March 2nd, 2017

В мире «победившей Клинтон» Трамп предпочёл стать россиянином


«На что был бы похож мир сегодня, если бы на выборах президента США в 2016 году победила Хиллари Клинтон? Именно на этот вопрос попыталась ответить неизвестная создательница сайта hillarybeattrump.org», — пишет Le Figaro.

Как отмечает французское издание, сайт «политической фантастики» предлагает читателям альтернативные новости, как-то: «Дональд Трамп отказывается от американского гражданства и запрашивает российское», «К инаугурации Хиллари Клинтон Берни Сандерс заказал себе новый костюм, впервые за 8 лет».

Среди вымышленных событий также повышение минимальной заработной платы на федеральном уровне и гарантии оплачиваемого отпуска по уходу за ребёнком для матерей и отцов.

Автор проекта не пожелала раскрывать своего имени, боясь «нападок со стороны консерваторов». «Задача hillarybeattrump в том, чтобы помочь либералам верить в другую реальность», — приводит её слова Le Figaro. В то же время создательница сайта не скрывает, что большая часть посещений приходится на долю… сторонников противоположного лагеря. И они оставляют гневные отзывы.

«Тем, кто создал эту страницу: найдите настоящую профессию, как все остальные американцы, — цитирует газета один из комментариев. — В вашем фальшивом мире она, может, и победила, но в реальности она всего лишь лузер».

Глава МИД ФРГ выразил недовольство Москвой, порадовав прибалтов


Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль «успокоил прибалтов» во время своего последнего визита в Прибалтийские страны, сообщает Berliner Morgenpost. «Безопасность Литвы, Латвии и Эстонии — наша собственная безопасность», — заверил глава МИД ФРГ.

«Российское правительство готово применить военную силу», — убеждён министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер. Немецкое издание обращает внимание на то, что «все три Прибалтийских страны вооружаются».

Россия — «сложная страна», считает Габриэль. Москва «нарушила нормы международного права» и «поэтому мы не можем отменить санкции», отметил немецкий министр.

Главы правительств и внешнеполитических ведомств Прибалтийских стран «признательны Габриэлю за этот новый критический по отношению к России акцент», подчёркивает Berliner Morgenpost.

«Главным якорем безопасности» для прибалтов, однако, остаются Соединённые Штаты, констатирует издание. Как отмечает Berliner Morgenpost, на вопрос о «заигрывании» Дональда Трампа с Москвой глава МИД Эстонии ответил «сухо». «В прошлом США уже не раз предпринимали попытки улучшить отношения с Россией, — напомнил Миксер. — Все они закончились разочарованием».

Почему Америке выгодно, чтобы Россия была ее союзницей


Я американский гражданин российского происхождения. Поскольку моя бывшая родина постоянно фигурирует в выпусках новостей, неудивительно, что многие люди спрашивают меня о нынешнем обострении отношений между двумя странами. Я собрал несколько наиболее часто задаваемых вопросов в произвольном порядке и решил поделиться своими соображениями.

Россия – наш враг или союзник?

Ни то, ни другое. Лорд Палмерстон когда-то произнес знаменитую фразу: «У Великобритании нет постоянных друзей, а есть лишь постоянные интересы». Это вполне справедливо и для других стран. Соединенные Штаты и Союз Советских Социалистических Республик (СССР) были геополитическими противниками во время холодной войны. Однако до этого они были союзниками во время второй мировой войны, когда обе страны столкнулись с непосредственной угрозой для своего существования, исходившей от нацистской Германии и Японии. В настоящее время как Россия, так и Соединенные Штаты оказались под угрозой со стороны радикального исламизма, и это может вновь объединить их.

Можем ли мы сотрудничать с русскими после того, как они захватили большие куски Украины и Грузии?

Что же, Советский Союз в 1939 году захватил Литву, Латвию и Эстонию, но Франклин Делано Рузвельт и Уинстон Черчилль сотрудничали с Иосифом Сталиным и активно поддерживали его военные действия против Германии. Запад никогда не признавал аннексии этих прибалтийских республик, просто он отодвинул этот вопрос на задний план во имя более важной цели. Генри Киссинджер называет подобный подход политическим прагматизмом.

Дональд Трамп назначил бывшего главу Exxon Mobile Рекса Тиллерсона своим госсекретарем. Тиллерсон известен своими теплыми отношениями с российским президентом Владимиром Путиным. Как мы можем знать наверняка, на какой стороне находится Тиллерсон?

Позвольте мне привести в качестве примера исторический прецедент. Был еще один известный топ-менеджер в нефтяной сфере, который поддерживал дружеские отношения с советскими лидерами. Его звали Арманд Хаммер. У него были многочисленные личные и деловые связи с Советским Союзом начиная с 1920-х годов. В 1957 году Хаммер стал президентом и исполнительным директором корпорации Occidental Petroleum. Он использовал свои связи, чтобы положить конец холодной войне между двумя странами. По словам его биографа, Хаммер «служил в качестве посредника для пяти советских генсеков и семи президентов США». Как это ни парадоксально, деятельность Хаммера в интересах СССР снискала ему большую популярность среди американских левых, несмотря на то, что сам он всегда поддерживал Республиканскую партию.

Отдавал ли Путин приказы об убийстве российских журналистов и других политических противников?

Это не доказано окончательно, хотя и является правдоподобным. Впрочем, независимо от того, правда это или нет, это не должно определять американскую внешнюю политику. В свое время это понимали Рузвельт и Черчилль, которым было хорошо известно о злодеяниях Сталина.

Выступала ли Россия на стороне Трампа в ходе предвыборной гонки 2016 года?

Разумеется, выступала. Разные страны мира постоянно принимают чью-то сторону и вмешиваются во внутренние дела других стран. Например, Соединенные Штаты активно содействовали «Арабской весне» в нескольких странах Ближнего Востока и Северной Африки и даже оказывали непосредственную поддержку сирийским и ливийским «умеренным» повстанцам. Предотвратить любое вмешательство России в американские выборы было прерогативой действующего президента США.

Является ли российская шпионская деятельность в отношении американских институтов власти новым явлением?

Это абсолютно не так! Впрочем, со временем ситуация меняется. Между 40-ми и 60-ми годами двадцатого века советская шпионская деятельность и проникновение в Америку «коммунистической заразы» беспокоили главным образом правых консерваторов. Левые опровергали существование подобной опасности, насмешливо называя антикоммунистическую деятельность «поиском красных под собственной кроватью». Джулиус и Этель Розенберг, которых обвинили в шпионаже в пользу Советского Союза и казнили, стали мучениками в глазах американских левых. Даже в 70-е годы, когда я эмигрировал в Соединенные Штаты, любимым выражением левых было «лучше быть красным, чем мертвым». Настоящие изменения произошли лишь в 80-е годы.

Так что же произошло в 80-е?

Когда президентом США стал Рональд Рейган, он столкнулся с яростной оппозицией со стороны левых сил. Журналистская элита высмеивала его, называя простодушным ковбоем и правым милитаристом за то, что он охарактеризовал СССР как империю зла. Оппозиция приобрела еще более ожесточенный характер, когда Рейган предложил систему противоракетной обороны, которую СМИ пренебрежительно назвали программой «звездных войн». Однако, когда появилась возможность, Рейган провел ряд плодотворных саммитов с первым советским президентом Михаилом Горбачевым. В конечном итоге эти встречи привели к окончанию холодной войны.

Является ли Путин реинкарнацией Сталина?

Эти два лидера представляют совершенно различные поколения, разделенные 70-летним промежутком времени. За эти семьдесят лет мир изменился, изменилась и Россия. Сталин правил Россией железной рукой, в то время как сегодняшние россияне пользуются известной степенью свободы. Путин более прагматичен, чем Сталин. Тем не менее, современное российское общество по-прежнему сильно отличается от западноевропейских соседей, что, возможно, довольно неплохо, учитывая, что последние в настоящий момент находятся в состоянии глубокого кризиса.

Могут ли Соединенные Штаты полагаться на Россию в войне против радикального исламизма и терроризма?

Если бы речь зашла о жизни или смерти, я в любом случае предпочел бы иметь на своей стороне Россию, а не западного союзника, такого как Франция. Когда русские воюют, они делают это чтобы победить, а не для того, чтобы удовлетворить юристов, соблюдая все до единого правила, устанавливающие приемлемые способы убивать врагов.

Приведу один пример. Сомалийские пираты угрожали международным морским перевозкам в Индийском океане в период между 2005 и 2013 годами, захватывая заложников. Американские, французские, итальянские и другие военно-морские силы спасли многих заложников, неоднократно захватывали пиратов и отправляли их на родину. Аресты, судебные разбирательства, апелляции и содержание в заключении – все это обходится в сотни миллионов долларов. Согласно сообщению газеты Guardian, существовало опасение, что «судебные процессы в европейских судах будут не столько сдерживать, сколько поощрять совершение пиратских нападений».

В противоположность этому, когда в 2010 году российский эсминец спас от пиратов российский танкер и его команду, спецназовцы не стали арестовывать преступников. Русские разоружили пиратов и пустили их дрейфовать по течению в надувной лодке. Освобожденные пираты не достигли берега. Ходили слухи, что спасатели проделали дыру в лодке, прежде чем их отпустить.

Автор, Евгений Веклеров, родился в России и в 1976 году эмигрировал в США. Он занимался научными исследованиями в области прикладной математики в университете Калифорнии и одновременно вел несколько курсов по информатике. Кроме того, он интересуется современной историей и ее связью с текущими событиями

Российский бизнес продался Киеву за полушку


Банки и компании РФ стали главными инвесторами украинской экономики

Российский бизнес стал главным инвестором Украины. В 2016-м году он вложил в экономику «незалежной» $ 1,67 млрд. — это 38% всех инвестиций. Об этом сообщила Государственная службы статистики Украины.

Как уточняет украинский Госстат, всего в прошлом году Киев получил $ 4,4 млрд. прямых иностранных инвестиций — на $ 642 млн. больше по сравнению с 2015-м годом. Основными инвесторами, кроме России, стал Кипр ($ 427,7 млн.), Великобритания ($ 403,9 млн.), Нидерланды ($ 255 млн.) и Австрия ($ 249,9 млн.) Другими словами, в пуле иностранных инвесторов Киева мы лидируем с впечатляющим отрывом.

Наиболее существенные инвестиции были направлены в финансовые и страховые учреждения и организации ($ 2,8 млрд.), предприятия оптовой и розничной торговли ($ 524,9 млн.), а также промышленность ($ 475 млн.)

Отчасти понятно, откуда взялись эти цифры. На Украине по-прежнему работает ряд «дочек» крупнейших российских банков: Сбербанк и VS Bank (группа Сбербанка), ВТБ и «БМ банк» (группа ВТБ), Альфа-банк и «Неос» (Альфа-групп), Проминвестбанк (ВЭБ) и «Форвард» («Русский стандарт»). С 2014 года эти «дочки» превратились для головных организаций в чемодан без ручки. Бросить его жалко, продать невозможно, а нести накладно. Но пока российские банкиры выгадывают, как бы минимизировать потери в «незалежной», Киев ситуацией отлично пользуется.

Периодически Национальный банк Украины (НБУ) требует докапитализации «дочек». И тогда российские банки спешно раскошеливаются, и вливают деньги в украинскую финансовую систему, спасая ее от коллапса.

Такую же позицию занимают на Украине и другие российские компании. Если верить украинским СМИ, ключевым российским игроком в украинской электроэнергетике якобы является российская группа VS Energy, которая владеет 8-ю облэнерго на Украине.

Значительная часть рынка украинской мобильной связи, по данным опять же украинской прессы, якобы также принадлежит россиянам, которые пытаются мимикрировать под Европу или украинских патриотов.

Словом, российский бизнес на Украине пытается удержать свои позиции. И желание сохранить деньги можно понять, но не любой же ценой. Почему-то капитаны российского бизнеса считают возможным финансировать Киев в тот момент, когда ВСУ утюжат из реактивной артиллерии Донецк, а киевские власти занимают откровенно антироссийскую позицию. В такой ситуации было бы логичнее обрезать Киеву все каналы финансирования, и тем самым ускорить агонию нынешнего украинского режима. Но российский бизнес так не считает.

Почему мы финансируем украинскую агрессию, на что надеются российские бизнесмены, инвестируя на Украине?

— Ситуация с российскими инвестициями на Украину сложилась возмутительная, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — По сути, российские банки кредитуют украинскую экономику, а российские компании торгуют с «незалежной», как будто Киев не объявил нас главным врагом, и не уничтожает русское население Донбасса. Фактически, мы сами поддерживаем на плаву киевский режим.

На мой взгляд, это говорит об одном. Наш бизнес — безответственный и антинациональный — состоит из рвачей, готовых за полушку Родину продать. Это бизнес реально наносит вред национальной безопасности РФ.

По идее, к такому бизнесу нужно применять самые жесткие ограничительные меры. Но наша власть идет у него на поводу. Руководители госбанков и госкорпораций без проблем входят в кабмин и администрацию президента, и умело лоббируют свои интересы. И в этом заключается огромная проблема.

В финансовый кризис 2008—2009 годов власть в критической ситуации поступила по-другому: назначила «комиссаров» в банки, которые следили за действиями банкиров. Такое решение было принято, поскольку существовал реальный риск обрушения финансовой системы из-за рвачей, норовивших не закачивать ликвидность, предоставляемую ЦБ, в экономику, а скупать на нее валюту.

Но с Украиной ситуацию пустили на самотек: мол, «незалежная» все равно обрушится. А как она обрушится, если наш собственный бизнес в украинскую экономику инвестирует? Да никогда она, при таком раскладе, не обрушится!

«СП»: — Что в такой ситуации нужно делать?

— Брать пример с Америки. В США руководители компаний, нарушающих санкционный режим, преследуются уголовным законодательством, и рискуют провести за решеткой — ни много ни мало — целых 25 лет! Результат такого подхода налицо: все американские бизнесмены ходят по струнке, и шарахаются от предложений сотрудничества с компаниями из «черного списка», как черти от ладана.

Но в России бизнес вертит либеральной прослойкой в правительстве, как хочет.

Я считаю, первое, что нужно делать — ввести санкции против Украины, и прямо запретить любые инвестиции в экономику «незалежной». Пусть Киев если и получает доходы от Москвы, то по минимуму. Скажем, мы поставляем в Европу газ через украинскую территорию, и по контракту обязаны платить за транзит. Мы и будем платить — не вопрос. Но все остальные вливания нужно решительно прекратить.

«СП»: — Получается, несмотря на стенания российского бизнеса, нужно пойти на потерю активов на Украине?

— Конечно. А пострадавшему бизнесу можно потери частично компенсировать — например, передачей под его контроль предприятий в Донецке. В конце концов, бизнес несет в себе элементы риска, а с Украиной российский бизнес риски явно неверно просчитал. Это исключительно его ошибка, и пусть он заплатит за нее.

Кроме того, можно увязать компенсации бизнесу с политическими изменениями на Украине.

«СП»: — Каковы шансы, что меры по исправлению нынешней ситуации будут приняты?

— Я считаю, шансы минимальны. Российское правительство, повторюсь, де-факто занимается обслуживанием интересов крупного бизнеса, и ситуация, я считаю, может измениться только со сменой кабмина.

Андрей Полунин

Блокадная перемога Порошенко


Призывы ввести новые санкции против РФ могут закончиться сменой киевского режима

Президент Украины Петр Порошенко призвал Запад ввести санкции «против лиц, которые незаконно присвоят украинские активы» в Донецкой и Луганской республиках (ДНР и ЛНР). Об этом 1 марта сообщила пресс-служба главы украинского государства по итогам его встречи с руководителями МИД Великобритании и Польши Борисом Джонсоном и Витольдом Ващиковским.

«Чтобы к тем, кто сегодня вступит в так называемое право собственности в отношении конфискованных активов, совместно были применены санкции за нарушения международного и украинского законодательства», — заявил президент Украины. «Глава государства уверен, что скоординированные действия (Украины и Запада) будут эффективными», — отметила его пресс-служба.

По мнению Порошенко, «конфискация Россией украинских активов является еще одним свидетельством оккупации РФ востока Украины». Кроме того, он в очередной раз назвал нарушением международного права решение Москвы о признании документов, выданных в ДНР и ЛНР.

Напомним: 25 января украинские националисты — бывший командир батальона «Донбасс», депутат Рады от фракции «Самопомощь» Семен Семенченко, его коллега-однопартиец Егор Соболев и внефракционный парламентарий Владимир Парасюк — возглавили несколько сотен бывших и действующих военнослужащих, а также активистов радикальных организаций, и перекрыли железнодорожные пути, ведущие в Донбасс.

Акция радикалов проходит под лозунгами недопустимости «торговли с врагом» и «бизнеса на крови», и пользуется популярностью у значительной части украинского общества. Именно по этой причине Порошенко не может применить силу для ее разгона.

В результате блокады крупнейшие предприятия Донбасса остановили производство, а тысячи людей остались без работы. В этих условиях 27 февраля главы ДНР и ЛНР Александр Захарченко и Игорь Плотницкий объявили о вынужденном решении ввести с 1 марта внешнее управление на всех работающих в республиках украинских предприятиях ради поддержания их деятельности и сохранения рабочих мест.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков уже прокомментировал требование ДНР и ЛНР снять транспортную блокаду. Он заявил, что неспособность Киева избавиться от этой проблемы вызывает недоумение, и отметил, что блокада серьезно дестабилизирует ситуацию. «Она мешает процессу урегулирования, она мешает деэскалации, особенно на линии соприкосновения сторон в Донбассе, и в конце концов она еще больше отдаляет нас от того, чтобы хотя бы приблизиться к реализации Минских соглашений», — заявил Дмитрий Песков.

Поддержит ли Запад «незалежную» в стремлении ввести новые санкции, к каким последствиям приведет транспортная блокада Донбасса?

— ЛНР и ДНР четко заявили, что введение внешнего управления не подразумевает изменения прав собственности, — отмечает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин. — Так что о национализации речи быть не может. Поэтому получается, что Порошенко сделал холостой выстрел.

Ранее президент Украины — в ответ на признание Москвой временных документов, выданных властями ДНР и ЛНР, — также призывал Запад к ужесточению антироссийских санкций. И тоже, надо заметить, впустую: никто из западных политиков идеи украинского президента не поддержал.

На деле, Порошенко в каждой кризисной ситуации — сугубо внутриукраинской, заметим, поскольку та же блокада устроена украинскими радикалами, — расписывается в своей неспособности действовать в качестве руководителя страны. В конце концов, речь идет о вопросах, которые именно украинский президент должен решать. А единственная реакция Порошенко на все происходящие укладывается в формулу «Запад нам поможет».

Порошенко не способен заставить сотню человек прекратить блокаду железной дороги? Эту проблему должен решить Запад. Президент Украины чинит препятствия при получении украинских документов жителями ЛНР и ДНР, из-за чего эти люди вынуждены пользоваться внутренними документами республик? И эту проблему должен решать Запад!

По сути, с каждым своим призывом Порошенко убеждает Запад в своей недееспособности.

«СП»: — Запад больше не ставит на Порошенко?

— Запад очень не хотел бы устраивать смену политических декораций на Украине. На Западе прекрасно понимают, что такая смена может привести к еще большей нестабильности в «незалежной». Тем не менее, когда реакция Порошенко на любые внутриукраинские события сводится к призыву наложить на Россию побольше санкций, это ставит под сомнение целесообразность ранее сделанных ставок.

«СП»: — Как в реальности выглядят перспективы блокады Донбасса?

— Рано или поздно блокаду, понятно, снимут. Другой вопрос, что эта блокада может вызвать на Украине внутриполитический кризис. И никакими санкциями против РФ Запад в такой ситуации Порошенко не поможет.

Совершенно понятно, что сейчас в Киеве радикальные круги пытаются оттеснить от власти более умеренные во главе с Порошенко. И за этими радикалами стоят обиженные нынешним украинским президентом олигархи. Собственно, Порошенко пытается выдать эту внутриолигархическую разборку за межгосударственные отношения. Но вряд ли это у него получится.

Я не исключаю, что с помощью блокады Порошенко могут «снести». Уже сейчас за спинами «блокадных» активистов обозначилась фигура миллиардера Игоря Коломойского. Не удивлюсь, если поддержку радикалам оказывает и газовый олигарх Дмитрий Фирташ, который очень не хочет быть депортированным в США по запросу ФБР.

Это значит, что противники у Порошенко очень серьезные, и мотивированы они на очень серьезную схватку.

— Запад не станет ужесточать санкции против РФ, тем более, США и ЕС к призывам Порошенко успели привыкнуть, — считает экс-директор информационного офиса Совета Европы, преподаватель кафедры европейского и конституционного права МГИМО МИД РФ Николай Топорнин. — Наоборот, сейчас многие западные политики говорят о том, что режим санкций следует пересмотреть, поскольку он лишь вредит европейской экономике.

Об этом говорят в Австрии, Венгрии, Греции. Да, эти заявления не приводят к смягчению позиции Брюсселя — ЕС принимал санкции на основе консенсуса, и для ослабления режима также необходимо общее согласие. Однако Европа уже отчетливо понимает, что санкции не достигают изначально заявленных целей. Поэтому вопрос об ужесточении санкций никто не готов рассматривать всерьез, тем более, если это связано с противостоянием различных сил внутри Украины.

Действительно, ситуация вокруг транспортной блокады Донбасса, с точки зрения ЕС, выглядит странной. Угледобывающие предприятия ЛНР и ДНР принадлежат украинским олигархам, и до последнего времени платили налоги Киеву. Эта схема была логичной до начала противостояния в Донбассе, но сейчас выглядит абсурдной. Особенно с учетом блокады, поскольку Украина, собирающая с этих предприятий налоги, фактически лишает их рынка сбыта.

В этой ситуации действия Донецка и Луганска выглядят вполне логичными. К тому же власти ЛНР и ДНР настаивают на том, что не забирают украинскую собственность, а лишь вводят временный режим внешнего управления.

Порошенко же в этой ситуации выглядит в глазах Запада просто слабым президентом. Железная дорога в Донбасс блокируется так называемыми добровольческими батальонами, которые подчиняются не Киеву, а радикальным политикам и олигархам, которые и финансируют их деятельность. При необходимости, блокаду можно было бы снять за несколько часов компактными силами быстрого реагирования. Но Порошенко на это не идет, поскольку блокада популярна.

В Киеве, по опросу общественного мнения, более 60% горожан поддерживают акцию радикалов. А в западных областях Украины процент поддержки еще выше.

Порошенко прекрасно понимает, что даже простая недопоставка угля грозит веерными отключениями электроэнергии в ряде городов, и даже в отдельных районах Киева. И что с точки зрения здравого смысла блокада приносит одни убытки. Но разблокировка путей сообщения несет политические риски: в этом случае Порошенко гарантированно обвинят в непатриотизме.

Именно поэтому украинский президент идет в фарватере правых радикалов, и на встрече с зарубежными представителями привычно списывает всю вину на Россию. Можно сказать, Порошенко действует, исходя из текущей ситуации. Поэтому, если напор радикалов ослабнет, блокада все-таки будет снята. На мой взгляд, это наиболее вероятный сценарий, поскольку потенциал этой блокады невысок.

Зачем Путин отправился в турне по Средней Азии?


В эти дни происходит самое большое за последние годы турне президента России по Центральной Азии. Поездка, в программе которой многочисленные переговоры, приурочена к 25-летию дипломатических отношений между Россией и республиками: Казахстаном, Таджикистаном и Киргизией. 26-27 февраля Владимир Путин посетил Алма-Ату, затем Душанбе, 28 февраля — Бишкек.

Вначале – о переговорах в Таджикистане. Путин назвал цифру работающих в России такжикских иммигрантов – более 800 тысяч человек. Но это официальная цифра, и её можно смело умножать на два. Также Путин сказал, что треть ВВП Таджикистана формируется из денег, которые зарабатывают гастарбайтеры, работающие в России. Эту цифру тоже смело можно умножать на два. Таким образом, у России есть сильный момент давления на Таджикистан для получения собственных преференций. Пользуется ли Россия своими преимуществами?

Много есть загадочного в наших отношениях с Таджикистаном и лично президента Путина и президента Рахмона. Особенно загадочным для меня является награждение таджикского президента Орденом Александра Невского. Не «Дружбы народов», не каким-то другим, а именно – Александра Невского. Что этим хотел сказать наш руководитель? Не совсем понятно. Но то, что Таджикистан для нас важен – это однозначно, потому что Таджикистан граничит непосредственно с Афганистаном. Сейчас в Афганистане непростая ситуация, и мы можем ждать оттуда прорыва террористов, которые бегут с Ближнего Востока. Закрытие этой границы – это действительно важный вопрос.

Что касается работающих у нас граждан Таджикистана, то Путин дал согласие рассмотреть вопрос по тем из них, кому запрещён въезд в РФ. И этот вопрос, скорее всего, будет решён положительно. Нужно ли нам столько таджиков здесь в России? Всё же вызывает опасения приезд большого количества не только таджиков, но и мигрантов вообще. Тем более, часть из них приедет в Россию, будучи уже заражённой идеями ИГИЛ и вообще террористических исламистских организаций. Надо очень внимательно смотреть за этим.

А что касается экономических отношений, то оба президента согласились, что они не на высоком уровне, но стратегических проектов, которые бы решала Россия в Таджикистане, пока не видно. Хотя там есть и залежи урановых руд, есть и комбинат соответствующий, и большая гидротехническая стройка, но мы не приглашены туда. И вообще Таджикистан – это республика, обеспеченная сырьём, уникальными ландшафтами, благодатным климатом. И организовать для своего народа экономику, которая заставляет миллионы людей быть безработными и бежать в Россию – наверное, это вина Эмомали Рахмона и его руководства.

Таджикистан является членом ОДКБ, это положительное явление, но здесь также нужно понимать, что ОДКБ нужен больше для безопасности Таджикистана, чем России. Нужно поддерживать это движение, но до определённых пределов. Таджикистан должен сам заботиться о своей безопасности и более активно участвовать в ОДКБ, согласовывать внешнюю политику, так как она непосредственно связана с нашей безопасностью, с позицией России. Я так понимаю.

Ещё об иммигрантах. Опасности для России, в том числе криминального и террористического характера – очевидны. Но ведь это очень опасно для Таджикистана. Практически все таджики-мужчины рабочего возраста находятся в РФ, в основном в Москве и Подмосковье. Разве может развиваться какое-либо государство, тот же Таджикистан, когда все трудовые ресурсы находятся за границей? Вместо того, чтобы эту проблему как-то решать или хотя бы обсуждать, мы видим, что президент Таджикистана настаивает на увеличении квот для таджикских мигрантов, а Путин готов согласиться. Что всё-таки стоит за этим? Каких ответных уступок мы ждём?

С одной стороны, мы фиксируем наличие безработицы среди коренного населения России. И, с другой стороны, мы затягиваем сюда миллионы мигрантов. Можно было бы понять, если бы Россия развернула у себя мощное строительство крупных индустриальных объектов. И тогда нужна и простая рабочая сила, но нужно отбирать и специалистов, которых у нас очень и очень не хватает. Прежде всего с Украины, возможно, из Белоруссии, Казахстана. Мы же огульно пускаем неквалифицированных среднеазиатов в условиях собственной безработицы и полуживых предприятий. Вот это мне непонятно. Непонятна и позиция (или, точнее, она понятна, но она не государственная) руководства Таджикистана – не развивать свою экономику, а жить за счёт того, что ты отправляешь свои трудовые ресурсы в другую страну. И они содержат, по сути дела, не только свои семьи, а всю экономику республики. Это позиция неправильная. Только временщики так делают, чтобы заработать шальные деньги, не развивая страну.

Путин признал совсем недавно, что где-то порядка 4 тысяч российских граждан действуют в рядах боевиков на Ближнем Востоке. Можно считать, что там, по крайней мере, в два раза больше представителей центральноазиатских государств. И Таджикистан здесь едва ли не лидер: например, полковник, руководитель ОМОНа, туда бежал и является министром обороны ИГИЛ. Так что не всё мне понятно. Может быть, главы двух государств не всё нам сказали, о чём говорили за закрытыми дверьми, но в целом этот визит вызывает много вопросов.

И странно ещё, что совсем не обсуждалась тема наркотрафика. Ведь известно, что наркотики идут к нам в основном благодаря гражданам Таджикистана. Возможно, этот вопрос в закрытом варианте поднимался. Но действительно это проблема здоровья российских граждан. И она официально, публично не озвучена.

Евразийский выбор России, объявленный президентом аж в ноябре 2011 года – это верное стратегическое решение. Но его наполнение, его реализация вызывает большие сомнения. Я, например, не увидел нигде теоретической концепции, что же это будет: полноправный Евразийский союз или чисто экономическая интеграция? Это не обозначено. Не определены какие-то рубежные сроки. И этот вялотекущий процесс, наверное, и подтолкнул Путина поговорить с главами некоторых государств Центральной Азии с тем, чтобы форсировать процесс формирования Евразийского союза. Ведь там мощно наступает сегодня Китай – экономически, политически и демографически. Пока эта тема не консолидирована между лидерами стран, входящих в Евразийский экономический союз.

Более плодотворные разговоры были с президентом Казахстана. Здесь более-менее у нас всё очевидно, всё открыто и президент Казахстана уверенно руководит своим государством. По крайней мере, о расширении квот для мигрантов речь не идёт. Назарбаев обеспечил всё своё население трудовой занятостью, строит великолепные объекты и промышленного, и культурного, и исторического значения. Я был недавно в Казахстане, видел, что делается – работу всем нашли. А вот Рахмон, как и российское правительство, работу народу найти не может, потому что нет крупных проектов, кроме развлекательных.

Не могли ли Путин с Назарбаевым принять какое-то консолидированное решение для того, чтобы надавить на Таджикистан для вхождения того в ЕврАзЭс – ведь, как известно, пока Таджикистан избегает вступления туда? Привет, который Путин в начале беседы передал от Нурсултана Абишевича Назарбаева Эмомали Рахмону, он как раз, наверное, и подчёркивает, что такой намёк есть и, возможно, главная цель визита Путина в Таджикистан – обсудить, а может быть где-то и надавить, и сторговаться за счёт увеличения количества мигрантов с тем, чтобы Таджикистан вступил в ЕврАзЭс. Размен мигрантов на стратегический союз – возможно, это и была главная цель визита. И как Обаме Нобелевская премия, так Рахмону полководческий орден, может быть, тоже вручён авансом.

Путин сегодня побывал и в Кыргызстане. Там у нас тоже не всё гладко. В Бишкеке разворачивается борьба за президентский пост. Один из главных оппозиционеров арестован, идут массовые волнения. Я полагаю, что этот визит нацелен чисто на Евразийский союз. А с Узбекистаном, куда Путин не поехал, наверное, нужно проводить немного отличную политику. Узбекистан – не член ОДКБ, он не спешит вступать в Евразийский союз, и визит туда должен быть не в череде посещений других стран – а отдельный, большой, чтобы можно было обстоятельно обсудить все вопросы. И нужно дать новому президенту Узбекистана войти в курс дела, определиться с политикой, в том числе в российско-узбекистанских отношениях, а потом уже вести переговоры.

Упадёт ли рубль и если да, то зачем




Министерство финансов в феврале потратило на покупку валюты 82 млрд руб. Операции проводились неравномерно, объем операций варьировался. Данная тактика была использована с целью снижения волатильности. В валютном выражении объем операций оценивается примерно в $1,3 млрд. Покупки Минфина не оказали существенного влияния на рынок.

В марте 2017 на рынок снова в большей степени начнут влиять рыночные факторы – выплаты по внешним долгам и покупка российских акций под годовые дивиденды. Однако главное - это, конечно, нефть. Сокращение добычи со стороны ОПЕК пока компенсируется ростом сланцевой активности в США. Бюджету и экспортерам, конечно, нужен слабый рубль – 60-65 руб./ $. По большому счету судьба рубля по-прежнему в руках ЦБР. Вопрос, когда ЦБР решится на снижение ставки и насколько резким оно будет. Сейчас она составляет 10%. Инфляция – 5%. Если снижение ключевой ставки окажется резким, можно ожидать соответствующего ослабления рубля.

Дискуссия, какой рубль, сильный или слабый, нужен России - продолжается. Как всегда, единой истины нет, так как каждому свой карман однозначно ближе. Российскую промышленность устроит курс 54 руб. за доллар, показал опрос Института экономической политики (ИЭП), проведенный в конце февраля. Как известно, почти все без исключения российские чиновники неоднократно заявляли, что российскому реальному сектору просто необходим слабый курс рубля.

Однако у бизнеса другое мнение. От девальвации однозначно в выигрыше только деревообработка, металлургические и добывающие производства. В производственной цепочке часто присутствует импорт, плюс импорт технологий повышает производительность труда. Плюс сильная валюта - это низкая инфляция и, как следствие, низкие процентные ставки. Сильный рубль был одним из основных факторов успешной модернизации и фондового ралли в России в нулевые годы. Без развитого рынка капитала крупная экономика не может нормально функционировать в принципе, а для этого нужен сильный рубль, которому доверяют в плане накоплений и граждане, и промышленные предприятия.

Вместе с тем в России действует свободный валютный рынок, курс рубля определяется только рыночными факторами, а словесные интервенции - даже высших экономических чиновников - оказывают на него слабое влияние.