June 1st, 2016

Почему Крым в ближайшие годы не станет туристической Меккой

Оригинал взят у aquatek_filips в Почему Крым в ближайшие годы не станет туристической Меккой
Не станет, друзья, не станет!
Можете сейчас рвать на груди рубашку, бросать в меня помидорами и обвинять в "неправильной" позиции относительно Крыма.
Причем причина проста и очевидна: сервис, качество и цена.
В Крыму это не взаимозависимые категории, а эдакие местные Лебедь, Рак и Щука:  у каждого своя жизнь и каждый живет сам по себе.
Высокая цена далеко не всегда соответствует уровню сервиса и качеству (будь то отель или ресторан), качество много чего на полуострове оставляет желать лучшего, ну а сервис и вовсе притча по языцах: много где о нем даже не слышали.

Покажу на примере одного отеля. Уважаемого в Крыму отеля! В него любят на выходные съездить даже местные жители...
Он называется Respect Hall Resort&Spa, имеет 4 звезды и находится в 20 км от Ялты в поселке Кореиз.
Подыскивая отель в Ялте на выходные, я столкнулся с совершенно чудовищным ценником на номера. 10 тысяч, 12, 15, 21,5 ....  Чуть прибалдев от такого шикарного выбора, решил посмотреть что-то чуть поодаль курортной столицы Крыма и сразу вспомнил о Respect Hall. А почему бы и нет, ведь считается хорошим отелем. Посмотрел цены. Оставалось два номера. Один довольно большой площади за 9280 и один за 15 тысяч. Бронирую тот, который за 9280.

А теперь внимание на фото. Это санузел не рабоче-крестьянского отеля в Урюпинске. Это санузел номера за 9280 рублей в отеле 4 звезды!!!
Класс? Но это еще далеко не все ...)

Respect Hall Resort & Spa

Collapse )

Неуступчивый Путин оставил страну без денег, но с суверенитетом


«У России тысячелетняя история. И она не будет торговать своим суверенитетом», – цитирует польский журналист Вацлав Радзивинович слова Владимира Путина. «Нет, нет, он ни за кем не повторяет. Лозунг защиты независимости страны от внешних влияний уже годы является фундаментом его политической веры», – пишет автор статьи в Gazeta Wyborcza.

«В Москве лихорадочно и, скорее всего, на ощупь ищут способы оживления экономики.
Президент собирает экспертов, причем очень разных, и велит им подсказывать, что бы сделать, чтобы экономика не сокращалась, как сейчас, а процветала», – поясняет польский журналист. «В кризис, в чем он не признается, он загнал страну сам», – подчеркивает он.

Когда в мае 2012 года он вернулся в Кремль, «по Федерации витал призрак белой революции», живописует Радзивинович. Путин издал «популистские майские указы», в которых обещал учителям и врачам зарплаты вдвое выше средних по региону, пенсионерам – регулярно индексируемую пенсию, солдатам – высокое жалованье и самое современное оружие. «Словом, он раздал, как говорят россияне, всем сестрам по серьгам», – отметил Радзивинович.

Тогда ситуация в экономике была неплохой. Доллар стоил 29,8 рубля, баррель нефти Brent стоил около 100 долларов. Годом позже стало еще лучше, потому что средняя цена «бочки» достигла 111-ти зеленых и о санкциях еще никто не думал. «Но экономика, несмотря на райские условия, уже начала тормозить», – отмечает журналист.

И вот на прошлой неделе, напоминает Радзивинович, премьер Дмитрий Медведев попал в Крыму в глупую ситуацию. Пенсионерка убила его вопросом: когда будет обещанное щедрое повышение пенсий, потому что уже не на что жить. Глава правительства ответил честно: «Денег нет. Вы тут держитесь, всего вам доброго, хорошего настроения и здоровья».

А Путин несколько дней тому назад, «собрав мудрые экспертные головы», услышал от своего бывшего вице-премьера и министра финансов Алексея Кудрина, что для того, чтобы деньги были, чтобы страна начала выходить из кризиса, было бы неплохо снизить политическое напряжение, то есть попробовать договориться с соседями, перестать ссориться с Западом. «Президент сразу же отклонил этот ценный совет», – отметил журналист. Как рассказывают участники тайного совещания в Кремле, президент напомнил своему бывшему министру и все еще другу о том, что «не мы первые начали», подчеркивает автор.

Путин признал, что Россия немного отстает и ей необходимы вливания современных технологий. Однако страна продолжает гордиться своей тысячелетней историей, и она в любом случае «не будет торговать своим суверенитетом». При этом Путин обещал, что он будет защищать суверенитет не только до конца своего президентского срока, но и вообще до конца своих дней. «Без компромиссов, но и без уступок. А в этом и нет ничего нового», – отметил Радзивинович.

Еще 10 лет тому назад кремлевский политолог Алексей Чадаев издал до сих пор актуальную книгу «Путин. Его идеология». В ней он аргументированно доказал, что президент и его ближайшее окружение видит свою страну в окружении коварных врагов, угрожающих ее суверенитету, плетущих заговоры, как бы присвоить природные ресурсы, которые в изобилии на российской земле, рассказывает польский журналист.

Чужие, пытаясь ослабить страну, хотят навязать народу России свои политические и системные стандарты, поэтому Путин должен опираться на нормы и основы, естественные для его страны и соответствующие ее многовековым традициям. Следовательно, строем, царящим в стране, должна быть не просто «демократия», как ее видят на Западе, а основанная на родных образцах «суверенная демократия», добавляет он.

Только такая форма государственного устройства защитит страну от внешних врагов и национал-предателей или пятой колонны, как в Москве называют оппозиционеров. Она убережет страну от самого большого несчастья, каким в Кремле считают «цветную революцию».

«Следовательно, денег, которые Путин обещал раздавать, – нет. Но есть суверенитет. И россиянам надо держаться. В этом они как раз хороши, и выдержать они могут многое», – резюмирует в издании Gazeta Wyborcza польский журналист Вацлав Радзивинович.

Почему стоит обращать внимание на оживляющуюся Россию


Низкие цены на нефть и экономические санкции являются двумя основными проблемами, стоящими сегодня перед Россией. Но они также и ключевые факторы реформ, из которых российская экономика выйдет значительно усиленной.

Может звучать парадоксально, но падение цен на нефть вкупе с необходимостью обусловленного санкциями снижения внешнего долга объединились, чтобы дать мощный импульс реформам.

То, что Россия уже скорректировалась, радикально изменив существующую ситуацию, является ранним признаком плюсов, вытекающих из использования новых возможностей. Годовое изменение ВВП оценивается в -3,7% в 2015-м, но при определенных допущениях не исключено, что цифры обернутся положительными в этом и следующем году, с примерно 0,4 и 1,9 процентами соответственно. Ответ российского руководства на то, что могло обернуться тяжелейшим кризисом показал, что уроки прошлого, похоже, были выучены.

Возможно самым важным в смысле официального ответа стало решение в ноябре 2014-го о плавающем рубле, что позволило валюте выдержать удар в смысле абсорбирования большей части рыночного ответа на кризис. Валюта упала с 31,9 рубля за доллар в 2013-м до 61 в 2015-м. Это должно укрепить торговый баланс России с $143,9 миллиардов в 2015-м до прогнозируемых $148 миллиардов в 2016-м и $173.1 миллиардов в 2017-м.

Но эта возможность оказалась не бесплатной, и выразилась в росте цен и, как следствие, снижении уровня жизни. Инфляция выросла на 12,9% в 2015-м, сократившись до 7 процентов в этом, и 6,1 процентов в следующем году, хотя официальные цели более амбициозны.

Политическая модель России, согласны ли вы с ней или нет, оказалась более стабильной, чем, скажем, бразильская. Для инвесторов эта стабильность и предсказуемость оборачивается затратами, но также предлагает и прибыль. Отчасти это стало возможным благодаря низкой и снижающейся безработице; согласно данным Росстата, общая безработица постоянно сокращается, упав с 5,5 миллионов в 2010-м до 4,1 миллиона в 2013-м и 3,9 миллионов в 2014 годах.

Если плавающий рубль стал одним из ключевых элементов реформы в России, то другой произошёл на рынках капитала. Под эгидой Центрального банка России Московская биржа укрепилась, дав стране собственные мощности финансовой системы мирового уровня. Плоды этой реформы можно увидеть в чистых прибылях финансового сектора, который в 2014-м оказался на 1,6 процента ниже уровней 2008-го, круто отскочив назад на примерных 660,6 процентов в 2015-м. Но нужно сделать больше. Главным приоритетом должен стать контроль инфляции, которая в годовом исчислении находилась на уровне в 9,8 процентов до января 2016-го, а целевыми для центробанка России на 2017 год являются 4 процента. Пойди она в обратном направлении и достигнув 20 и более процентов, это нанесло бы огромный ущерб банковскому сектору.

Наряду с инфляцией существует нужда в решении реформы социальных пособий, например, пенсий. В ряде профессий, от преподавателей до полицейских, люди уходят на пенсию на 10-15 лет раньше официального пенсионного возраста. Эти реформы могут оказаться непопулярными, и будут отложены до окончания парламентских выборов в сентябре.

И наконец, приватизация монополий государственного сектора играет жизненно важную роль. Ожидается, что первая волна приватизации придёт на рынок во второй половине этого года. Также ожидается, что правительство продолжит оказывать давление на компании, которые оно контролирует, чтобы те платили больше от прибыли через более высокие дивиденды.

До сих пор реформа правительству не была необходима. Оно не пошло по популистскому пути, действуя ответственно. И мы считаем, что российские политики будут продолжать вести себя ответственно. Требования поддержки роста за счёт агрессивного размещения новых долговых обязательств, расходования резервов или при помощи чрезмерно экспансивной денежно-кредитной политики Центрального банка России будут отвергнуты Кремлём.

Единственной реальной возможностью для создания устойчивого роста в России являются правильные, ориентированные на рынок реформы. До сих пор Кремль был реактивен и теперь должно стать про-активен.

Мы всегда должны помнить, что даже когда нефть торговалась по $100 за баррель, у России были проблемы замедления роста, и президент Путин говорил о необходимости более сбалансированной экономики с большей активностью частного сектора. Теперь низкие цены на нефть помогают продвинуть реформы; даже санкции оказали благоприятные макро-экономические и финансовые эффекты — они вынудили сократить внешний долг в 30% в последние полтора года — он упал с пиков в $733 миллиарда в середине 2014-го до $515 миллиардов в начале 2016-го, и вынудили банковский сектор почиститься и ужесточить правила.

Мы видим последние несколько месяцев уверенный рост цен на нефть вследствие как устойчивого спроса так и ряда прерываний поставок. Мы ожидаем, что рынок продолжит перебалансировку и цены на нефть к концу года окажутся на уровне в $60 за баррель.

Инвесторы пока выражают одобрение проводимыми реформами. Отток капитала значительно сократился, рынок ценных бумаг представил одни из лучших показателей среди растущих экономик, а уровень свопов дефолта по кредитам в России на небольших уровнях.

Внешнее давление ускорило первую волну реформ в России. Следующая волна должна будет исходить от самих россиян.

Почему на юго-востоке Украины снова стало горячо


ООН оказывает давление на участников вооруженного конфликта на Украине, требуя соблюдать хрупкое перемирие, установленное благодаря подписанию мирных соглашений в Минске в феврале 2015 года. Однако Россия, которая сама переживает экономический кризис и тяжелые бюджетные сокращения, снова разжигает «замороженный конфликт» на Украине, уверяет The Washington Post. За апрель текущего года жертвами боевых действий стали 173 человека, а украинская разведка сообщает, что Москва «прислала бойцов и военное оборудование в Донецк и другие города, оккупированные российскими войсками», подчеркивается в статье.
По мнению автора, такое обострение конфликта объясняется тремя основными причинами. Во-первых, Россия до сих пор хочет «утвердить свой контроль над восточными районами Украины», и недавние нарушения режима прекращения огня свидетельствуют: Москва намерена полностью контролировать там политические события и «строить по струнке пророссийские бригады», пишет The Washington Post. В частности, департамент разведки Министерства обороны Украины недавно заявил, что близкий помощник президента РФ Владислав Сурков «лично встречался» с лидером ДНР Александром Захарченко и «предположительно критиковал его за невыполнение инструкций российского военного командования», отмечается в статье.

В то же время некоторые западные эксперты предполагают, что целью «российской военной помощи сепаратистам» является не продолжение «экспансии» на территорию Украины, и что шансы «российского наступления на Киев или Одессу» сейчас значительно уменьшились. Вместо этого Путин проводит «небольшие военные кампании», чтобы выяснить, «какие из пророссийских бригад лояльны Москве», а затем сплотить их и консолидировать российский контроль над Донбассом, полагает The Washington Post. Кроме того, Кремль «берет в свои руки» контроль над экономическим восстановлением Донбасса, не оставляя эту задачу российским частным предпринимателям — в частности, замминистра экономического развития Сергей Назаров продвигает большой проект по развитию финансового, энергетического, транспортного и торгового сектора в Донбассе, говорится в статье. По мнению автора, такое «утверждение своего господства над военной, экономической и бюрократической сферами», даже если это потребует «тактического использования небольших военных сил», укрепляет международный статус России и ее претензии на статус сверхдержавы.

Во-вторых, Россия считает, что «украинские политики угрожают перемирию», и эти опасения небезосновательны, пишет The Washington Post: «Хотя основная ответственность за враждебные действия и дестабилизацию восточной Украины ложится на Кремль и пророссийских сепаратистов, европейские лидеры также критиковали и украинских лидеров за нежелание поддерживать режим прекращения огня». Например, в марте этого года министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер заявил, что Москва и Киев «делят ответственность» за ухудшение ситуации в сфере безопасности. Украина выступает против проведения выборов в восточных регионах, что было одним из ключевых пунктов Минских соглашений. К другим серьезным проблемам можно отнести отсутствие прогресса в отводе тяжелой техники украинской армии и выполнение планируемого обмена заключенными, а также неудачные усилия по объявлению амнистии.

Как считает автор, эти провалы в реализации соглашений с украинской стороны стали результатом недавних политических потрясений и глубокой поляризации украинских партий, однако Москва «стремится эксплуатировать эти проблемы» и обвиняет Киев в недавней эскалации напряженности. Путин оказывает давление на украинский парламент, добиваясь проведения конституционной реформы, которая должна наделить Донбасс постоянным «особым статусом» в соответствии с Минскими договоренностями — и это станет «большой символической победой России» по консолидации своей власти в восточных районах Украины, говорится в статье. Однако националисты и популисты в Раде продолжают блокировать эти реформы, «черпая вдохновение» в риторике таких политиков, как экс-премьер Украины Юлия Тимошенко и экс-президент Грузии Михаил Саакашвили.

Растущая политическая сумятица распространяется и на внешнеполитическую арену, пишет The Washington Post: «Вспоминая прошлые заявления, можно предположить, что Россия считает сомнения относительно готовности Украины выполнять соглашения легитимным оправданием для развязывания враждебных действий». При этом украинские и российские должностные лица «категорически не согласны» друг с другом в вопросе, кто несет ответственность за текущую эскалацию напряженности на востоке Украины.

В-третьих, Россию беспокоит, что НАТО наращивает военное присутствие в Черном море, и этот «страх быть окруженными силами альянса» также способствует стремлению Москвы обострить обстановку на Украине, уверяет The Washington Post. В последние месяцы представители Пентагона «работали над расширением военного присутствия» США и НАТО в Восточной Европе, включая увеличение военного бюджета на эти цели, и члены альянса поддерживают расширение военного присутствия в Черном море. Турция и Румыния также выразили «озабоченность» в отношении потенциальной угрозы со стороны соседней России и призвали НАТО оказать военную поддержку, говорится в статье. В частности, в феврале этого года Россия провела масштабные военные учения в районе Крыма, а в последние месяцы участились случаи появления российских самолетов вблизи кораблей альянса. Поскольку Крым и база ВМФ в Севастополе «стали жизненно необходимы для российских устремлений к гегемонии в регионе», Москва рассчитывает, что «мощное военное влияние» России на Украине станет сдерживать «провокации» НАТО в Черном море, подчеркивается в статье.

В целом, «российское стремление к эскалации напряженности» на востоке Украины можно объяснить желанием Кремля «консолидировать свое влияние над оккупированными территориями», а также необходимостью противодействия «кажущейся воинственности» Украины и НАТО, заключает автор. По его мнению, в краткосрочной перспективе это спровоцирует «частые военные столкновения», за которыми может последовать и активизация «замороженного» конфликта. «Но даже если эти боевые действия продлятся недолго, будущее Минских договоренностей и шансы на мир на Украине висят на волоске», — предупреждает The Washington Post.

Не грози открытому рынку, посасывая нефтедоллары у себя в Каракасе


Глеб Кузнецов

Когда чуть менее ста лет назад Россия делала первые робкие шажки в деле построения военного коммунизма, в далекой Венесуэле было введено в строй первое промышленное месторождение нефти. С тех пор это латиноамериканское государство знало времена получше (например, в середине века, когда десятки лет показывала экономический рост примерно в 5-6%), времена похуже (когда первая национализация 1976 года замедлила экономический рост страны и чуть не разорила местную нефтянку). Но венесуэльцы всегда были богаты.

Прозвище венесуэльца в испаноязычном мире — «dame dos» — «дайте два» — хорошая иллюстрация его статуса. Венесуэлец за границей, когда видел что-то модное, красивое или просто дорогое, всегда брал это в двойном размере, чем поражал не только бедных жителей соседних стран, но и обеспеченных североамериканцев. В середине XX века страна привлекала эмигрантов не только из сопредельных держав, но и из Западной Европы.

С социализмом и антиамериканизмом у них получилось точно также — они прикупили его в двойном размере. Левые латиноамериканские режимы лихорадит не только в Венесуэле, но именно в Венесуэле «боливарианский» извод социализма обрёл свои самые худшие черты и привел к полному экономическому и социальному краху

И теперь инфляция приближается к 700%, экономика в прошлом году сократилась на 5,7%, драматически падает добыча нефти, главного экспортного продукта, который наполняет бюджет Венесуэлы на 95%. Свидетельства приближения всадников Апокалипсиса уже повсюду.

Люди могут купить продукты только по определённым дням — в зависимости от последней цифры номера паспорта. И не факт что именно в этот день еда окажется в магазинах. Поставки медикаментов сократились в пять раз, четверть миллиона человек, страдающих хроническими и тяжёлыми болезнями, испытывают нехватку лекарств. Для экономии электроэнергии президент Мадуро объявил пятницу выходным днем для всей страны и сократил рабочую неделю государственных служащих сначала до четырех, а затем и до двух дней. Гостиницы и коммерческие учреждения обязаны половину времени обеспечивать свои потребности в электроэнергии за счёт собственных генераторов.

Уровень преступности запредельный — вооружённые банды совершают налёты на продовольственные склады, людей грабят в очередях, в начале мая 42-летнего мужчину избили и сожгли заживо у входа в супермаркет из-за 5$, которые были у него с собой.

Катастрофический обвал экономики привёл к острейшему политическому кризису, в результате которого большинство мест в парламенте заняли сторонники оппозиции в лице коалиции Mesa de la Unidad Democrática (MUD). Для формирования подавляющего парламентского большинства (2/3), изменения конституции и импичмента Мадуро им не хватило всего четырёх депутатских мандатов, которые отобрал Верховный суд. Импичмент, если верить опросам, поддерживают сегодня 70% венесуэльцев.

Надежда Венесуэлы — «братский социалистический» Китай, подпитывавший её крупными кредитами в обмен на поставки нефти, соглашается на реструктуризацию долгов и отсрочки платежей, но и он потерял терпение. Последний китайский кредит в 5 млрд долларов Венесуэла получила год назад и новых не предвидится. Масштабный проект по строительству железной дороги между нефтяными и сельскохозяйственными регионами, стоивший 7,5 млрд долларов США, зачах сам по себе после остановки финансирования. Городки строителей, оборудование и стройплощадки были разрушены и разворованы местными жителями в тот же момент, когда их перестали охранять. Венесуэла не может больше добывать нефть в нужных количествах и вдруг выясняется, что китайцев интересовали вовсе не твердые социалистические убеждения и последовательная антиамериканская позиция.

Мадуро и его многочисленные друзья зарубежом, исправно питающиеся три раза в день и не испытывающие проблем с лекарствами и безопасностью, видят причины провала в происках «мировой закулисы». Мол де хорошие, честные, справедливые, но неугодные кое-кому режимы терпят мощнейшее давление со стороны США, скрипят, стонут, но без внешней поддержки в результате всё равно падают в объятия империалистов

А теперь — факты. В 2007 году в стране национализировали нефтедобычу и дали пинка всем иностранным монстрам типа ExxonMobil, Shevron и Total. Правительство заявило, что только государственная нефтяная компания может теперь добывать нефть. Капиталисты восприняли эту новость без удовлетворения, но и без удивления — подобные риски всегда присутствуют в латиноамериканских экономиках, да и национализация была уже второй за 30 с небольшим лет.

Тем более, что мировые нефтесервисные компании продолжили работу по освоению месторождений. Синекура в госкомпании, которую получили дети, внуки, племянники основных деятелей режима и просто нужные ему люди — родственники военных, племенных вождей индейцев и так далее, не способствует собственно «нефтедобыче».

Нефтяная госкомпания Венесуэлы — это ведь организация частично внешнеполитическая, частично коррупционная, частично благотворительная, а вовсе не рыночная. И худо-бедно она справлялась со всеми своими задачами, не связанными собственно с нефтью.

Трагедия произошла в 2016 году, когда Венесуэла пошла ещё дальше и отказалась от услуг сервисных компаний Halliburton и Schlumberger — им просто перестали платить за работу. И они прекратили ее делать. Индейские вожди, дети генералов и сынки членов правительства не могут обеспечивать нефтедобычу на должном уровне. Они способы только тратить прибыль от нее.

При этом западные компании по-прежнему заявляют, что остаются «всецело заинтересованными» продолжать свою деятельность на венесуэльском рынке, несмотря на возникшие финансовые проблемы.

Ситуация в Венесуэле — это следствие цепочки безответственных и нелепых решений администрации этой страны, а вовсе не вмешательства в ее внутренние дела коварных «сил Запада». Более того, силы Запада каждый момент времени демонстрировали искреннее желание продолжать зарабатывать на венесуэльской нефти и в венесуэльской экономике

Именно создаваемый сначала мировыми нефтяными, а затем — нефтесервисными кампаниями финансовый поток являлся кровью «боливарианской революции». Он питал и братские партии вроде испанской «Podemos», получавшей миллионы долларов, и лояльность армии, и покупку голосов «бедных» на выборах.

Миф о том, что все эти Halliburton, Schlumberger и прочие BP с ConocoPhillips — проводники глобализации в угоду нового мирового порядка — это объяснение красивое, но не выдерживающее критики.

Экономический прогресс и использование передовых технологий во всём, включая нефтедобычу — это всего лишь инструмент, который может служить как глобализации, так и борьбе с ней. Именно благодаря деньгам, зарабатываемыми для него транснациональными нефтяными корпорациями, горячий латиноамериканский лидер Уго Чавес в красивом берете читал шестичасовые речи, в которых проклинал Америку и капитализм.

Именно благодаря этим деньгам на другом континенте другой лидер в строгой белой куфии поощряет забивание камнями неверных жён и средневековые казни блогеров. Быть собой, сохранять свою идентичность, особость и независимость им позволяет как раз этот инструмент глобального капитализма. Западный мир готов предоставить деньги кому угодно, в том числе тому, кто так отчаянно с ним борется, лишь бы не мешали зарабатывать.

Пример Венесуэлы показывает лишь одно — Чавес, а за ним и Мадуро глубоко заблуждались, полагая, что вступили в ожесточённое противостояние с американской империей. Пока гордый боливарианский режим выходил на помост для петушиных боёв, выставлял грудь колесом, агрессивно рыл землю лапой и брызгал слюной — американские ястребы просто не являются на битву. В этом, пожалуй, и состоит сегодня все коварство империалистов по отношению к Латинской Америки. Ястребы сидят себе на насестах и с интересом наблюдают, не сломает ли себе боевой петушок шею, не забудет ли поесть и не сдохнет ли с голоду в процессе непрерывного бросания вызова.

«Падающего подтолкни?» — конечно же так. Но начать падать он должен сам.

Трагедия вождей боливарианской революции оказывается в том, что они слишком поверили в собственную пропаганду. Бытование современного государства стоит денег, а борьба с другими государствами — еще больших денег. И взять их можно только на том самом «открытом рынке», который ты так искренне проклинаешь. Как это ни смешно, но борьба с глобализацией, с «мировой империей» возможна только на деньги этой империи и за счет ее технологий.

Мы на белом коне

Дмитрий Ольшанский


На самом деле, было бы интересно не ругаться, а попытаться понять психологию тех людей, которые верят кремлевской пропаганде и постоянно излагают ее как бы от своего лица.
Они ведь не дети, и не идиоты.
И они могут понять, что происходит на самом деле.
Что на Украине наше государство проиграло буквально все, что наши банки финансируют АТО, что донецких русских унижают, заставляя подписываться под соглашением о возвращении к тем, кто в них стреляет, что Белоруссия и Казахстан используют московские деньги и льготы в своих целях, а сами строят тем временем антирусские идентичности, что для защиты неграждан в Прибалтике за 16 лет не сделано вообще ничего, что никакой "мировой терроризм" в Сирии никто не победил, что федерация устроена таким образом, что все народы есть, а русских нет, что у чиновников дети в Европе, и деньги в Европе, и дачи в Европе, что "денег нет", но когда надо украсть, то они есть...
Все они могут понять.
Но не хотят.
А почему?
Думаю, тут срабатывает простая и понятная эмоция: человек хочет принадлежать к выигравшей стороне.
Он хочет считать себя победителем, а проигравшим не хочет, и если реальность сопротивляется разговорам о бесконечных победах - тем хуже для реальности.
Потому что это неприятно: отдавать себе отчет в том, что дела плохи.
С этим жить - трудно.
А потому - вы все врете, вы ноете, каркаете и клевещете.
Наши дела ослепительно, восхитительно, сказочно хороши.