May 22nd, 2016

Порошенко: Именно мы, украинцы, защищаем Европу от варварства и тирании России


Украинский президент Петр Порошенко, выступая на торжествах по случаю Дня Европы на Украине, заявил, что его страна находится на «передовой защиты европейской цивилизации», сообщает издание «Факты и комментарии».

«Сегодня именно мы, украинцы, защищаем Европу от варварства, тирании, терроризма, агрессии, милитаризма, которые нависли над всем нашим континентом. <…> Наша “революция достоинства” была революцией за Европу. Наша борьба против российской агрессии — борьбой за Европу. Поэтому День Европы — это наш украинский, исторический праздник», — подчеркнул Порошенко.

Он также заявил, что украинский народ платит высокую цену за свой европейский выбор. По словам Порошенко, стремление «вернуться в общий европейский дом» стало для украинцев национальной идеей, которая объединяет украинский народ.

«Европа для Украины — это не просто географическое понятие. Европа — это будущее Украины, это ее исторический дух», — приводит издание «Факты и комментарии» слова Петра Порошенко.

День вышиванки отметили в Канаде на высшем уровне


Премьер-министр Канады Джастин Трюдо, пять федеральных министров, депутаты канадского парламента и представители правительства отметили Международный день вышиванки, надев украинскую национальную одежду, передает телеканал «112 Украина».

Так, министр по делам ветеранов Кент Хер провел в вышиванке час ответов на вопросы оппозиции к правительству в парламенте. Мероприятие транслировалось по телевидению на всю страну. Депутат Борис Вжисневский утверждает, что это первый подобный случай в истории Канады. В свою очередь, канадские депутаты пришли в вышиванках на заседание парламента.

«112 Украина» сообщает, что после заседания министр международной торговли Христя Фриланд, министр трудоустройства, развития трудовых ресурсов и труда Мари Анн Мигайчук, министр гражданской безопасности Ральф Гудейл и министр по делам ветеранов Кент Хер вместе с депутатами Либеральной партии в вышиванках исполнили куплеты из украинской песни «Взял бы я бандуру».

Президент Украины, встретившись с экс-премьером Швеции Карлом Бильдтом, подарил тому вышиванку в честь праздника, утверждает канал.

Шаг от бездны


Пока взгляды всего мира мечутся между эсхатологическим легионом ИГИЛ*, пожирающим Ближний Восток и искрометной улыбкой Трампа, постепенно завоевывающей США, Латинская Америка оказалась в эпицентре торнадо, сметающего, казалось незыблемые, бастионы «Боливарианской революции». Левые режимы всего континента трясет «от киля до кормы» и края этому не видно.

Первый тревожный звоночек прозвенел еще после импичмента президенту Парагвая Фернандо Луго 22 июня 2012 года(здесь, небольшой обзор ситуации в Парагвае). А поражение «левых» на президентских выборах в Аргентине в октябре-ноябре 2015 года уже в полной мере очертило контуры новых политических и экономических тенденций на всем континенте. За несколько месяцев своего правления Макри продемонстрировал, что настроен решительно и готов заплатить высокую политическую цену за «смену левого курса». Вслед за этим, начало трясти уже и Бразилию, где Дилма Русеф оказалась в крайне уязвимом положении.

И вот, по последним сообщениям Венесуэльской оппозиции удалось собрать 1,8 млн подписей избирателей под петицией с требованием проведения референдума по вопросу об отстранении президента Мадуро от власти. Согласно конституции страны, теперь оппозиции придется собрать почти 4 млн подписей под второй петицией, необходимой для проведения референдума.

Такой ход событий, вполне может привести к тому, что Венесуэла, станет еще одним винтиком в механизме «правого разворота» Южной Америки, так как после падения цен на нефть политическая карта Латинской Америки меняется очень быстро.

Это стало закономерным итогом, того шапито, которое происходило в политической и экономической жизни страны в последнее время. Двухдневная рабочая неделя, невозможность варить собственное пиво, из-за нехватки импортного ячменя и как апофеоз, отсутствие средств для того, чтобы расплатиться за печатание собственной валюты.

Порой складывается полное ощущение, что дело происходит у Незнайки в Цветочном городе, а никак не в одной из, еще недавно, самых влиятельных стран Южной Америки.

Но к сожалению, приходиться признать, что все это происходит с Венесуэлой, которая просто погрязла в постоянно углубляющихся социально-экономических потрясениях и потеряла свое влияние в регионе.

В недавно опубликованном докладе Международный валютный фонд предрекает Венесуэле инфляцию по итогам 2016 года на уровне 720%. Это самый высокий показатель в мире. Но это еще не самое страшное, что может ожидать страну по некоторым прогнозам.

С падением цен на нефть, ускорившаяся инфляция и резко сократившейся импорт подпитывают тотальное разочарование действиями правительства. Хотя, безусловно, в экономическом крахе Венесуэлы нельзя обвинять только низкие цены на энергоносители.


Люди выстраиваются в очередь, чтобы купить туалетную бумагу и детские подгузники в супермаркете в центре Каракаса 19 января 2015 года REUTERS

Уже в 2013 году (накануне прихода к власти Н. Мадуро) экономика страны находилась в крайне тяжелом положении и держалась в основном за счет высоких мировых цен на нефть — основной экспортный товар республики. Государственный долг Венесуэлы составил 70 % ВВП, а бюджетный дефицит — 13 %. Хотя по итогам 2013 года ВВП страны вырос на 1,6 %, но инфляция оставалась очень высокой — 56,3 %.

Причина этого – в наследии Уго Чавеса, чья внутренняя политика слишком сильно накренила Венесуэльскую лодку влево, зачерпнув воды, по самый борт.

Правительство Чавеса активно пыталось перераспределять сверхдоходы от нефтегазового сектора на социальные цели (субсидии на электроэнергию, а также огромные расходы на социальные пособия, здравоохранение и жилье), но практически не использовало их для развития экономики страны, её диверсификации или новых инвестиций в нефтегазовой сфере.

Падение уровня безработицы было достигнуто Чавесом за счёт активного расширения государственного сектора. В 2007—2008 годах в стране были национализированы не только нефтяная отрасль, но и чёрная металлургия, цементная промышленность и мобильная связь. Оказавшиеся в руках государства компании ставили задачей не повышение эффективности труда, а расширение занятости населения.



С 2003 года в стране централизованно устанавливаются цены на 400 видов товаров, включая продукты питания, «для борьбы с инфляцией и защиты бедных». Их результатом стал периодический дефицит продуктов (в государстве с тропическим сельским хозяйством) и резкий рост цен. В целом по стране в минувшее десятилетие инфляция составляла 21 % в год, однако продукты питания на чёрном рынке дорожали на 50 % ежегодно. Такая политика существенная сократила местное производство, увеличивая зависимость Венесуэлы от импорта. Введённый тогда же валютный контроль способствовал неэффективному распределению иностранной валюты и стимулировал откровенную растрату долларов за счет коррупции.

Мадуро, получив на полгода чрезвычайные полномочия от Парламента, объявил «экономическое наступление» и, в частности, ввёл 30-процентный потолок на прибыль для частных компаний. В стране возник дефицит основных товаров – таких как сахар, растительное масло, туалетная бумага. В рамках программы борьбы со «спекуляциями», некоторые торговые сети были национализированы, а их товары – конфискованы (за превышение допустимой нормы закупочных цен в 30%, что в условиях гиперинфляции является чем-то средним между утопией и насмешкой над здравым смыслом).

Но эти меры лишь усугубили ситуацию. Согласно исследованиям экспертов Центрального университета Венесуэлы и университета им. Симона Боливара, после прихода к власти в 2013 году Николаса Мадуро падение ВВП в 2016 году составило 8 %. Уровень бедности за последние три года увеличился с 23% до 73%.

Кроме того, правительство финансировало большой дефицит бюджета за счет печатания невероятного количества валюты, стимулируя, тем самым, самую высокую инфляцию в мире, которая разогналась до уровня 300 процентов.

Многие венесуэльцы верят, что в стране произойдет социальный взрыв задолго до обещанного экономистами экономического коллапса. Цены на продукты и товары растут ежедневно, полки супермаркетов почти пусты, отключения электроэнергии стали нормой. Боливар, настолько обесценился, что им брезгуют даже воры.

В начале февраля 2014 г. в Венесуэле (в основном в столице и крупных городах) начались демонстрации и акции протеста против политики лидера страны Н. Мадуро. В них приняли участие не только «средний класс», всегда негативно настроенный против такой политики, но и бедные слои населения, до тех пор благосклонно относившиеся к популистской политике «чавизма». С самого начала протестов президент страны Мадуро запретил любые уличные манифестации и назвал протестующих «фашистскими бандами».

Еще одним бичом для Венесуэлы стал рост преступности, которая достигла астрономических размеров. В 2015 году в стране было убито почти 28 тысяч человек, а уровень убийств составил 90 на каждые 100 тысяч человек, что является рекордной отметкой для Венесуэлы, и делает её самой опасной страной в мире, уступая лишь Сальвадору.

Однако, в таких условиях администрация президента Николаса Мадуро неоднократно откладывала осуществление мер жесткой экономии для решения этой ситуации, опасаясь высокой политической цены таких действий.

Все больше экспертов склоняется к выводу, что если Венесуэла продолжит свой «гиперинфляционный путь развития», то, скорее всего, Мадуро закончит свой срок правления намного раньше 2019 года.

Вполне возможно, что в стране произойдет или военный переворот бывших соратников Чавеса, недовольных политикой Мадуро, или под давлением региональных лидеров Мадуро вынужден будет передать бразды правления оппозиционным силам, которые имеют большинство в Национальном собрании.

Следовательно, для Единой социалистической партии Венесуэлы (ЕСПВ) основной проблемой, скорее всего, станет выработка стратегии выживания до президентских выборов 2019 г. Некоторые аспекты этого плана уже проявились, например, ряд губернаторов и членов высшего командования призвали к отставке президента.

Но даже если президент уйдет отставку (или его уйдут), новому правительству неизбежно придется столкнуться с практически невозможной задачей укрепления слабеющих финансов страны, не прибегая к мерам жесткой экономии, в духе резкого повышения цен на коммунальные услуги и бензин или урезания соцвыплат.


Но поскольку такие шаги будут скорее всего неизбежны, стоит готовиться, что правительство возможных «реформаторов» будет быстро сметено волной всеобщих протестов. Очень остро стоит вопрос и международной финансовой помощи. В 2007 году Чавес отказался от услуг Международного валютного фонда и Всемирного банка считая их «прихвостнями империалистов». Отношение может измениться, если новое правительство придет к власти. Но без финансовой прозрачности и значительного сдвига в сторону от чисто популистской экономической политики, международные кредиторы, скорее всего, не придут «на помощь» Венесуэле.



Пока лишь можно констатировать, что Венесуэла скользнула в пропасть и пока не ясно, каким образом, страна может начать создание основы для восстановления экономики.

Принимая во внимание финансовые трудности страны, ситуация политической и экономической неопределенности будет фактором жизни в Венесуэле на долгие годы.