March 8th, 2017

«Манчестер» посоветовал своим фанатам «не высовываться» в Ростове


«Манчестер Юнайтед» призывает своих фанатов, которые намерены отправиться на выездной матч 1/8 финала Лиги Европы в Ростов-на-Дону, отказаться от демонстрации символики любимого футбольного клуба, пишет The Telegraph.

Руководство клуба разослало болельщикам письма, где перечислены опасности, которые могут подстерегать иностранных фанатов в России, известной агрессивностью своих футбольных «хулиганов». Впрочем, также есть вероятность, что матч привлечёт не только местных болельщиков, но и фанатов из Восточной Европы.

Тем, кто намерен поддержать «Манчестер Юнайтед» в Ростове, советуют «ограничить своё присутствие в центре города двумя улицами, которые будет патрулировать полиция». Так же болельщикам рекомендуют держаться группами.

«Ради вашей безопасности во время пребывания в Ростове мы советуем вам не надевать вещи в цветах «Манчестер Юнайтед», а также не привлекать внимание к своему присутствию в городе», — сообщается в письме от имени Сэма Келлехера, главы отдела, занимающегося распространением билетом и вопросами членства в клубе.

«Потенциальную угрозу вашей безопасности могут представлять не только фанаты команды-противника. Принимая решения о своих действиях и передвижениях, а также возможных рисках, следует вспомнить о серьёзных столкновениях во время Чемпионата Европы во Франции прошлым летом, в которых участвовали отдельные граждане и целые группы из Восточной Европы», — предупреждает «Манчестер Юнайтед».

Проблема с российскими «хулиганами» стала «бичом европейского футбола», а предупреждение фанатам «Манчестера» может открыть «ужасающие подробности» относительно того, что может ожидать фанатов, отправившихся в Россию на Чемпионат мира в 2018 году, настаивать The Telegraph. Однако глава ФИФА Джанни Инфантино выразил уверенность, что российские власти справятся с проблемой.

Афганистан вынудит Трампа выбирать между Индией и «союзом изгоев» Путина


За Афганистаном закрепилась репутация кладбища империй, пишет обозреватель The Times Роджер Бойз. Это место, где ничего невозможно решить, где ломаются жизни, а деньги утекают в песок. И, тем не менее, мировые державы вновь стремятся начать «Большую игру» за контроль над регионом.

Сегодня можно наблюдать новый виток этого геополитического соперничества. России «не терпится» опять заявить о себе в этой борьбе, в которой уже сошлись Пакистан и Индия. Иран также выражает готовность «профинансировать очередную военную авантюру», считает автор статьи.

По его словам, вскоре Дональду Трампу предстоит сделать выбор. Он может отправить в Афганистан несколько тысяч военных инструкторов, чтобы ускорить тренировки национальной армии и защитить правительство от джихадистов, или полностью уйти из страны, предоставив региональным державам решать её судьбу.

В любом случае, подчёркивает Бойз, стратегия Обамы в регионе оказалась провальной и привела к появлению вакуума, который хочет заполнить «союз грешников». В частности Москва не так давно раскрыла факт обмена разведданными с «Талибаном»*, той самой группировкой, которая пытается свергнуть проамериканское правительство Афганистана.

Кремль утверждает, что сотрудничество с талибами необходимо для уничтожения группировок, связанных с «Исламским государством»*. В противном случае, по мнению российских властей, эти экстремисты могут дестабилизировать ситуацию в государствах Центральной Азии.

На встрече в Москве Россия, Китай и Пакистан пришли к соглашению, что имена лидеров «Талибана» должны быть убраны из санкционного списка ООН. При этом на переговорах не присутствовали представители афганского правительства. Никаких консультаций не проводилось и с индийской стороной.

Становится всё очевиднее, что одна из сторон новой «Большой игры» — журналист предлагает называть её «союзом изгоев» — включает в себя Москву, Исламабад, Пекин, Тегеран и талибов. Они чувствуют, что США вскоре могут уйти из Афганистана.

Чтобы противостоять этому «союзу изгоев», Трампу необходима решительная региональная стратегия, а не «очень шаткие» отношения с Пакистаном. Все указывает на то, что Белому дому следует поддержать Индию в качестве стабилизирующей силы в регионе, полагает автор статьи.

Индия была «традиционной любимицей» Москвы и активно покупала российское оружие. Однако нынешняя поддержка Кремлём Пакистана и талибских лидеров наводит на мысль, что это время прошло.

Вашингтон может сохранить полезные связи с Исламабадом, в первую очередь сотрудничество разведслужб. Но очевидно, что для советников Трампа приоритетом сейчас является Индия, «способная помочь США сдержать амбиции Китая».

В то же время Бойз не исключает: Трамп может принимать на веру заявления Путина о том, что его главная задача — уничтожение ИГ. Возможно, президент даже верит в то, что Москва и Пекин через давление на Пакистан способны «умиротворить» талибов и интегрировать их в афганскую политику.

«Но идея о том, что Путин — миротворец, умерла вместе с бомбёжками Алеппо», — уверен британский журналист. Российский президент хочет влиять не только на ситуацию в Сирии, но и на все глобальные процессы, чтобы заключить с Трампом сделку, которая поставит Россию в равное положение с США.

Приближается момент, когда Трамп должен будет решить, кому в мире он действительно доверяет. В Афганистане он должен найти ответ на вопрос, от которого он до сих пор старался уклониться: «А не обводит ли Владимир Путин меня вокруг пальца?»

Гражданин Российской Республики Романов


Дмитрий Ольшанский
Миф о Николае Втором, он же и ПростиНасГосударь, - это бесконечно более мирный и гуманный сюжет, нежели конкурирующая с ним страшная сказка про Справедливого Сталина; примерно так же и сам полковник Романов по сравнению с маршалом Джугашвили был милым, трогательным человеком, и даже просто - человеком, тогда как тот - не совсем.
И если миф о Справедливом Сталине - это история о жестоком, но героическом закрытом сообществе, о том, как в армии или тюрьме, вопреки крови и мозгам, текущим по стенам, выковываются "настоящие люди" и "великая страна", то миф о ПростиНасГосударе - это, конечно, вечный сюжет о поиске потерянного отца.
Россия, обвалившаяся в двадцатом веке в самую мучительную модернизацию, какую только можно представить в истории, - согласно этому мифу, потеряла добрых и любящих родителей.
Их убили злодеи, а русский народ, превратившийся в беспризорника, пошел скитаться по воспитательным колониям и детдомам (привет, "настоящие люди", с их "великой страной").
Но из детдома можно выйти по-разному.
Можно - грозно сплевывая и пожевывая папиросу, - стать патриотом своей родной воспитательной системы.
И на все вопросы - а что там с вами было? а вас не били? не издевались? - отвечать гордо и скупо:
- Так надо было.
- Время такое было.
- Зато мощный ремонт в детдоме сделали!
- Зато мы пацанам с того района как следует надавали!
- У нас была великая колония!
Словом, вытеснить травму - полным ее отрицанием.
А можно и наоборот.
Преодолевать эту травму, это мучительное взросление в советском двадцатом веке, - открыто и вслух.
И - отодвинуться, мысленно отделиться от побоев, изнасилований и пережитой необходимости драить пол зубной щеткой.
Сказать:
- Эта система мне не родная, она чужая.
- Я попал в руки к злодеям, а на самом деле у меня был свой дом, у меня были родители, и они меня любили.
- У меня был отец, его убили большевики, а мне пообещали конфету - и я за него не заступился.
- Прости меня, папа.
- Прости нас, Государь.
Мне тяжело критиковать этот миф.
И я ему - мифу этому - не судья.
Уже хотя бы потому, что если от советского сказочного мира воняет кровью и смертью, трупами, растворяемыми в кислоте, и полом, вымытым зубной щеткой, то поиск потерянного отца, поиск царя - это пронзительная история.
Это история про попытку раскаяться, измениться, вернуться, найти исчезнувший дом и поклониться тому, кто любил тебя, и кому ты был дорог и нужен как родной ребенок, а не как рабочая единица для перековки в трудовой колонии методом приложения башки об стену.
Проблема только в одном.
Этого любящего отца - не было.
А вместо него - был отказавшийся, не чета Павлу Первому и Николаю Первому, от своих символических детей гражданин Российской Республики Романов, который был убит не за отказ бросить Россию, а много после согласия это сделать, для прочности сделки, "на всякий случай".
Русский народ стал беспризорным и загремел в колонию не из-за того, что его родителей убили, а потому что они, родители, бросили своего ребенка.
И только потом уже - и во многом поэтому - ему, ребенку, пришлось мыть пол зубной щеткой, поднимать великую страну и делать мощный ремонт, убив миллион человек в качестве попутных расходов.
Хочется найти смысл в своих страданиях.
Хочется вернуть детство.
Вернуть отца.
Просить прощения у отца - за его смерть, за то, что все так мучительно страшно в следующие сто лет получилось.
И у меня не хватает сил, чтобы противоречить этой мечте, чтобы и дальше спорить с этим трагическим мифом.
Пусть будет так, как хотелось бы, чтоб оно было.
Был царь.
Был отец.
И счастливое русское детство - было.

Целуй каменный нос


А за что любят Сталина?
Почему каждый год, в день рождения дяди Джо, мы снова видим, что его бюст у Кремля тонет в цветах, а какие-то люди, большинство из которых родились уже после Чейн-Стокса, все так же тянутся целовать его каменный нос?
Сталин - это миф о равенстве и справедливости.
Это миф о строгом, даже жестоком, но подлинно народном царе, который пошел войной на начальников - наказал их, начальников, пересажал, расстрелял за воровство и зазнайство, и только после него они пустились в пляс, отменили скромную, но зато всеобщую уравниловку и начали жировать.
Ну ничего, новый Сталин еще придет, он еще их, сволочей, по лагерям распихает.
Так говорит миф.
Говорит - и велит целовать каменный нос, чтобы вернулось равенство, а возмущенные нынешней несправедливостью люди охотно целуют.
Но что мы увидим, если попробуем забыть о логике мифа и заглянуть - ну буквально одним глазком, уж очень там страшно, - в саму сталинскую эпоху, в ее документы, в ее дневники и мемуары?
Мы увидим там невероятное - африканское или, быть может, индийское, - неравенство.
Мы увидим такую свирепую несправедливость, на фоне которой яхты и брюлики из двадцать первого века сами покажутся нам сладкой сказкой, волшебным сном о грядущем золотом веке.
Потому что когда у него есть яхта, а у тебя нету, у тебя только приватизированная квартира, дача с участком в шесть соток и курица в супе - это обидно, конечно, но такую обиду как-нибудь можно и пережить.
А когда у него есть должность, паек, бронь, паспорт, прописка в городе, а у тебя нету, и поэтому он будет жить, а ты умрешь, и ты умрешь буквально завтра - от голода или на передовой, - это совсем другая сказка, и до счастливого ее конца - привет Чейну-Стоксу, - многие так и не добрались.
Подлинная сталинская эпоха была заполнена лихорадочными, суетливыми, часто даже отчаянными поисками хоть какой-нибудь регулярной еды, не ведущей к гарантированной смерти работы, жилья, надежных документов, дающих право уехать в город, устроиться в эвакуации, питаться в отдельной столовой, получить комнату, выбить себе еще хоть чуть-чуть жизни по принципу: умри ты сегодня, а я завтра.
И каждое перемещение вверх в иерархии сталинского мира: из крестьян - в городские, из обычных рабочих - в забронированные, из служащих - в партработники, из простых зэков на общих работах - в придурки, из пехоты - ну хоть куда-нибудь, где не ходят в атаку, в штаб, в госпиталь после ранения, - любое такое перемещение по сложной лестнице вопиющего неравенства давало голодному, запуганному, отлично выдрессированному человеку шанс перейти в будущее, а не быть сваленным в качестве трупа в ближайшую канаву прямо сейчас.
А человек - вот капризная скотина - не хочет в канаву.
Человек хочет жить.
И если единственный способ выжить - это забрать у государства немного неравенства, стать хоть самым мелким начальником, хоть хлеборезом на зоне, - то, я вас уверяю, он заберет.
Нарежет хлеб так, чтобы сытым был он, зато вы - опоздавший занять эту должность, почему-то не принятый на нее, - упадете на пол и сдохнете.
Так жил сталинский мир.
Но миф об этом забыл.
Миф - вместо всего этого - рассказывает нам историю про одну огромную столовую, где хлеба было пусть мало, но зато всем поровну, и где если кто-то и умер, то только шпион какой-нибудь, вор, диверсант.
Но почему миф выбрал эту придуманную столовую, эту сладкую сказку?
Зачем ему - мифу - врать?
Дело в том, что неравенство и жестокость сталинской эпохи имели масштаб грандиозный, но и людей, которые пробивались сквозь это неравенство, выбивали себе документы, пайки, должности, право умереть завтра, а не сегодня, - было много.
Они и не умерли.
Они прожили долгую жизнь, сделали стремительную карьеру, стали из ничего - всем, ну или хотя бы чем-то.
Сталинская эпоха открыла огромные возможности для соревнования за место под солнцем, соревнования на беспощадных условиях (проиграл - падай в канаву), но те самые "сто тысяч вакансий", которые обещает любая революция, как раз те годы и дали, и дали в количестве намного большем, чем формально революционные 1917 или 1991 год.
Бесконечные толпы деревенских ребят - прошедших через гибель близких, через раскулачивание, войну, аресты и расстрелы - которые, совсем как мины, ложились вокруг них близко-близко, - и, главное, через ежедневный страх не выполнить приказ, оказаться героем доноса, попасть в плен, провалить план, - эти бесконечные толпы вчера еще неграмотных и нищих людей хотели жить, и они смогли выжить, и кем-то существенным в жизни стать.
Они - как теперь, в следующем веке, принято говорить, - поднялись на социальном лифте.
И миф - запомнил именно этот лифт, саму эту возможность продраться сквозь неравенство и жестокость, и получить документы, и стать хоть крохотным, но начальником.
Нарезать хлеб так, чтобы жить, - когда у других не получилось, и они умерли.
Но правда выжившего, правда успешного и состоявшегося в кошмарных условиях человека - она всегда не про то, что ему повезло, не про то, что у него была хорошая анкета, нужное происхождение, вовремя полученное ранение, место в городе, голосование за те резолюции, за которые надо голосовать, паек категории "выживет", допуск в столовую. Что кто-то протянул ему руку - и втащил его, вшивого и худого, в последний уходящий вагон.
Человек - вот самолюбивая скотина - об этом вспоминать почему-то не хочет.
И миф не хочет.
Миф хочет рассказать сказку о том, что выжившие и преуспевшие были не просто везучими, ловкими, сильными, хитрыми ребятами, состоявшимися в аду, - нет, в сказке должно быть сказано, что сама жизнь была строгая, но справедливая, и выжили лучшие, а вовсе не хитрые или везучие, и хлеба всем дали поровну, но кто-то работал, а уже потом ел, а кто-то хотел есть, но не работать, и только за это он был наказан и упал в канаву.
В последнем вагоне уехали честные, трудолюбивые, хорошие люди. Им было трудно, но они поймали протянутую руку и попали внутрь, а кто не попал - тот плохой, он предатель, зарвался, проворовался, и потому не попал.
Это равенство.
Это строгое, но справедливое время.
Это Сталин.
Целуй каменный нос.

Нищая Латвия надула богатых русских


Что и следовало ожидать: Латвия обманула российских «инвесторов», купивших недвижимость ради вида на жительство «в европах». Русских лохов и жуликов кинули на полтора миллиарда полновесных евро. Как это провернули?

Как известно, в 2008 году в Латвии с треском лопнул пузырь недвижимости. Цены обвалились в 3−4 раза. В результате на рынке зависло жилья на сотни миллионов евро. Разные девелоперы, риелторы, строители стали разоряться десятками. Особенно пострадали те девелоперы, кто начал строить особняки-квартиры в ценовой категории выше среднего (в Латвии это то, что дороже 100 тыс. евро)…



И латыши нашли выход: они приняли Закон об «инвесторской визе». Суть его вот в чем: каждый иностранный покупатель недвижимости на сумму более 142 тыс. евро (и члены его семьи) получают в качестве бесплатного бонуса временный вид на жительство (ВНЖ) на 5 лет с автоматическим продлением оного. А ВНЖ в стране Евросоюза — штука хорошая, он дает право ездить в любую страну ЕС без визы и жить там неограниченное время.



Расчет был на российский «средний класс» — небольших бизнесменов-комбинаторов, оффшорных спекулянтиков, полубогему, полусвет, чиновничков третьего эшелона. То есть всех тех, кто до Лондона по доходам не дорос, а иметь европейский «запасной аэродром», куда можно свалить в случае чего, подумывает. Разумеется, в виду имели эти жуки не Латвию, а жизнь в Германии или Испании, ведь, получив ВНЖ, вы вольны перемещаться по ЕС свободно.



И сработало! Ригу так и прозвали потом — «Лондон для бедных». С 2010 года, когда новый закон для «ВНЖ-инвесторов» вступил в силу, количество россиян, прикупивших латвийскую недвижку, превысило 11 тысяч. А с членами семей — более 30 тысяч. В Латвию они принесли почти полтора миллиарда полновесных евро. Для нищей страны с населением в один округ города Москвы это — огромные деньги.



Латыши весело распродали неликвидные дорогие квартиры, а потом в «элитных спальных районах» начался бум строительства. Особенным успехом пользовалась курортная Юрмала. Там каждое лето гуляла российская эстрада — «Новая волна», разные «поющие кивины-юрмалины» и прочие «камеди клабы». Встретить летом на променаде Пугачеву с Галкиным подмышкой было проще простого. То есть, недвижка Юрмалы приобрела в глазах российских «бедных лондонцев» еще один немаловажный элемент — понты. Селфи на фоне Игоря Крутого, пьющего пиво за соседним столиком — круто! Те умницы, кто прикупил квартирку в начале процесса и успел ее сбросить вовремя, заработали. Но успели не все.



Распродав залежалый товар и заткнув дурными русскими деньгами кризис в строительстве, латыши справедливо решили, что бардак надо кончать. А то уж больно много в кабаках маленькой Латвии стало звучать харизматичного Стаса Михайлова. Вместо печальных латышских песен про оккупацию…



Первый звонок для российских «ВНЖ-инвесторов» тренькнул в 2014 году, когда из страны свалила российская попса. Скандал — латвийский министр Ринкевич не пустил в страну Кобзона и Валерию. А организатор «Новой волны» Игорь Крутой перенес свою тусовку в Сочи. А следом за ним потянулись на родину и прочие российские выступающие. Юрмала осиротела и опустела. Цена «инвесторских» квартир свалилась на треть, а ликвидность — на ноль. Попутно латыши увеличили «вступительный взнос» за свой ВНЖ со 142 тыс. до 250 тыс. евро. То есть, полностью лишили прежних российских «инвесторов» возможности продать свою недвижимость новым русским соискателям ВНЖ в «Европе».



И вот тут владельцы недвижки в «Лондоне для бедных» столкнулись с суровой реальностью. Что с ней делать? Использовать, как курортный апартамент? Не годится. В Латвии лето — 2 недели в году, в остальное время — дождь, дождь со снегом и снег с дождем. Из развлекательной индустрии — залы игровых автоматов и Музей Оккупации. Из праздников — сплошные трауры по поводам сталинских депортаций-репрессий. Настроение местного народа — вековая скорбь…



Использовать для жизни-работы? Хуже не придумаешь. В Латвии работы просто нет. Латвийцы сами разбегаются в поисках лучшей доли. Уже треть страны разбежалась. Использовать для бизнеса? Бизнес в Латвии — как стрижка кошки. Шума много, шерсти — чуть. Сеть киосков в какой-нибудь российской провинции имеет обороты больше, чем половина латвийских банков. А надежно припрятать безналоговые денежки тоже не удастся. Балтийцы в этом деле — лучшие стукачи в мире.



Что остается? Утешать себя, что можешь пересекать границу ЕС без визы (ВНЖ — это круто!) и надеяться, что латвийская недвижка когда-нибудь вырастет в цене, и можно будет ее продать хотя бы без убытка. Утешение — слабое, поскольку содержание этого «актива» стоит очень недешево.



Отопление-обслуживание самой скромной квартирки-трешки — 300−400 евро в месяц, 3600-4800 евро в год. Однако и это еще не всё! Латыши придумали для русских «инвесторов» очередную каверзу. Обещали каждые 5 лет продлевать европейский ВНЖ бесплатно, а теперь решили брать деньги. «Всего ничего» — по 5 тысяч евро с носа… Аргумент первый — очень денег хочется. Аргумент второй — а куда ж вы денетесь?

Что Украина сделает со Сбербанком


Сбербанк начал обслуживать клиентов, которые в качестве удостоверения личности используют паспорта самопровозглашенных ЛНР и ДНР. Данное решение - прежде всего политическое: контрольный пакет акций Сбера контролируется ЦБР. Как известно, Владимир Путин 18 февраля подписал указ "О признании в Российской Федерации документов и регистрационных знаков транспортных средств, выданных гражданам Украины и лицам без гражданства, постоянно проживающим на территориях отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины".

Украинская “ответка” последовала достаточно оперативно. Национальный банк Украины готов инициировать санкции к украинской "дочке" Сбербанка, сообщается на официальном сайте НБУ. В НБУ напомнили, что решение о применении санкций в отношении отдельных юридических лиц принимает Совет национальной безопасности и обороны страны, после чего соответствующий указ подписывает президент Украины. Ранее ввести санкции против "дочки" Сбера потребовал министр внутренних дел Украины Арсен Аваков, заявивший, что банк следует "изгнать из страны".

Для самого Сбера вся эта история, вероятно, нейтральная. Серьезных денег операции с гражданами народных республик не принесут. Однако и бизнес украинской дочки слишком мал в масштабах всей группы. Почему Сбер не продал его сразу после переворота в Киеве - вопрос, конечно, открытый. Санкции со стороны Запада Сбербанк вряд ли получит. Массовая распродажа его бумаг на данных новостях также исключена. Акции Сбербанка появились на фондовом рынке в далеком 1993, и до 1996 продавались в отделениях банка всем желающим. Приватизацией это не было. Т.к. акции продавались за деньги, а не за ваучеры, а вырученная сумма шла в акционерный капитал банка. В начале 2007 года Сбер провел народное SPO, в результате которого совладельцами главного банка страны также стали рядовые россияне. Инвесторы - люди циничные, Украина их интересует мало. Они смотрят прежде всего на финансовые результаты. По итогам первых двух месяцев работы в 2017 году чистая прибыль банка выросла на 75% и составила 104,6 млрд рублей.

Однако есть и еще один момент: частные, не зависящие от правительства и ЦБР финансовые компании не обязательно последуют примеру Сбера. Лишний раз рисковать мнением крупных клиентов или акционеров никто не будет , а далеко не все из них симпатизируют ДНР или ЛНР. Опять же даже малая вероятность попадания под любые санкции вряд ли обрадует банкиров. Другое дело - российские инвестиционные компании, фонды прямых инвестиций: их потенциально могут заинтересовать промышленные активы Донбасса. В отличие от банкиров, они толерантно относятся к военным и политическим рискам, серьезно отслеживая по всему миру любую серьезную возможность заработать.