругляк на экспорт вместо чтобы самим мебель из него производить!

Так вот я чиста разъясню за мебель:

Для того, чтобы мебель производить, надо ее еще и продавать. Финны продают, потому что у них все производство налажено и есть такая вещь как "конкуретнтоспособность". Производить мебель в Финляндии, Польше, Испании и других местах легко и просто, потому что малый бизнес поддерживается (там нет корпораций "Росмебель" с очередным Сечиным во главе, как и у нас нет), работать просто, а кредиты под разумный процент.

Чтобы произвести мебель в России, надо сначала где-то взять на это денег, потом пройти все круги ада с проверяющими, отнести на себестоимость каждую тварь, которая будет ходить к тебе на кормление, попутно нарушив финдисциплину, после чего к тебе придет другая тварь и тоже потребует, а потом эту мебель как-то еще и продать, потому что цена будет выше чем у финнов в результате, а качество чуток пониже в силу отстутствия опыта.
Поэтому те, кто гонит кругляк - они бы и рады, может быть, продавать мебель, да не стоит это все такого гемора и такой головной боли. А те, кто пытался мебель все же производить, съехали в Польшу, например. Открыли фабричку в маленьком городке, а там вместо нахлебников им и льготы какие-то за то, что рабочие места, и всякий режим максимального благоприятствования.

Я вам даже чуть больше расскажу: вот прямо сейчас пытаюсь продать два российских проекта на запад. Причем если в первом случае там все же российская составляющая остается, хоть и прикрывается владеющими офшорами и еще кучей способов, то во втором - вообще нет. Почему? Очень просто:

Российский инвестор в природе не существует. Есть группа людей, которая в свое время отжала денег и на них сидит. И смысла в развитии не видит. Потому что если у тебя есть 10 миллиардов, то большой разницы с 11 миллиардами у них нет, а хлопот прибавится. Именно у них сосредоточена почти вся оборотка в стране. Но им и так заебись, они вон яхты лучше как эсминец "зумвалт" закажут. В десять глоток жрать - и все равно не сожрешь. Так называемые "инвестиционные компании" оперируют именно их деньгами, то есть вкладывают туда, куда хотят те, то есть или в попильные проекты, или спекуляционные.

Если они пытаются во что-то инвестировать, то с вероятностью в 70% это выльется в попытку отжима. Потому что отнять дешевле чем купить, а ответственности у них нет никакой. Законы не работают, меньший бизнес беззащитен перед большим.

Если все же купят, то дешево, и не развивать. а "шоб було". Положат под жопу и будут сидеть. Потому что и так хорошо, а это вдруг когда-нибудь потом понадобится.

Как результат создатели технологии и проекта в принципе отказались работать на внутреннем рынке. Категорически, с формулировкой "нахуй". Потому что принимать риски по цепочке "наебут-проебут-заебут и ничего не сделают" не готовы. И проект они хотят реализовать, а не завалить, пусть даже и за деньги. А вот буржуям проект нравится, к слову. Очень, до дрожи.

Все экономические успехи в России - это успехи или госкапитала, или крупного на госпрограммах. Мелкий и средний в России существует в самых худших в мире, наверное, условиях. А именно он должен производить ту мебель или хотя бы заготовки под нее, на которую пойдет кругляк. А пока кругляк идет за границу и будет идти.

UPD: к вопросу о "стране столько мебели не надо сколько кругляка идет". Стране - нет. А при нвнешнем курсе рубля можно половину внешнего рынка занять, если будут кредиты на основные средства. А конструкторов с дизайнерами можно тамошних сманить. Но кредитов и инвестицый хуй, так что кругляк на экспорт.