December 21st, 2016

На встрече России, Ирана и Турции обошлись без США


Бывший руководитель бюро CNN в Москве Джилл Догерти с нами из Сиэтла, штат Вашингтон. Очень интересно следить за дипломатическим процессом вокруг этого события, не правда ли? По сути дела, обе стороны очень сблизились.

ДЖИЛ ДОГЕРТИ, эксперт по России в Центре Вудро Вильсона: Так и есть. И что касается России, это очень укрепляет ее роль на Ближнем Востоке. Еще очень интересно посмотреть, кого на этой встрече нет – а именно Соединенных Штатов. Собрались Иран, Россия и Турция, но не США, и это очень показательно. Турция и Россия развивают свои отношения, формируют объединенный фронт. И Москва дала очень ясно понять, что Америка ей не нужна, что они не хотят с ней работать.

Стороны стремятся прийти к своего рода резолюции. Какой именно она будет, неясно. Вы правы, Макс, дипломатия действительно развивается быстро. И Россия закрепляет успехи, которых достигла.

А как к этому относятся американцы? Ведь это шаг в сторону, попытка дистанцироваться от США и приблизиться к длительным отношениям с Россией.

ДЖИЛ ДОГЕРТИ: Знаете, я думаю, что прямо сейчас Соединенные Штаты могут не так уж и много. Президент Обама, которому осталось занимать свой пост всего несколько недель, четко заявил, что не станет предпринимать в Сирии вообще каких-либо серьезных шагов. Скоро придет новый президент, Дональд Трамп, который ясно говорил, что, по его ощущениям, он сможет работать с Россией и, возможно, даже с президентом Башаром Асадом, что кажется немыслимым. И если уж говорить о немыслимом, то так безусловно, можно назвать саму мысль о том, чтобы Соединенные Штаты и их будущий президент собирались вместе с Башаром Асадом бороться против терроризма.

И именно таких планов очень однозначно и придерживается Дональд Трамп. Он считает, что Россия взяла на себя борьбу против терроризма. Он собирается бороться с терроризмом и победить его, а это значит, что он может объединиться с Россией.

Важные детали: как это будет претворено в жизнь, когда он займет своей пост, и что именно случится, будет ли лидировать Россия, а Америка – следовать за ней? Это пока не ясно не ясно. Но в целом, похоже, что во многом события в Сирии определяет именно Россия.

В Европе очередной теракт


Kitty Sanders
Я раньше писала по поводу безумия европейской политики и его связи с нарастанием террористической угрозы, а сейчас уже даже и писать не хочется. Зачем? Боитесь военных, силовиков, национальных ополчений - не вопрос, это свободный мир. Нравится вам, что на на картинке "министры обороны стран Европы" улыбаются пять дилетанток, которые хорошо если хотя бы раз в жизни держали в руках боевое оружие (и то на какой-нибудь выставке новейших образцов вооружения)? Не находите общего языка с вояками и презираете их, потому что это цивильно и прогрессивно? Да вперёд. Вам в кайф, что Рождество перестало быть всеобщим праздником, ведь чувства не отмечающих этот праздник важнее традиций и радости детишек? Оно оскорбляет чувства беженцев? Ок, чувства, так чувства. Нам, которые нормальны и не страдают истериками и припадками, это понять трудно, у нас логика другая: если абсолютное большинство за, и меньшинству это не вредит физически и имущественно, это должно быть. Но ок, ок, живите по своим правилам.

Наслаждайтесь своим левым раем. А мы лучше уж как-нибудь с отсталыми профессиональными военными, которых в своё время прозвали Бешеными Псами, Молотами и Кондорами, а ещё с аграриями, солидаристами и бизнесменами. Будем лоббировать снижение налогов, гражданскую самооборону и самодостаточных нормальных вооружённых граждан, ага. Чтобы когда у нас какой-нибудь дегенерат надумал погонять на грузовике по людям, началось соревнование в стрельбе на меткость, с последующим хвастовством редким трофеем и медалью тому, кто застрелит ублюдка до того, как он успеет доехать до тротуара.

Захотите присоединиться или понадобится помощь - обращайтесь. Мы ж не либералы и не социалисты, своих не бросаем, даже если они вконец утратили связь с реальностью и истерично отрицают очевидное, лишь бы сохранить свои комфортные представления об идеальности мультикультурного мира.

И всё не зря и национальное чувство




Дмитрий Ольшанский
Национальное чувство - как и любое вообще чувство, как всякая форма верности и любви, - обязательно должно возникать там, где мы хуже, там, где нам плохо, где нам досталось меньше других.
А нам ведь часто бывает плохо.
И мы ведь часто выглядим хуже.
Имеем меньше.
Зато у других!
В Калифорнии программисты с инвесторами, а у нас воры.
В Германии уютные городки, а у нас воры.
На Средиземном море яхты, а у нас ветер свистит между панельными многоэтажками.
В Киеве свобода и достоинство, а в Донецке у сепаратистов шахты советские.
Джихадисты - пыщ! пыщ! - атакуют неверных, а у нас грузные дядьки-чиновники, одышка и годовой отчет.
Голландская пенсионерка уже пятнадцатую татуировку себе набила, катаясь по миру, а ты, дура старая, в Дикси копейки считаешь.
В Японии роботы скоро людей заменят, а в Костромской области - тоже заменят, но только не роботы, а избы без крыш и церкви с деревом посреди алтаря.
У других лучше.
Везде лучше, чем тут.
Но бывает и наоборот: если остаться без этого самого "тут" - такого трудного, неказистого, со всех сторон несовершенного, - то все зря.
Уйдите, роботы, горите синим пламенем, яхты, и даже достоинство, даже свобода - ну, как-нибудь проживем без тебя.
И когда так - это и есть национальное чувство.
И просто чувство.
Когда все знаешь, но любишь - и не перестанешь любить.
И все не зря.

ПО ДАННЫМ УТЕЧЕК С ТРУДНЫХ ПЕРЕГОВОРОВ…




Прочие герои пока молчат, но по всей этой картинке чувствуется, что по дипломатическим и разведывательным каналам на наших ГРУшников пошёл вал запросов на тему:

“Что теперь будет?”

Наши делают простую морду кирпичом, чешут репу и говорят что-то типа:

”А хрен его знает, что будет. Дайте сперва их по головам посчитать и побеседовать”.

“Но вы же не станете предъявлять их всему миру?” – нервно спрашивают нас “партнёры”.

“Почему?” – искренне не понимают наши?

“Ну как же… Вы же понимаете… Могут быть непредсказуемые последствия… “

“Какие?” – искренне удивляются наши.

“Ну как же… Послушайте, назовите вашу цену и поговорим, наконец, как культурные люди…”

“С кем?” – не понимают наши.

“Ах, перестаньте же, наконец! Мы же цивилизованные люди…”

“Кто?” – опять не понимают наши.

“Что значит это “кто” “? – недоумевают “партнёры”.

“Кто цивилизованные люди?” – опять не понимают наши.

“Ну знаете, это переходит всякие границы! Нельзя же быть такими упрямыми! В конце концов, такие предложения делаются не каждый день!”

“А что, были предложения?” – спрашиаают наши.

“Я не понимаю, кто тут евреи, мы или вы – заявляет посол Израиля. – Вы так сбиваете цену, что даже я залюбовался!”

“Да что вы, мы ещё и не начинали торговаться!” – уверили “партнёров” наши. “Все торги впереди, когда мы вам покажем товар лицом…”

Тут вперёд вылез представитель Турции.

“Подождите, я знаю, как торговаться с русскими…”

“Ну да, вы знаете!” – загудели “партнёры”. – “Вы ещё всё никак помидоры на русский рынок не вернете после вашей дурацкой выходки с самолётом. Идите лучше учить вашего Эрдогана. Нечего нам тут арапа заправлять!”.

“Вот арапов я бы попросил не трогать!” – встрепенулся саудовский представитель.

“Путина попросите, может, не тронет!” – зашумели “партнёры”.

“Послушайте, майне геррен, – обращается к нашим немец – мы же вместе строим “Северный поток – 2″, мы же друзья…”

“Вы им ещё скажите, что вместе Берлин брали” – съязвил франуз.

“Друзья? А по вашим действиям на Украине не скажешь” – усомнились наши.

“Так вас интересует Украина?!” – хором вскричали “партнёры. – Ну так бы сразу и сказали! Какие проблемы! “

“Нас интересует ваша нервная система – отвечают наши. – Нельзя так волноваться. Подождите немного. Вот принесут протоколы допросов с видеозаписями показаний…”

“Опять протоколы – зашумели партнёры”. Мы же договорились, не надо никаких протоколов…”

“Мы договорились? Когда?” – изумились наши.

“Вы же не станете позорить уважаемые страны на весь мир!”- спросил посол Британии высокомерно.

“Это вы о себе?” – искренне не поняли наши.

“Грубияны” – обиделся посол Британии.

“Господа, мы теряем время – сказал посол США. Давайте говорить с Путиным.”

“Ну да, Абэ вот тоже недавно с Путиным о Курилах поговорил. Теперь его в Японию не пускают.”

“Кого? Путина?” – не понял американец.

“АБЭ!” – хором закричали все

Повисла угрюмая тишина.

И только редкие утечки в прессу давали понять, как сложно идут переговоры культурного Запада с этими дикими русскими.