October 15th, 2016

Из Литвы хотят уехать даже беженцы


С тех пор как Литва стала независимым государством в 1990 году, ее население сократилось на одну пятую, то есть на 800 тысяч жителей, и эта тенденция продолжает развиваться, пишет австрийская газета Die Presse.

Это связано с низкими показателями рождаемости, но в первую очередь – «с беспрецедентной волной эмиграции», поясняет издание. В начале девяностых из страны уехали российские военнослужащие вместе со своими семьями, однако наибольшее число граждан покинуло государство после вступления в ЕС в 2004 году из-за финансового кризиса, подчеркивает автор статьи.

В 2015 году, когда казалось, что этот массовый исход уже преодолен, население Литвы снова стало стремительно сокращаться. «Для нас это был шок. Это парадокс: все экономические показатели идут вверх, число эмигрантов должно было уменьшиться», – отмечает представитель Международной организации по миграции в Вильнюсе. По его оценкам, в этом году из Литвы уедет порядка 50 тысяч человек.

Как отмечает Die Presse, большинство эмигрантов из Литвы – молодые люди, и месячная зарплата в 400-500 евро не мотивирует их оставаться на родине. В результате государство стареет. По пути от Вильнюса до Каунаса попадаются в основном пенсионеры, бредущие из магазина или сметающие осеннюю листву с пешеходных дорожек, отмечает автор. Деревни вымирают по всему континенту, однако отсюда люди уезжают не в города, а сразу заграницу, пишет Die Presse. По оценкам Еврокомиссии, к 2030 году Литва потеряет до 35 процентов всего трудоспособного населения – больше, чем любая другая страна ЕС, подчеркивает австрийская газета.

Эмиграция и старение населения бросают тень на будущее Литвы, сообщается в статье. Каждый местный житель, просыпаясь утром, первым делом думает о том, как ему свести концы с концами при том количестве денежных средств, которыми он располагает. На отопление трехкомнатной квартиры холодной зимой у литовцев уходит до двухсот евро в месяц, притом что минимальный размер заработной платы составляет 380 евро, а в среднем жители Литвы зарабатывают 748 евро без вычета налогов. В итоге недостаток денег гонит литовцев заграницу, отмечают эксперты.

Чтобы заработать и подкопить денег, они отправляются в другие европейские страны кто на несколько месяцев в году, на полевые работы, а кто и на несколько лет сразу. Впрочем, как сообщают эксперты, на волне эмиграции страну покидают многие низкоквалифицированные работники, а деньги, которые они переводят на домашние счета, в прошлом году составили 3,3 процента ВВП. К тому же, «эмиграция записана у литовцев в ДНК»: в девятнадцатом веке сотни тысяч из них уехали в США, и непонятно, почему они должны отказаться от новообретенной свободы теперь, после окончания советской «оккупации», продолжает Die Presse.

Однако в первую очередь в Литве надеются, что эмигранты вернутся и привезут с собой новый уровень рабочей культуры, больше профессиональных знаний и умений, подчеркивает автор статьи. Помимо оттока населения в стране отмечается и экономический подъем, о котором говорят растущие высотки иностранных концернов.

«Тем не менее, эмиграция нависает над страной дамокловым мечом», – пишет австрийская газета. Старение населения отягчает пенсионную систему и государственную казну, хотя в 2015 году дефицит бюджета составлял всего лишь 0,2 процента. Кроме того, в Литве давно ощущается недостаток квалифицированных специалистов. Поэтому необходимо создать для литовцев стимул вернуться в страну или привлечь в Литву мигрантов, полагают эксперты. Однако проблема в том, что даже часть беженцев, которых направили в Литву по квотам Евросоюза, уже хочет уехать из страны, подчеркивает Die Presse.

«Газпром» и «Роза Хутор» собираются строить курорты в заповеднике.


В распоряжении «Медузы» оказалась схема с обозначением границ новых курортов «Газпрома» и «Роза Хутор» — их планируют построить на территории Кавказского заповедника, воспользовавшись новым законодательством, которое позволяет создавать в охраняемых природных зонах «биосферные полигоны». По информации источника «Медузы», проект застройки уже отправлен на утверждение в правительство. Экологи и представители Кавказского заповедника считают, что стройка может нанести серьезный ущерб природе и воспрепятствовать восстановлению популяции переднеазиатского леопарда. «Медуза» рассказывает, что происходит.

В конце июня 2016 года Государственная дума приняла поправки к закону «Об особо охраняемых природных территориях» (ООПТ). Новый закон, вступивший в силу 3 июля 2016-го, разрешает создавать на территории всех российских заповедников «биосферные полигоны». Раньше «биосферными полигонами» называли участки вне федеральных ООПТ, их присоединяли к заповеднику для строительства временных сооружений. С лета 2016-го «биосферные полигоны» можно обустраивать внутри заповедников.

О том, что создание подобных территорий негативно влияет на экосистему заповедников, в июне 2016-го «Медузе» рассказал директор по природоохранной политике «WWF России» Евгений Шварц. Он предположил, что нововведения в законодательстве напрямую связаны с интересами «Газпрома» и «Интерроса» (владельцем и президентом которого является Владимир Потанин, один из богатейших бизнесменов России). Компании давно добиваются изменения закона об ООПТ, «чтобы получить дополнительную территорию для своих горнолыжных курортов — „Роза Хутор“, „Обер Хутор“ и „Лаура“ — за счет земли Кавказского государственного биосферного заповедника», — заявил Шварц.

Горнолыжный курорт «Роза Хутор», принадлежащий «Интерросу», открылся в декабре 2010 года в поселке Красная Поляна недалеко от Сочи. Горно-туристический центр ОАО «Газпром» работает в Адлерском районе города Сочи с января 2008-го. Курорт был построен дочерней компанией ООО «Газпром социнвест».

С редакцией «Медузы» связался источник, отказавшийся публично называть свое имя и указывать место работы. По его информации, на рассмотрении у правительства сейчас находятся два проекта актов, связанных с ООПТ. Один — о порядке создания «биосферных полигонов» — поручил разработать президент России еще в июле. В документе, созданном в Минприроды, оговаривается порядок выделения «биосферных полигонов», одним из этапов которого является согласование с целым рядом организаций, в том числе — с международными, если у территории есть международный статус (Кавказский заповедник входит в программу ЮНЕСКО «Человек и биосфера» и обладает статусом объекта всемирного природного наследия).

Второй документ, поступивший на рассмотрение правительства, — схема «биосферного полигона» «Поляны», разработанная специалистами компании «Газпром» и горнолыжного курорта «Роза Хутор» без учета рекомендаций Минприроды. По словам источника «Медузы», если акты будут приняты одновременно, они получат равнозначный статус постановления правительства; таким образом, «Поляны» не должны будут проходить согласования, предусмотренные новыми рекомендациями Минприроды, поскольку эти рекомендации на момент создания полигона еще не будут действовать. В подтверждение своих слов источник предоставил схему формирования границ территории биосферного полигона «Поляны», которая, по его информации, попала на рассмотрение правительства.


Если верить схеме, «биосферный полигон» «Поляны» займет несколько десятков тысяч гектаров на территории Кавказского государственного биосферного заповедника. Там, по информации источника, якобы построят горнолыжные трассы, подъемники и инфраструктурные объекты.

Заместитель директора по науке Кавказского заповедника Николай Ескин в беседе с «Медузой» подтвердил информацию о намерениях «Роза Хутор» и «Газпрома» развивать свои курорты на территории «биосферных полигонов». «Наши представители вошли в состав рабочей группы Минприроды и присутствовали на внутриведомственном обсуждении этого вопроса, — рассказал Ескин. — Мы, конечно, высказались категорически против, Минприроды приняло это к сведению». По словам Ескина, окончательное решение по итогам обсуждения принято не было.

Представитель Кавказского заповедника подтвердил, что территория, которую «Роза Хутор» и «Газпром» собираются оборудовать для нужд новых горнолыжных курортов, составит около 25 тысяч гектаров. «Я видел много различных вариантов подобных схем, не знаю, какую в итоге они выбрали, да это и не важно: тенденцию любая из них показывает верно», — говорит Ескин. По его мнению, у проекта есть все шансы воплотиться в жизнь, и если это произойдет, окружающей среде будет нанесен ущерб. «Кавказский заповедник — территория, имеющая статус ЮНЕСКО. Это абсолютная ценность, которую будет невозможно вернуть», — сказал Ескин. Оперативный комментарий Минприроды «Медузе» получить не удалось.

Заместитель генерального директора ООО «Роза Хутор» Андрей Грачев в беседе с корреспондентом «Медузы» рассказал, что через него документ о формировании границ «биосферного полигона» «Поляны» «не проходил». «„Роза Хутор“ развивается только в рекреационной зоне (территории, предназначенные для организации мест отдыха: парки, сады, городские леса, лесопарки, пляжи — прим. „Медузы“), а также там, где нам разрешает правительство. Развиваться самостоятельно вне рекреационных зон мы просто не имеем права, но если правительство примет такое решение, значит, будем выполнять решение правительства, как законопослушные люди», — сказал Грачев.

В мае 2016-го генеральный директор «Роза Хутор» Сергей Бачин заявил в интервью агентству Bloomberg, что российский горнолыжный курорт не сможет стать «вторым Куршевелем» «без развития новых территорий». Бачин рассказал агентству, что с идеей создания конкурента французским Альпам на Кавказе к президенту Путину ранее обратился Владимир Потанин, после чего президент поручил правительству рассмотреть возможность расширения сочинских горнолыжных курортов. По словам Бачина, в ближайшие два года «Роза Хутор» планирует построить четыре новых подъемника и вложить в проект около 90 миллионов долларов.

По мнению руководителя программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис России» Михаила Крейндлина, строительство помешает восстановлению популяции переднеазиатского леопарда на Кавказе. «Сейчас на территорию [Кавказского] заповедника могут свободно заходить особи леопарда из действующих естественных популяций и производить обмен генетической информацией с создаваемой популяцией. Инфраструктура сделает невозможным такой естественный обмен: она нарушит пути естественной миграции животных», — рассказал в беседе с «Медузой» Крейндлин.

Программа восстановления популяции леопарда на Кавказе была разработана в 2005 году «WWF России» и Российской академией наук. В 2007-м проект утвердило Министерство природных ресурсов и экологии РФ. С 2009 года ее поддерживает лично президент Владимир Путин. Летом 2016-го на территорию Кавказского заповедника выпустили трех первых переднеазиатских леопардов. Тогда в интервью агентству ТАСС руководитель «WWF России» Игорь Честин сказал: «Чтобы популяция была устойчивой, то есть способной к самовоспроизводству, в регионе должно обитать не менее 50 половозрелых особей». По мнению Крейндлина, создать жизнеспособную популяцию переднеазиатского леопарда в заповеднике без взаимодействия с живущими в естественных условиях особями не получится.

В 2013 году на специальной сессии Комитета всемирного наследия было принято решение, согласно которому запрещалось любое строительство на территории Кавказского заповедника. «Если строительство „биосферного полигона“ утвердят, это будет прямым нарушением этого решения», — сказал Крейндлин. По его словам, Кавказский заповедник рискует попасть в Список объектов всемирного наследия, находящихся под угрозой. «Это чисто имиджевый вопрос, который фактически ни на что не влияет, но указывает на игнорирование Россией международных конвенций об охране всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО», — объяснил представитель «Гринпис России».

По его словам, экологи уже обратились с неформальным запросом в ЮНЕСКО и Международный союз охраны природы. Кроме того, «Гринпис» собирается опубликовать публичное обращение к правительству с просьбой не выпускать постановление о строительстве «Полян», пока не будет утвержден общий порядок создания «биосферных полигонов».

Еврейские истории

Дмитрий Ольшанский


Мне нравится еврейский подход к истории.
Как евреи относятся к истории?
Примерно так:
- Ну да, Моня Рабинович был маньяком-душителем и убивал людей за гаражами. Но зато это был самый знаменитый маньяк в истории! Вот какие люди были в наше время в Житомире, а не то, что у вас сейчас - фуфло всякое.
Нам надо так же.
Почему, собственно, некий исторический герой должен быть либо канонизирован и превращен в пошлого каменного мужика на коне, да еще и с ангельскими крыльями за спиной, чтобы все уж точно понимали, как мы его любим, - либо его надо стереть, забыть и запретить по 282 статье?
Да, Иван Грозный был упырь.
Но это великий русский упырь, всем упырям упырь, кровавый юрод поинтереснее Генрихов Восьмых, - целый Иван вэ Террибл.
И памятник ему надо поставить - чтобы было видно, что это страшный упырь, но такой, что глаз не отвести.
Шемякин бы справился, я уверен.
А панфиловцы?
То же самое.
Никаких 28 панфиловцев, разумеется, не было, их придумали журналисты, - но разве это причина ими не гордиться?
Разве это причина не гордиться неизвестными их прототипами - да и просто тем фактом, что великая война родила великий миф?
"Панфиловцев не было, но они все равно были", - прекрасная формула, от нее и плясать.
И даже Сталин.
При всем том, что мы о нем знаем, сталинские усы и френч - это треуголка Наполеона.
А Сталинград - в любом случае главная битва, произошедшая на Земле, и никуда от этого нам не деться.
Так будем жить со всем этим ужасным и прекрасным наследством мирно, используя его на пользу себе, - одновременно и помня про все плохое, и продавая всему миру то, что хорошо, или хотя бы увлекательно.
Но беда в том, что русская культура не любит, когда "одновременно".
Она любит, когда "или так - или так".
Или мужик на коне - или идол в реке.
И это грустно.
Ведь исторический герой - он, как и Моня Рабинович, ценен не тем, что он плохой или хороший.
Он ценен тем, что он наш.