August 13th, 2016

На границе с Крымом пахнет «финской» войной


«Ситуация вокруг Крыма зловещая. Москва обвиняет Киев в вооруженном вторжении на полуостров, убийстве двух офицеров, подготовке террористических актов. Власти Украины, отвергая обвинения, винят россиян в провокации», – пишет в издании Gazeta Wyborcza польский журналист Вацлав Радзивинович.

«Ассоциации самые ужасающие», – добавляет он. Хотя бы с тем, что Сталин начал Зимнюю войну в 1939 году с обвинения Финляндии в обстреле советских войск на границе и в убийстве нескольких солдат. Сегодня известно, что в красноармейцев стреляла не финская армия, а свои, по приказу Москвы, чтобы дать повод для «маленькой победоносной войны», которая оказалась не такой уж малой, отмечает автор.

«Вспоминается ситуация августа 2008 года. Тогда также были Олимпийские игры, проходила избирательная кампания перед сменой хозяина Белого дома, увеличивалось число провокаций на российско-грузинской границе. И началась война, армия России вошла в Грузию», – заявляет польский журналист.

Но прежде чем выяснится, для чего это было устроено, да и было ли что-то в воскресенье и понедельник на границе аннексированного Крыма и Херсонской области Украины, стоило бы обратить внимание на вызывающие беспокойство жесты Москвы, отмечает он.

Владимир Путин, обвиняя власти Украины в «переходе к практике терроризма», сам начал проводить политику, подвергающую сомнению легальность их избрания. О Петре Порошенко и его команде он сказал: «Эти люди, которые захватили власть в Киеве». Так президент России не говорил с 2014 года, когда он отказывал в признании «украинской хунты» в качестве партнера для переговоров. «Сегодня он возвращается к этой риторике. Он также угрожал, что Москва не оставит того, что случилось, без ответа», – подчеркивает Радзивинович. Над тем, как ответить, российский лидер размышлял вчера на заседании срочно созванного кремлевского Совета Безопасности.

Хозяин Кремля также отклонил – что вызывает большое беспокойство – возможность переговоров о решении украинского конфликта в так называемом формате «нормандской четверки», или путем встреч глав Франции, Германии, России и Украины. «А "четверка" была единственной надеждой урегулировать ситуацию в Донбассе. Ранее ее усилия привели к Минским соглашениям, и не единожды они предотвращали неизбежный, как казалось, взрыв большой войны», – рассказывает журналист.

«Сегодня Москва снова играет в войну», – уверен Радзивинович. Недавно Сергей Шойгу, министр обороны, на пресс-конференции сказал о размещении новых частей при границе с Украиной. В течение нескольких дней в этом регионе с большим размахом будут проходить маневры Южного военного округа «Кавказ-2016». Элементом маневров должна стать мобилизация резервистов и оснащение их полной фронтовой экипировкой. Приближенный к Министерству обороны еженедельник «Независимое военное обозрение» три недели тому назад писал, что «Кремль не исключает большой войны с Украиной». «Так открыто Москва говорит необычайно редко», – отмечает он.

Президент Порошенко обращался с просьбой, чтобы ситуацией вокруг Крыма скорее занялся Совет Безопасности ООН, Вашингтон и Брюссель. Сам он хотел бы встретиться с Путиным, не обращая внимания на то, что тот снова называет его узурпатором, подчеркивает автор.

«Президента Украины можно понять. На границах его страны становится все более опасно. Пахнет войной», – резюмирует Вацлав Радзивинович в издании Gazeta Wyborcza.

Фортуна раз за разом делает Путину подарки


«Одни лидеры рождаются в рубашке, другим приходится побороться за собственную удачу, а третьим, как Владимиру Путину, она буквально падает в руки», – пишет в своей статье для Nikkei американский политолог Иен Бреммер. На его взгляд, российский президент – «искусный политический оппортунист», который не упускает возможности извлечь выгоду из непростой международной обстановки.
Некоторые в Вашингтоне обвиняют Кремль в организации хакерской атаки на Национальный комитет Демократической партии и предвыборный штаб Хиллари Клинтон. Искать виновных в этом деле автор статьи предоставляет специалистам. Вместе с тем, отмечает он, страхи по поводу того, что Москве известны американские секреты и она может манипулировать ими на президентских выборах США, наверняка вызывают у Путина улыбку.

«Республиканский кандидат Дональд Трамп действительно грозился разрушить НАТО изнутри и признает российскую аннексию Крыма, – продолжает Бреммер. – Правда и то, что Путин винит Хиллари Клинтон в том, что в 2011 году, будучи госсекретарем, она подстрекала к протестам против него в Москве».

Какова бы ни была правда о хакерской атаке, шансы Трампа победить на выборах чрезвычайно малы, считает автор статьи. Но спустя годы подозрений в отношении американцев в том, что они провоцировали политические беспорядки в бывших советских республиках, у Путина появилась вполне понятная причина наслаждаться беспокойством, вызванным его предполагаемой ролью в президентской кампании в США.

Между тем, подчеркивает Бреммер, удача Путина не ограничивается одними Соединенными
Штатами. Российский президент получил значительные уступки со стороны Белого дома по Сирии. В обмен на помощь в борьбе с «Исламским государством»* Вашингтон согласился координировать с Москвой нанесение ударов по боевикам террористической группировки «Фронт ан-Нусра»*, которая представляет «величайшую угрозу для Асада». Более того, результатом этих договоренностей стало фактическое признание Западом законности военного присуствия России на Ближнем Востоке.

Брексит также укрепил позиции Путина, так как референдум, вероятно, приведет к ослаблению европейских санкций против России, ведь Великобритания была одним из самых влиятельных антироссийских голосов в ЕС, рассуждает эксперт. Теперь Москва может с большей убедительностью продвигать свой альтернативный проект, ЕАЭС, в пику распадающемуся европейскому блоку.

Неудавшийся переворот в Турции и дальнейшее преследование властями внутренних врагов «реальных и мнимых» также сыграло на руку Путину. Европейские лидеры предупреждают, что из-за этой жесткой политики страна теряет шансы на вступление в ЕС, но это не останавливает президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Устав от критики и неискренности Запада, он сделал поворот в сторону Москвы, которая рада иметь на своей стороне ключевого союзника НАТО, нуждающегося в ее политической и экономической поддержке.

У Китая тоже есть повод укрепить сотрудничество с Россией. Пекин разозлило недавнее решение суда в Гааге, который не признал его права на спорные территории в Южно-Китайском море, и поэтому он пригласил Москву присоединиться к морским учениям в регионе.

«Как и в случае с Турцией, у российско-китайского сотрудничества есть пределы. Эти государства чаще соревнуются, чем сотрудничают. Но они могут и продолжать предлагать друг другу укрытие, когда их отношения с США и Европой будут портиться», – уверен автор статьи.

У России все еще много проблем. Из-за обвинений в допинге многие ее спортсмены не смогли принять участие в Олимпийских играх. Цена на нефть пойдет верх не скоро, и это вызывает серьезное беспокойство в Москве. Страна не модернизирует свою экономику, и у нее мало надежных международных союзников. Но пока все идет, как хотелось бы Путину, и он будет испытывать удачу до предела, заключает Иен Бреммер.

Порошенко впал в ступор после телефонной беседы с Байденом


Вице-президент США Джо Байден в ходе телефонного разговора с президентом Украины Петром Порошенко призвал Киев избегать эскалации напряжённости в отношениях с Россией, передает RT.

«Вице-президент призвал президента Порошенко внести свой вклад с целью избежать эскалации напряженности», — цитирует ТАСС сообщение Белого дома.

Ранее Байден сообщал, что общается с Порошенко «чаще, чем с собственной женой».

В соцсетях сообщают о шоковой реакции Порошенко на общение с Байденом, пресс-служба главы киевского режима пока молчит.

Предполагается, что Порошенко не ожидал, что получит от Байдена подобные советы.


Источник: http://rusnext.ru/news/1471035554

МОК призывает к пожизненной дисквалификации спортсменов


Международный олимпийский комитет призывает ввести пожизненную дисквалификацию для спортсменов, вторично пойманных на использовании допинга.

Об этом рассказал представитель МОК Марк Адамс.

«На данный момент взгляды арбитражного суда мягче, чем у нас. Но мы будем продвигать идею пожизненной дисквалификации атлетов, пойманных на допинге, особенно тех, кто пойман не раз», — цитирует его ТАСС.

Адамс добавил, что на такой строгой мере настаивает президент комитета Томас Бах. МОК планирует активно продвигать эту идею.

«Несознанка» по-киевски

Почему Украина отказывается признавать ответственность за попытку терактов в Крыму, отрицая очевидное?

Киев занял вполне объяснимую и понятную позицию: никаких террористических актов на территории Крыма мы не планировали и не планируем, — поясняет политический аналитик CIS-EMO Станислав Бышок.

— Ни одна страна в мире, окажись она в аналогичной ситуации, не стала бы публично признавать свою вину. Киев, однако, обвинил Москву в фабрикации дела, что с самого начало было ожидаемой реакцией.

«СП»: — Делалось ли это с ведома президента? Или это инициатива СБУ или разведки? Можно ли сделать вывод, что Порошенко просто не контролирует людей с оружием?

— После «Майдана» Украина фактически перешла под внешнее управление США. Причём речь идёт не только о политической вертикали, но также и о спецслужбах, которые работают в плотной связке с ЦРУ. Инициатива о проведении серии диверсий в Крыму, очевидно, исходила именно от ЦРУ, потому как предполагаемая дестабилизация российского полуострова вряд ли могла бы как-то сыграть в пользу интересов собственно Украины. Впрочем, в украинском и западном медийном пространстве диверсии, случись они, могли бы быть поданы как неспособность России поддерживать порядок на «аннексированном» полуострове.

«СП»: — Что будет, когда этих диверсантов явят миру? Как отреагирует Запад?

— Официально это озвучиваться не будет, но у европейских лидеров, прежде всего у канцлера Германии Меркель, случившееся приведёт ещё к большему разочарованию в договороспособности украинского руководства. Официальная позиция Киева, что Украина является жертвой агрессии со стороны Москвы, вызывает всё больший скепсис в ЕС.

Кроме того, у европейской оппозиции, прежде всего евроскептиков, появится дополнительный аргумент для критики позиции своих властей по поддержке Украины и санкционированию России.

«СП»: — Владимир Путин уже заявил, что после крымских событий встречи в «нормандском формате» — бессмысленны. Чем это грозит Украине? Означает ли это ужесточение позиции Москвы?

— Президент Путин высказал мысль, которая после произошедшего в Крыму, вероятно, появилась и у его коллег Меркель и Олланда. В некоторой перспективе, очевидно, встреча на высшем уровне руководства России и Украины, безусловно, произойдёт, но на данный момент она не имеет никакого смысла. Со стороны Москвы позиция в отношении Киева станет более жёсткой, прежде всего следует ждать экономического ответа. Ни о каких скидках или особых условиях торговли, на которых продолжает настаивать находящийся, по словам руководства страны, в состоянии войны с Россией Киев, речи уже быть не может.

«СП»: — Может ли ставка киевского режима на терроризм напугать Европу? Или она по-прежнему, будет поддерживать Украину во всем? В Киеве уже призвали Запад повлиять на Кремль и предотвратить новый виток агрессии против Украины, а также конечный срыв Кремлем минского процесса…

— Поддержка Европой Киева в настоящее время, даже безотносительно предотвращённой в Крыму диверсии, выражалась в красивых словах и антироссийских санкциях. Последнее, в свою очередь, были обусловлены, прежде всего, давлением Вашингтона, а не реальной заинтересованностью ЕС в «евроинтеграции» Украины. Нежелание Киева выполнять достигнутые огромными усилиями многих сторон Минские договорённости вкупе с нынешним инцидентом ставит европейских лидеров в крайне неприятное положение. По сути, они оказываются заложниками договорённостей украинских властей с ЦРУ, которые идут вразрез со всеми мирными инициативами, поддержанными Германией и Францией.

Украина по-прежнему нужна США только и исключительно в качестве фактора, сдерживающего Россию и, в частности, нормализацию отношений Москвы и Берлина. В ЕС и, прежде всего, в Германии Украину давно перестали воспринимать как удачное приобретение, каким она представлялась сразу же после государственного переворота. Сегодня для Европы это — исключительно обуза, с которой неясно, как расстаться.

Признание было «царицей доказательств» в далекие времена, — напоминает директор Центра евразийских исследований Владимир Корнилов.

— Сейчас оно таковым не считается. Вспомните, сколько «диверсионных групп» и «полковников ГРУ» Украина якобы захватила на своей территории, заставив людей (как правило, не подозревавших о своей «террористической деятельности» до ареста) оговаривать себя! Тут дело ведь не только в том, что «живые диверсанты» дают показания, неоспоримым фактом является арест боевика, сторонника «Майдана» в Крыму. Вот с этим фактом украинские СМИ пока не знают, что делать. Скорее всего запустят «утку» о том, что боевик был похищен на территории Украины и привезен в Крым.

«СП»: — По-вашему, президент вообще в курсе? Или это импровизация силовиков?

— Я не исключаю любого варианта. Но мне кажется, в украинской армии и силовых структурах такой бардак, что они могли действовать вполне самостоятельно.

«СП»: — На что рассчитывали авторы провокации, засылая в Крым людей с оружием и взрывчаткой?

— Само собой, на диверсии и теракты. Украинцы разных мастей уже не раз грозились провести таковые в якобы «оккупированном» Крыму. Вспомните, как это обещал Ярош. Вспомните, в конце концов, как в украинском эфире Ганапольский обещал «партизанскую акцию» против Керченского моста. Ружье давно висело на стене. Рано или поздно оно должно было выстрелить.

«СП»: — Некоторые украинские политики давно говорят о необходимости перенести войну на территорию России. Готов ли Киев перейти к этой тактике в реальности?

— Я вам так скажу: если Россия и дальше будет свысока взирать на все эти угрозы и террор против российских граждан, не предпринимая шагов против тех, кто эти угрозы и террор осуществляет, то рано или поздно эти угрозы начнут воплощаться в реальность. Ведь что такое украинский националист? Это идейный враг России и «москалей», который люто их ненавидит, но при этом он труслив по натуре. И наглеет только в том случае, если не встречает силу. Всевозможные нацистские группы давно творят произвол и террор на крымской границе. И какова реакция? Ее нет! Ясное дело, они решили, что могут идти дальше.

«СП»: — Украина не воюет с Россией, значит, задержанные не будут иметь статус военнопленных, их будут судить за терроризм. Сделают ли из них на Украине и на Западе новых Савченко-Сенцова-Кольченко?

— Ну, так и Савченко не считалась военнопленной. Что, впрочем, не помешало ее обменять. Другое дело, что Украина пока ушла в «несознанку». Соответственно, какое-то время будет отрицать свою причастность к задержанным, даже если они имеют украинский паспорт. Но в зависимости от развития процесса не исключаю, что из кого-то начнут делать и «жертв российского террора». Не впервой.

«СП»: — Сегодня практически все российские политики говорят о том, что проникновение террористов произошло на грани военного конфликта с возможными далеко идущими последствиями. Какими могут быть, по-вашему, эти последствия?

— Последствия могут быть самыми тяжелыми вплоть до широкомасштабной войны. Но я думаю, что России следовало бы (причем давно следовало бы) начать решительные действия по предотвращению, по профилактике террористической угрозы, включая точечные операции за пределами территории Российской Федерации. Как это делают американцы в отношении террористов, угрожающих США и американским гражданам. Тогда возможно, широкомасштабного конфликта удастся избежать…

Отпустив Донбасс, Украина станет сильнее и ослабит Россию


Хотя о «российско-украинской войне», похоже, на Западе в большинстве своем забыли, однако она каждый день уносит жизни людей, пишет в своей статье для Foreign Policy американский историк украинского происхождения Александр Мотыль. Так, за последние два месяца произошло значительное обострение напряженности со стороны России и «ее ставленников», в результате чего некоторые аналитики заговорили о возможной полномасштабной войне.

Еще больше печалит то, что политика Украины по отношению к «оккупированному» Донбассу, который удерживается «пророссийскими сепаратистами» с первой половины 2014 года, оказалась в тупике.

Как поясняет Мотыль, «Киеву не хватает мощи для того, чтобы победить Россию и ее ставленников в Донбассе, и он также не может позволить себе реинтеграцию региона на условиях Владимира Путина. Но при этом Киев настаивает на необходимости продолжить борьбу за регион во имя сохранения национального суверенитета и сдерживания агрессии Путина».

Далее автор задается вопросом, что же в этом случае киевским властям следует предпринять. Ответ на этот вопрос, по словам историка, непростой, поскольку украинцы крайне чувствительны относятся к любому потенциальному разделению своей страны. Тем не менее, подчеркивает автор, украинцы должны спросить себя, на кого они хотели бы тратить и без того скудные ресурсы: на самих себя или на «оккупированные территории»?

«В идеальном мире не было бы нужды выбирать. Но в реальном мире экономического кризиса и экзистенциальной угрозы со стороны России Украина должна отпустить Донбасс психологически, экономически и, возможно, даже политически», – убежден Александр Мотыль.

На этот выбор наводят три основных соображения, говорится в статье. Во-первых, Киев не может заставить Россию отступить в военном плане, и любая попытка сделать это лишь увеличит уязвимость Украины.

Во-вторых, владение Донбассом означает постоянные экономические расходы для любого, кто его контролирует, поскольку экономика «оккупированного анклава» находится в свободном падении. Россия, по словам автора, уже чувствует, насколько болезненно «поддерживать эту оккупацию», даже несмотря на то что у Москвы гораздо больше ресурсов, чем у Украины.

«Если бы Украина внезапно завладела этими оккупированными территориями, она бы оказалась не в состоянии содержать их и себя саму с экономической точки зрения», – уверен автор.

В-третьих, реинтеграция Донбасса на условиях России, – то есть Москва, как поясняет Мотыль, будет контролировать границу, а ее «ставленники» останутся на своих местах, – будет означать для Украины самоубийство. Эти ставленники будут требовать у Киева и без того скудные ресурсы, будут мешать реформам, тормозить политическое движение Украины в сторону Европы. Кроме того, они создадут базу для возвращения к власти тех партий, олигархов и криминальных элементов, которые правили этим регионом со времен провозглашения независимости в 1991 году.

«Из этих трех пунктов следует, что Украина укрепит безопасность и получит возможность проводить реформы без оккупированного Донбасса, чем вместе с ним, а Россия станет слабее с оккупированным Донбассом, чем без него», – подытоживает обозреватель Foreign Policy.

При этом, как подчеркивает Александр Мотыль, для того чтобы сама идея отпустить Донбасс стала реалистичной и приемлемой политикой, украинцам, прежде всего, нужно психологически дистанцироваться от оккупированной Россией территории».

Они должны стать настолько безразличными к анклаву Донбасса, как они безразличны к населенным украинцами территориям Дальнего Востока России или Канады. Это займет время, но чем дольше продолжается «оккупация Донбасса», тем легче будет украинцам перестать идентифицировать себя с землями, которые на деле являются «российскими или антиукраинскими».

Центральным элементом для этого психологического разъединения является отказ от идеологического понятия, что Донбасс имеет важное значение для жизнеспособности украинской нации и государства. За последние два года, во время которых Украина смогла выжить, стабилизировать свою экономику и начать серьезные реформы, стало ясно, что она может прекрасно обойтись без этого анклава, пишет историк.

«Украинцы должны также развить альтернативное национальное “изложение событий”, которое бы не идентифицировало оккупированный Донбасс как священную, извечно украинскую территорию», – подчеркивает Мотыль.

Он отмечает, что, по иронии судьбы, в этом вопросе Киеву помогают российские ставленники в Донбассе, которые развивают свое собственное изложение исторических событий, укрепляют антиукраинское самоопределение, учреждают свои собственные политические институты, а также проводят экономическую, культурную и военную интеграцию с Россией.

В завершение американский историк Александр Мотыль в своей статье для Foreign Policy пишет: «Киев должен сделать выбор между своими стратегическими интересами и психологической и идеологической привязанностью к региону, который он уже потерял. С учетом шаткого положения Украины, выбор очевиден».

Телеграфное

Поляков обули в волейбол , украинцов загнали рапирами
Как то позитивно всё на олимпиаде
Всех порвём
Россия вперёд