December 16th, 2016

«Путинский заговор» на Западе придумали от неумения проигрывать



Украину в ЕС

Экс-глава ЦРУ: Рекс Тиллерсон – не лучший друг Путина, а просто «целостный человек»

Корреспондент: Украина реабилитировала атаманов Холодного Яра

Gazeta Wyborcza: Россия использует против Меркель «бракованную» демократию
Главная / Россия
Найджел Фарадж: «Путинский заговор» на Западе придумали от неумения проигрывать
16 декабря 2016, 19:10 • 305 • Россия

Винить Россию – не только американская черта. Теперь российское вмешательство называют причиной брексита. Посмотрим, как объясняет свою позицию член парламента от Лейбористской партии Бен Брэдшоу, один из лидеров кампании за сохранение членства в ЕС.

БЕН БРЭДШОУ, член парламента Великобритании: Когда мы уже осознаем, что стратегия России заключается в ослаблении и разделении свободного мира и что крупнейший приток беженцев в Европу со времен Второй мировой войны организован намеренно – намеренно! – в рамках этого плана? И когда мы уже признаем, что Путин… чего Путин не может добиться военными мерами, он уже добивается с помощью хакерской и пропагандистской войны. По-моему, мы даже не начали открывать глаза на то, как Россия ведет кибервойну. Речь идет не только о ее вмешательстве – теперь уже доказанном – в президентскую кампанию в США, но и о возможном вмешательстве в наш собственный референдум. У нас пока нет доказательств, но я считаю, что это весьма вероятно.

Поговорим с Найджелом Фараджем – членом Европарламента, возглавлявшим движение за выход Великобритании из ЕС. Спасибо, что нашли для нас время, господин Фарадж!

НАЙДЖЕЛ ФАРАДЖ, депутат Европейского парламента: Вам спасибо.

Верите ли вы, что господин Брэдшоу может чем-то подкрепить свое утверждение о том, что за брекситом, вероятно, стояло правительство Путина?

НАЙДЖЕЛ ФАРАДЖ: Думаю, это самая большая истерия, какую я только видел! С тех пор как 23 июня мы проголосовали за брексит, у них все время находятся какие-то оправдания. Но сейчас, заявив, что всему виною российская кибератака, они, по-моему, упали еще ниже. Мы видим согласованную кампанию – здесь, в США, людей пытаются убедить, что, не вмешайся Путин, Трамп бы не победил… Честно говоря, 2016-й стал годом политической революции…

Да.

НАЙДЖЕЛ ФАРАДЖ: Люди высказались, произошли огромные перемены. И мы видим, что истеблишмент и его друзья в либеральных СМИ, скажем прямо, не могут принять результат. Они делают все, что в их силах, чтобы изменить его. И знаете что? Этого не будет.


По моим впечатлениям, это проявление антидемократического импульса. Те, кто находится у власти, не заинтересованы в том, чтобы слышать избирателей, и приводят всяческие оправдания, хотя очевидно, что речь идет именно о воле избирателей, выраженной на избирательном участке. И ищут виноватых – например, русских.


НАЙДЖЕЛ ФАРАДЖ: Те, кто находится у власти, считают себя умнее, образованнее, опытнее – они считают, что могут гораздо лучше определять наше будущее, чем мы, деревенщины. И на основании этого невероятного высокомерия… Если обратить внимание на то, как создавался европейский проект, он был специально разработан так, чтобы избиратели не могли ничего изменить. Интересно, что Хиллари Клинтон видела в Евросоюзе образец для гораздо более масштабного глобального общего рынка.

Боже мой! Разве не прекрасно, что Трамп продолжил дело брексита? Мы говорим, что хотим жить в суверенных демократических государствах, что мы не позволим бюрократическим и медийным глобальным либеральным элитам смотреть на нас свысока и презрительно усмехаться. Мы будем сами принимать решения касательно нашего собственного будущего, и они могут сколько угодно пытаться выставить это путинским заговором – никто в это не верит! Просто будет видно, что они не умеют проигрывать.

Одна из общих черт европейских и американских элит: они никогда не винят себя самих. Как видно из заявления Брэдшоу, он возлагает вину за масштабный приток беженцев в Европу на правительство Путина. Мне казалось, что это Ангела Меркель, канцлер Германии, открыла двери. И этот факт сыграл ключевую роль.

НАЙДЖЕЛ ФАРАДЖ: Да, она так и сделала. 15 июля Ангела Меркель заявила: «Сколько бы людей к нам ни приехало, мы справимся». И, конечно, это привело к тому, что приехали люди, 80% из которых никогда бы не были признаны беженцами ни по каким стандартам. Это в большинстве своем молодые мужчины под тридцать, которые пользуются возможностью и съезжаются со всего мира.

Да.

НАЙДЖЕЛ ФАРАДЖ: И нам известно, что ни один из них не прошел никакой проверки на предмет связей с ИГИЛ*. То есть Меркель в буквальном смысле импортировала терроризм на Европейский континент.

То есть это полная катастрофа, которая изменит Европу навсегда, и европейские элиты винят не себя, а Россию. Неудивительно. Каким же будет следующий этап? В США и Европе люди отвергли правящую элиту, но та не захотела извлечь из этого урок. Что будет дальше?

НАЙДЖЕЛ ФАРАДЖ: Здесь я должен предупредить о большой опасности. Вчера утром я был в Европарламенте, в Страсбурге, и спорил с господином Юнкером – председателем Еврокомиссии, самым могущественным бюрократом во всей Европе. И он теперь хочет всеми силами добиваться создания европейской армии – милитаризованного Евросоюза. По сути, этот Евросоюз хочет избавиться от НАТО – под тем предлогом, что избран Трамп и теперь нам придется полагаться только на себя. И одновременно с милитаризацией – продолжение расширения на восток. Вчера утром говорилось о быстром введении безвизового режима для Украины и Грузии. Предлагается продвигать соглашение об ассоциации с Украиной, которое, по сути, является первым шагом к членству в этом политическом союзе.

И я по-настоящему обеспокоен. Я обеспокоен тем, что, если Евросоюз, каким бы израненным, умирающим зверем он ни был, дойдет до этой черты, это спровоцирует конфликт с Путиным. И я скажу этому британскому парламентарию, стремящемуся обвинить Путина во всех наших бедах: «Можно не любить Путина, не хотеть жить в России, но зачем же вам провоцировать Россию?..»

Именно!

НАЙДЖЕЛ ФАРАДЖ: «… Зачем же вы хотите дразнить русского медведя? Ведь если вы будете так делать, Россия ответит». Вот почему я так надеюсь, что президент Трамп сможет кардинально изменить ситуацию. Давайте хотя бы начнем разговаривать с Россией. Но надо отдавать себе отчет в том, что Североатлантическому альянсу сейчас напрямую угрожает не Дональд Трамп, а Юнкер и Евросоюз, которые хотят иметь собственную армию.

Именно! И у левых в Европе так много общего с нашими левыми. Они действительно хотят конфликта с Россией, в США это становится очевидно. Почему? Что за этим стоит? Почему именно Россия – не Северная Корея, не Иран – вызывает у них такую ярость?

НАЙДЖЕЛ ФАРАДЖ: Им же нужен враг, правда? А Путин, при всех его недостатках, сильный лидер, верящий в собственную страну. Они называют это национализмом, они говорят о таких вещах уничижительно. Конечно же, Путину не нравится европейский проект, потому что европейский проект хочет сделать Украину, его ближайшего соседа, членом альтернативного политического и военного альянса.

Верно.

НАЙДЖЕЛ ФАРАДЖ: Послушайте, его [Путина] нельзя за это винить! Кажется, на всем протяжении истории империи, переживающие трудные времена и терпящие неудачи, нуждаются во враге, в объекте ненависти – и это Путин.

И это, к сожалению, может привести к очень опрометчивому и разрушительному поведению. Найджел Фарадж…

НАЙДЖЕЛ ФАРАДЖ: Думаю, это так. И я думаю, что, если мы не остановим эту европейскую армию, нас могут ждать очень серьезные проблемы.

Боюсь, сначала они захотят подавить бунты вроде брексита! Спасибо, что уделили нам время!

НАЙДЖЕЛ ФАРАДЖ: Они могут попытаться, но не преуспеют! Это я вам обещаю!

Дай Бог! Большое спасибо!

Савченко: В Донецке и Луганске нет террористов


ВЕДУЩИЙ: По вашему мнению, являются ли Игорь Плотницкий и Александр Захарченко террористами?

НАДЕЖДА САВЧЕНКО: Все зависит от того, как будет определена государственная политика Украины, которая до сих пор не определена. Если она будет определена войной, то есть такое понятие, как коллаборанты. Это не сепаратисты. Если у нас будет признана АТО, то нужно разобраться, сепаратисты они или террористы, поскольку это совсем разный набор функций, которые подпадают под данные понятия. Я против использования такой терминологии. Я за то, чтобы украинская власть, президент, парламент, правительство определились в том, какова наша позиция. Потому что мы требуем поддержки от мира против агрессора-России, при этом сами продолжаем с ним торг, говорим, что это гибридная война, и в интернете гуляет такое хорошее понятие, что гибридная война – это когда народ с агрессором воюет, а президент –торгует. К сожалению, так оно и есть. Поэтому пока мы сами не определимся, у нас нет права обвинять кого-то без оснований.
ВЕДУЩИЙ: А для вас лично они являются террористами?

НАДЕЖДА САВЧЕНКО: Для меня террористами они не являются.

ВЕДУЩИЙ: Для вас они не являются террористами?

НАДЕЖДА САВЧЕНКО: Я еще раз объясняю, что вам – и журналистам, и парламентариям –нужно было бы открыть хотя бы статут, какие-либо документы о правилах ведения войны и почитать, что такое терроризм и что туда входит. Нет, террористами они не являются, сепаратистами... Скорее всего, там есть часть коллаборантов, часть сепаратистов, часть оккупированного населения. То есть там есть очень спутанные понятия, там нужно точно определиться, что у нас есть, для того чтобы потом понять, для чего мы идем и чего мы хотим.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо. Считаете ли вы их марионетками Кремля?

НАДЕЖДА САВЧЕНКО: Вы знаете, каждая марионетка знает такую хорошую сказку о Буратино и золотом ключике, и можно рано или поздно выйти из-под власти своего кукловода.

ВЕДУЩИЙ: То есть вы считаете, что Игорь Плотницкий и Александр Захарченко могут действовать независимо от воли Владимира Путина?

НАДЕЖДА САВЧЕНКО: Ну вы знаете, я же могу действовать независимо ни от чьей воли. А только от воли народа, потому что я – народ, я считаю, что так делать правильно. Я считаю, что каждый человек, – а, извините, все-таки нужно признать, что они тоже люди... Ну понятие признания же понятно: Бог создал человека, дал ему душу, дал тело. То есть у каждого человека есть разум, есть сердце, и он может совершать поступки.

ВЕДУЩИЙ: Но эти люди не должны убивать других людей, понимаете? Для меня они –террористы, я могу вам однозначно ответить, а вы сомневаетесь, террористы они или нет.

НАДЕЖДА САВЧЕНКО: Вы неправильно считаете, потому что, действительно, это не терроризм, терроризм не действует такими методами, есть определенный набор понятий. Далее – являются ли они убийцами? Понимаете, убийца – это уголовное понятие, когда человек убивает человека, находящего без защиты. То есть они убивают тех людей, которые, в принципе, убивают и их. То есть это война, там есть взаимный огонь, поэтому и тут нет четкого понятия. Вы имеете право на свое мнение, я имею право на свое мнение. Я вам объясняю, на что я опираюсь, когда делаю свои выводы.

ВЕДУЩИЙ: Хорошо, посмотрите, когда вы воевали, вы же воевали за украинское государство, за независимость, за суверенитет, а за что они воюют?

НАДЕЖДА САВЧЕНКО: А они воюют за то, как мы когда-то воевали на Майдане против власти. Просто мы против власти Януковича, а они против власти Порошенко.

ВЕДУЩИЙ: То есть вы ставите знак равенства между «майданом» и ЛНР и ДНР?

НАДЕЖДА САВЧЕНКО: А вы дали определение «майдану»? Наша власть дала определение «майдану»? Она провела все расследования, возбудила все уголовные дела? Она нашла виновных и определила, как именно они называются? На самом деле у нас нет ничего, кроме громких лозунгов.

Экономические последствия евроинтеграции для Молдавии и Украины очень схожи




Два года минуло с тех пор, как Молдавия подписала соглашение об ассоциации с Евросоюзом — подобное тому, за которое столь долго бились нынешние украинские власти. Теперь избранный президент Молдавии подводит печальные итоги: страна лишилась российского рынка сбыта, а от Европы получила одни убытки. И все это — в угоду геополитическим амбициям как своего тогдашнего руководства, так и западных стран.

Молдавия ничего не получила от соглашения об ассоциации с Евросоюзом, но многое потеряла, заявил избранный президент страны Игорь Додон. «Конечно, российский рынок — традиционный рынок для молдавских товаров. После подписания соглашения об ассоциации с ЕС два года назад мы потеряли около 50% экспорта в Россию, мы потеряли рынок. Но мы ничего другого не получили. Прошло два года, и экспорт в Европу не растет, а тоже падает», — рассказал Додон в интервью телеканалу RT.

Как отметил избранный президент, открытие рынка Молдавии для товаров из ЕС привело к большой диспропорции в импорте и экспорте. «В этом году мы импортировали полторы тысячи тонн европейских яблок, а экспортировали туда только 55 тонн. И так по каждой товарной позиции. Поэтому — кроме истории, культуры, экономики, кроме прошлого и будущего — у нас с Российской Федерацией есть и общее настоящее», — заявил Додон.

«Несмотря на то, что в парламенте Молдавии проевропейское большинство и что было подписано соглашение об ассоциации с ЕС, большинство граждан Молдавии, если бы был референдум, проголосовали бы за вхождение в ЕврАзЭС. Более 65% населения считают Россию дружественным государством, у нас нет той русофобии, которая есть в других странах СНГ», — добавил он.

Молдавия в июне 2014 года подписала с ЕС соглашение об ассоциации и глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли. После ратификации этого соглашения молдавским парламентом отношения между Москвой и Кишиневом ухудшились. По соглашению, Молдавия должна полностью открыть свой рынок для европейских товаров. Россия, опасаясь, что через Молдавию пойдет реэкспорт товаров из ЕС, ввела временный запрет на ввоз некоторых видов молдавской продукции и вернула пошлины на 19 видов товаров (продуктов питания, включая мясо, пшеницу, сахар, овощи, а также алкогольные напитки, мебель). Потому что нельзя усидеть на двух стульях разом — иметь зону свободной торговли с ЕС одновременно с зоной свободной торговли в рамках СНГ.

Молдавия евроинтегрировалась, как и Украина. Но по ряду моментов Кишиневу удалось добиться чуть большего, чем Киеву. К примеру, Молдавия получила безвизовый режим. Впрочем, снизить градус ужасных последствий для молдавской экономики это все равно не помогло. Итоги «евроинтеграции» для обеих стран оказались ужасными.

Отличия обусловлены только разницей в структуре экономики. Если Молдавия — это в основном аграрная страна (доля сельского хозяйства в структуре ее ВВП огромна), то Украина получила в наследство от СССР не только «национальное достояние» в виде газотранспортной системы, но и сильную промышленность, а также черноземы. Тем больнее и глубже оказалось падение украинской экономики.

Еще одна интересная особенность. Молдавия на самом деле еще до подписания соглашения о евроинтеграции была неплохо интегрирована в европейскую экономику. И все благодаря соседству с Румынией, которая была и остается основным торговым и экономическим партнером Молдавии. А Россия была и остается на втором месте. Так, до евроинтеграции более 65% внешней торговли приходилось на страны ЕС, в основном Румынию, а на долю стран СНГ (читай, на Россию) приходилось меньше — порядка 35–40% экспорта.

Что изменилось после подписания соглашения о евроинтеграции? Экспорт товаров из Молдавии в Россию (страны СНГ) сократился на 40–50%, при этом экспорт в ЕС не вырос, а тоже упал — на 10%. Только за первое полугодие 2016 года госдолг Молдавии вырос до 6,4 млрд долларов, ВВП падает. «Несмотря на то, что, в отличие от ситуации с Украиной, Россия не являлась крупнейшим торговым партнером Молдавии до начала процесса евроинтеграции, потеря достаточно крупного рынка сбыта не была компенсирована, как и в случае опять же с Украиной, ростом экспорта в ЕС, что привело к ухудшению состояния экономики», — говорит Кирилл Яковенко из «Алор Брокер».#{ussr}

Открытие рынка Европой оказалось блефом в обоих случаях. В рамках евроинтеграции Евросоюз предоставил квоты на беспошлинные поставки местной продукции как для Украины, так и для Молдавии. Однако к росту экспорта в ЕС это не привело. Молдавские производители не смогли выбрать полностью эти квоты. Из 20 позиций освоить квоты удалось только по четырем: по обработанным зерновым, кукурузе, ячменю и пшенице.

Причина — в несоответствии местных производителей стандартам и требованиям ЕС. Технологическое отставание молдавских фермеров неудивительно. Ведь они не получают даже малой доли той господдержки, которую имеют европейские аграрии. И, конечно, ни одна европейская компания не захотела инвестировать в молдавский АПК и тем самым плодить конкурентов. Европейские страны берут у Молдавии лишь то, что им нужно — зерно либо виноград и яблоки в небольших объемах, если своих не хватает. Все остальное оказалось никому не нужно. Поэтому молдаване так сильно хотят вернуть торговые связи с Россией.

Европейские квоты для Украины оказались ровно тем же — не открытием рынка, а ограничением для отсеивания конкурентов. При этом по ряду позиций, например меду и пшенице, Киев поставляет в ЕС куда больше квот. Но за экспорт сверх квот приходится платить пошлину. На все призывы украинских аграриев увеличить квоты европейцы махнули рукой.

Украинские экспортеры, правда, пытаются найти для своей сельхозпродукции другие рынки сбыта, в частности в Азии. И это помогает частично компенсировать потери. Но вот вернуть разрушенную промышленность стране вряд ли удастся. Некоторые заводы еще какое-то время просуществуют за счет ремонта или обслуживания, но постепенно без кооперации с Россией заглохнут. Инвесторов из Европы как не было, так и нет. А все проекты с КНР обречены закончиться покупкой китайцами оставшихся технологий, но не инвестициями в заводы на территории Украины.

Обнищание населения обеих стран еще более красноречиво подводит итог евроинтеграции. Средняя зарплата на июль 2016 года в Молдавии составила всего 199 долларов, на Украине — 195 долларов. Среди более чем 108 стран мира обе плетутся в самом конце рейтинга, рядом с такими беднейшими государствами, как Непал и Уганда. Даже в Египте люди получают больше — в среднем 288 долларов в месяц.

Молдавия, как и Украина, оказалась с огромным внешним долгом и в серьезной зависимости от траншей МВФ. А фонд взамен кредитов требует еще больше антисоциальных решений. В частности, очередной трехлетний кредит Молдавия получит только после принятия сейчас же крайне социально болезненных решений, среди которых поднятие пенсионного возраста и рост коммунальных тарифов. Ровно такие же требования, кстати, выдвигаются и к Украине.

«На мой взгляд, процесс естественной интеграции Молдавии в экономику Европы был грубо прерван и нарушен „бумажной“ евроинтеграцией в угоду геополитическим амбициям отдельных западных стран. И вместо экономики Молдавия была интегрирована в геополитическое противостояние, что, как видно, ни к чему хорошему не привело», — говорит Яковенко.

Собственно, Украина получила тоже не экономическую интеграцию с ЕС, а геополитическое противостояние — и еще в придачу гражданскую войну, которая разгорелась в самом промышленно развитом и богатом украинском регионе (то есть там, где есть за что бороться).

Ольга Самофалова

Источник: http://rusnext.ru/economy/1481915278

Страна-хакер. К призывам Б. Обамы противодействовать нашей агрессии


Виктор Мараховский
Уходящий президент США Б.Х. Обама призвал к решительному противодействию России, обвиняемой им и частью руководителей американских госструктур во вмешательстве в процесс американских выборов.

Несмотря на то, что Россия, победитель выборов Д. Трамп и другая часть руководителей американских госструктур отрицают причастность нашего государства к "взлому е-мейлов Демократической партии в пользу Трампа", - Б. Обама заявил:

- Мы должны действовать и мы будем.

Вообще всё это довольно странно, потому что буквально накануне выборов, 5 ноября, руководство американской разведки уже громко заявляло через NBC о том, что ответный удар нанесён. Что американские хакеры "взломали командную систему Кремля" и, процитируем, "Америка готова нанести ответный удар при попытке сорвать выборы".

По логике - раз уходящее американское руководство уже месяц скандалит о том, что выборы были сорваны Кремлём (пару дней назад разведка через то же NBC дозаявлялась до того, что хакерами командовал лично В.В. Путин), - значит, сокрушительный ответный удар уже нанесён. Командная Система Кремля понесла невосполнимые утраты, и мы должны по логике быть тихие и наказанные.

В общем, складывается ощущение, что руководство США просто не помнит собственных заявлений пятинедельной давности.

Но самое любопытное не в этом, уважаемые читатели.

Нам ещё только предстоит оценить и осмыслить, насколько адский образ нашей стране слепили за последние буквально полгода ведущие зарубежные СМИ.

Возможно, скоро мы начнём ностальгировать по западному образу России начала десятилетия, согласно которому мы мирно лежали в руинах, время от времени побряцывая небоеспособным устаревшим оружием и ностальгируя по утраченному величию. А нашим главным преступлением, напомним, были гонения на геев (пусть они и существовали исключительно в западных сериалах).

Сегодня ситуация принципиально иная. Виртуальная Россия, резко заинсталлированная пропагандой в мозг жителей множества стран - это подлая и хитроумная страна-читер и страна-хакер, атакующая исподтишка. Что особенно важно - эта Россия уже атаковала, то есть нанесла первый удар. Причём не один - множество первых ударов: взломала выборы в США, взломала арабскую весну в Сирии, взломала пробирки с олимпийской уриной и новости фейсбука. Эта Россия буквально напрашивается на возмездие. Но, поскольку она не может быть просто разрушена коалицией свободных народов, как какой-нибудь Ирак Хусейна или Ливия Каддафи - она автоматически переходит из разряда негодяев, которых надо наказать прямо сейчас, в разряд вездесущего зла, которое постоянно присутствует в жизни мира, обманывает и взламывает.

Зачем это необходимо сегодня, когда выборы в США уже позади? У нас есть только одна версия. Та наднациональная коалиция "за мировую либеральную демократию", которую задвинули в США представители американского национализма - не намерена сдавать позиции, а намерена отстаивать каждый сантиметр. И в США, и в Европе, и в остальном мире. Поэтому ей необходима постоянная медийная обработка не только граждан, но и идеологических оппонентов в собственных странах. Ей необходим постоянный шантаж политических противников на предмет "вы поступаете не по-нашему, значит, вы марионетки России". Благо если речь идёт о Хакерской России - то доказывать ничего не надо. Не нужно даже трясти пробирками, достаточно заявить про "у нас есть сильные доказательства того, что вас взломал Кремль. Несокрушимые свидетельства и большая уверенность".

Впереди выборы в Германии и Франции. Впереди президентство Д. Трампа, который, конечно, не совершит на своём посту ни единого пророссийского шага, но зато будет совершать проамериканские - а это для наднациональной политэкономической элиты тоже враждебные действия.

Так что ожидать, что сразу после инаугурации нового президента Штатов наш хакерско-читерский образ померкнет, несколько наивно.

Как проходит суд по делу об убийстве Бориса Немцова. Главные вопросы и ответы



За что убили политика? Почему одному из свидетелей пообещали «сломать ноги»?

По делу об убийстве Бориса Немцова, которое рассматривается Московским военным окружным судом уже третий месяц, сторона обвинения закончила демонстрировать присяжным свои доказательства. Теперь ход перешел к стороне защиты. Подсудимые себя виновными не считают. Из материалов дела следует, что заказчиком покушения на известного российского политика является водитель заместителя командира чеченского батальона «Север» Руслан Мухудинов и другие «неустановленные лица». «Медуза» попросила освещающего процесс журналиста «Медиазоны» Егора Сковороду ответить на главные вопросы о деле, которые возникли у редакции.

Collapse )

Две правды


Дмитрий Ольшанский
На свете всегда есть две правды.
Одна правда теплая, а другая холодная.
Теплая - это правда крестьянского дома с натопленной печкой, у которой, кроме едва выжившего в коллективизацию хозяина, греется еще и немец. Пришел, знаете ли, переночевать. Враг, говорите? А большевики мужику - что, друзья?
Теплая - это правда красивого города Парижа, который проиграл свою войну, но зато сохранил мирную, прежнюю жизнь, кафе-парочки-аккордеон. Им повезло - там, в Париже. А вы что - хотите, чтоб они ползали на руинах?
Теплая - это правда православного архиерея, который, чокаясь, поздравляет нашего дорогого Леонида Ильича с годовщиной Великой Октябрьской Социалистической. Время такое было - на многое приходилось идти.
Теплая - это правда хорошей карьерной девушки, которая говорит, что Крым - наш, а Донбасс... ну... и тут она, вынимая приятную формулировку, желает Донбассу счастья, а с кем - неважно. Зачем ей портить себе карьеру?
Теплая - это правда костра.
Петр сидел у костра, и внезапно забыл, чей он апостол.
Какая разница, за кем он шел?
А есть другая, холодная правда.
И того, кто ее выберет, она не греет.
Он сам горит.
Так ему и надо.
Провокатор, фанатик и сумасшедший, а еще на аккордеоне мешает играть.
И вообще - у нас же дети, а у него что?
А у него - ничего.
Тот, у кого есть холодная правда - отдать, умереть, сжечь, отказаться, - других активов, как сейчас принято говорить, не предъявит.
Зато потом - когда те, кто за холодную правду, все уже умерли, все сожгли, от всего отказались и бросили в лицо врагу дом, детей, печку и даже аккордеон, - обычно оказывается, что они-то и были правы.
Они, как выясняется, были не сумасшедшие, а герои.
И все мирные парочки, все карьерные девочки, льстивые поздравители начальства и просто разумные, домовитые мужики - водят хороводы вокруг их памятников и портретов.
Ведь все же знают, что поступать надо было именно так, как они поступили, - уверенно говорят нам живые любители теплой правды про мертвых мучеников правды холодной.
И идут греться и гулять дальше. А еще к детям идут - у них же дети.
Но только это запоздалое, ложное знание.
Это так легко - выбрать холодную правду, когда ее нет. Когда она где-то давно была.
Сидя у костра, с возмущением думать о том, кто сидел у костра до тебя.
Но ведь там так тепло.
Кто может точно сказать, что выберет холод, а не тепло?
Кто может точно сказать, что будет гореть, а не греться?
Я не могу.

Как мы вообще выжили!? Детям 50-60-70-80-х посвящается!!!


Если вы были ребенком в 50-е, 60-е, 70-е или 80-е, оглядываясь назад, трудно поверить, что нам удалось дожить до сегодняшнего дня.
В детстве мы ездили на машинах без ремней и подушек безопасности. Поездка на телеге, запряженной лошадью, в теплый летний день была несказанным удовольствием. Наши кроватки были раскрашены яркими красками с высоким содержанием свинца. Не было секретных крышек на пузырьках с лекарствами, двери часто не запирались, а шкафы не запирались никогда. Мы пили воду из колонки на углу, а не из пластиковых бутылок. Никому не могло придти в голову кататься на велике в шлеме. Ужас!

Collapse )