March 15th, 2017

Украина отказала Донбассу в грузоперевозках


Совет национальной безопасности и обороны Украины принял решение приостановить перемещение грузов в Донбасс. Как пишет «Украинская правда», об этом сообщил секретарь СНБО Украины Александр Турчинов по результатам заседания совета.
«Осознавая обострение угроз экономической и энергетической безопасности Украины, спровоцированное сознательными действиями террористов, и учитывая то, что Россия начала на государственном уровне признавать документы самопровозглашенных республик, с целью защиты прав и свобод граждан Украины и обеспечения национальной безопасности Украины СНБО решил: временно, до реализации пунктов 1—2 Комплекса мер по выполнению минских договорённостей от 12 февраля 2015 года, а также до возвращения под украинскую юрисдикцию захваченных предприятий, прекратить перемещение грузов через линию столкновения», — заявил Турчинов после окончания заседания.

По его словам, кабинету министров поручено безотлагательно разработать и внедрить план мероприятий по обеспечению безопасного и надежного функционирования топливно-энергетического и металлургического комплекса Украины, проанализировать негативное влияние на экономику и бюджет страны и принять меры по их минимизации.

«Министерству внутренних дел Украины, Национальной полиции Украины, Национальной гвардии Украины с участием Службы безопасности Украины поручено безотлагательно прекратить перемещение грузов через линию столкновения железнодорожными и автомобильными путями и создать условия для привлечения общественного контроля по выполнению этого решения», — добавил Турчинов.

Турчинов также отметил, что руководство АТО в Донбассе должно принять исчерпывающие меры по нейтрализации возможных вооружённых провокаций.

Как напоминает издание, открывая заседание СНБО, Пётр Порошенко предложил принять решение о полной остановке транспортного сообщения с Донбассом.

Конгрессмен оконфузился при попытке доказать, что Россия — не друг США


Несмотря на резкие заявления демократов в конгрессе США и, конечно же, (на трансляции канала. — RT) NBC, который прямо сейчас продолжает раздувать эту историю, вот что мы действительно знаем. До сих пор нет никаких доказательств того, что предвыборная кампания президента Трампа была связана с Москвой и её агентами.

Но некоторые отказываются в это верить и продолжают их искать, словно последователи культа карго*, которые строят взлётно-посадочные полосы в надежде, что грузовые самолёты приземлятся на них. К примеру, конгрессмен от штата Калифорния Эрик Сволвелл создал целый интернет-сайт, на котором он составил хронику связей Дональда Тармпа с «русской отчизной» в надежде, что появятся доказательства, что Трамп — российский агент или же что он сам себя в конце концов выдаст.

Конгрессмен Сволвелл присоединяется к нашей беседе. Конгрессмен, рад вас видеть.

ЭРИК СВОЛВЕЛЛ, конгрессмен США: Я тоже рад вас видеть, Такер.

Итак. Я посетил этот сайт, который, кстати, очень неплохо сделан и весьма интересен.

ЭРИК СВОЛВЕЛЛ: Спасибо.

Немного вычурный, на мой вкус. Но там есть целый раздел, который называется «Россия: не наш друг». Посему я хотел бы спросить вас: насколько далеко мы готовы зайти во всей этой новой холодной войне, которую вы, ребята, развязали? Чем это всё закончится? Ожидаете ли вы начала военного конфликта с Россией? Если русские действительно «взломали» нашу демократию, как вы говорите, то почему мы просто не нападём на них?

ЭРИК СВОЛВЕЛЛ: Я надеюсь, что ещё одного конфликта с Россией у нас не будет. Я создал этот раздел, поскольку многие люди вроде меня — а я родился в 1980 году — не застали зверств холодной войны. А потому я хотел сообщить о зверствах периода после холодной войны, которые Россия совершила на Украине. Они несут ответственность за сбитый пассажирский авиалайнер, на борту которого находилось 300 человек.

Также я хотел сообщить о том, что Россия делает в Сирии, — нарушает права человека. И я хочу, чтобы общество об этом знало. Так что я хотел разъяснить молодёжи, что связи с Россией — это не всё равно, что связи со, скажем, Великобританией. Россия — это страна, которая очень часто нарушает права человека, а её лидера считают ответственным за убийства журналистов.

Тогда каким образом это отличается от связей, скажем, с Саудовской Аравией? Это один из наших самых близких союзников. Это действительно так.

ЭРИК СВОЛВЕЛЛ: Я специализируюсь на России, Такер. Это занимает всё моё время.

Нет-нет-нет. Мне просто интересно. Раз уж мы начали говорить об этом. Если власти страны плохо обращаются с журналистами, не соблюдают основополагающие права человека (к примеру, ставят геев вне закона), убивают людей, которые им не нравятся, или спонсируют войны за рубежом, то мы не можем быть с ними союзниками? Они нам не друзья?

ЭРИК СВОЛВЕЛЛ: Саудовская Аравия и мной тоже недовольна, поскольку я поддержал обнародование секретного доклада на 28 страницах о событиях 11 сентября. В нём содержалась информация о возможной причастности Саудовской Аравии к той трагедии.

И всё? Так вы отвечаете на действия страны, которая игнорирует права человека, сажает журналистов в тюрьму и сеет раздор в мире? Вы поддерживаете обнародование секретного документа?

ЭРИК СВОЛВЕЛЛ: Сейчас я сосредоточился на России.

Я просто хочу узнать: раз уж вы — равно как и множество других демократов — стали ярым неоконсерватором, сторонником холодной войны…

ЭРИК СВОЛВЕЛЛ: Мои родители очень бы обрадовались таким словам.

Я просто пытаюсь понять, каковы новые правила. На протяжении многих поколений партию левого толка — Демократическую партию — справедливо обвиняли в чрезмерной любви к России, когда там у власти стояло либеральное правительство. Но теперь демократы неожиданно стали говорить о том, что республиканцы недостаточно обеспокоены «красной угрозой» и в этом их проблема. Продолжая эту тему, я хочу понять: как определить, что какая-то страна — «не наш друг»?

ЭРИК СВОЛВЕЛЛ: Я живу настоящим. И сейчас Россия — не наш друг. Эта страна совершила на нас нападение в ходе последних выборов. И с этой страной у Дональда Трампа и его команды очень тесные личные, политические и финансовые связи. И все хотят получить ответ на вопрос: дошло ли дело до сотрудничества с Россией в её нападении на США? И в этом, я думаю, необходимо разобраться при помощи независимой комиссии. Нужно вывести это расследование за пределы конгресса и администрации Трампа и докопаться до истины.

Ещё одна тема, которой вы коснулись — я бы сказал, подчеркнули её, — это «поддержка Россией сирийского диктатора Башара Асада». Я думаю, это ваша цитата. Это, конечно же, абсолютно верное утверждение. Вы не одобряете это решение Москвы. А кого мы должны поддерживать? Кто должен руководить Сирией? Это реальный мир, все эти страны действительно существуют, вы — настоящий конгрессмен. Так кого мы должны поддерживать в сирийской гражданской войне?

ЭРИК СВОЛВЕЛЛ: Тут не может быть двух вариантов: Асада и ИГ**.

Тогда кто?

ЭРИК СВОЛВЕЛЛ: Я думаю, устранение обоих этих элементов будет благом для Сирии.

То есть у власти никого не будет? Только хаос? Но кого мы будем поддерживать? Кто-то же должен управлять страной. Это большая страна, важная страна, ей нужно как-то двигаться дальше. Это важный вопрос. Так кто должен ею управлять?

ЭРИК СВОЛВЕЛЛ: Мы должны поддержать любого, кто не поддерживает нападения на Америку. ИГ нападает на Америку, а Башар Асад использовал химическое оружие для нападения на своих граждан, а также позволил ИГ расшириться, поскольку эта организация использует его в качестве мотивирующего фактора. А потом «Исламское государство» сможет напасть на Америку. Но мы не обязаны решать все проблемы мира. Я просто хотел отметить, что Россия — не наш друг.

Но вы сами затронули эту тему! Вы сказали, что Россия нам не друг, поскольку она поддерживает Башара Асада в Сирии. Эту страну большинство из вас на карте-то найти не смогут. Но если вы не одобряете поддержку Асада, то мой вопрос вам: а кто должен руководить Сирией? Очевидно, этот вопрос вас интересует.

ЭРИК СВОЛВЕЛЛ: Сейчас в мире очень много проблем, Такер. Я концентрирую свои усилия на стране, которая нас атаковала, и полагаю, что независимая комиссия поможет нам докопаться до сути.

Ясно. Конгрессмен, большое спасибо, что пришли на нашу передачу.

Политический переворот в ЕС: кто пострадает сильнее всего?



Европа переживает насыщенный политическими событиями 2017 год. Растут опасения, что прошлогодний Brexit и победа Трампа в США могут сыграть на руку популистам.

Франции, Италии, Нидерландам, Германии предстоят выборы. И какая страна пострадает больше всего в случае победы популиста, пока неясно.

Нидерланды, Франция, Германия и Италия прошли через экономическое восстановление с 2008 года, однако, экономическая ситуация в Нидерландах и Германии лучше, чем в двух других странах, показали данные агентства Eurostat.

Нидерланды росли самыми быстрыми темпами, обгоняя Германию в 2015 и 2016 годах, но Германия сегодня — крупнейшая экономика Европы. Ее годовой ВВП составляет 3,1 трлн евро ($3,3 трлн), ВВП Нидерландов — около 696 млрд евро, согласно предварительным данным Eurostat по итогам 2016 года.

Если говорить о безработице, в Италии ситуация хуже. С 2011 года безработица в стране выросла по сравнению с другими тремя странами. В 2015 году в Италии безработными оставались 11,9% населения, во Франции – 10,4%, в Нидерландах – 6,9%, в Германии – 4,6%.

Безработица

Нидерланды реализовали много структурных реформ, которые должны позволить экономике расти в ближайшие годы. Германия до сих пор получает выгоду от более ранних реформ, низких процентных ставок и слабого евро.

Отсутствие реформ и слабая международная конкурентоспособность продолжат оказывать давление на перспективы роста в ближайшие годы. В Италии за последнее десятилетие практически не отмечен рост, нет четкой модели роста для экономики, заявил Карстен Бржески из ING.

Учитывая уровень госдолга и то, сколько каждое правительство потратило на выплату социальных пособий (которые включают в себя здравоохранение, безработицу и жилье, среди прочих), Нидерланды превзошли другие три страны. Долг страны составил 65,1% от ВВП в 2015 году, по сравнению с 132,3% от ВВП в Италии, показали данные Eurostat.

Госдолг по отношению к ВВП

Но, несмотря ни на что, расходы Италии на соцпособия меньше, чем у остальных стран. Нидерланды потратили более 11 тыс. евро на одного жителя в 2014 году, Франции — более 10 тыс. евро, Италия потратила чуть выше 7,6 тыс. евро на каждого гражданина.

Социальные выплаты на одного гражданина

Тем не менее, несмотря на экономические различия, есть один общий фактор, который будет управлять ситуацией на выборах: все более сильное недовольство политикой властей.

Клеменс Фуэст, президент Института экономических исследований заявил на прошлой неделе: «Финансовый кризис длился 10 лет, затем наступил кризис евро… Люди теряют уверенность в нынешних политических партиях, популисты могут воспользоваться этой ситуацией, внушить всем, что у них есть простое решение любого сложного вопроса».
Итальянцы и французы более склонны поддерживать популистские партии

По мере того как избиратели все больше устают от нынешней национальной политики, все больше растут антиевропейские настроения.

С 2006 года число людей, поддерживающих положительный имидж ЕС, резко упало. В экономически неспокойной Франции и Италии процент населения, который имеет оптимистичный взгляд на будущее ЕС меньше по сравнению с Германии и Нидерландами.

«Люди, которые недовольны своим положением, скорее всего, проголосуют за изменения», — заявил Джонс из Johns Hopkins.

Проевропейские настроения в ЕС

Это означает, что риск увидеть популистов во главе стран выше во Франции и Италии, где набирают обороты партия «Национальный фронт» Марин Ле Пен и партия «Движение пять звезд» Беппе Грилло, а не в Нидерландах и Германии.
Кто пострадает, если популистский лидер победит на выборах?

«С экономической точки зрения, очевидно, Франция с президентом Ле Пен столкнется с самыми большими проблемами. Теоретически, Нидерланды и Германия будут иметь меньше проблем, чтобы справиться с экономической политикой популистов до тех пор, пока они направлены на социальные трансферты и увеличение госрасходов», — добавил Бжески из ING.

«С экономической точки зрения Италия пострадает больше всех из-за огромного объема рынка государственных облигаций и постоянной угрозы, что международные инвесторы будут активно спекулировать против страны», — добавил Джонс.

Фуэст из института Ifo пояснил, что «популистская экономическая политика, как правило, экспансионистская, независимо от экономической ситуации». Также он добавил, что популистские партии ставят правильные вопросы и «дают на них упрощенные ответы, которые в реальности не работают».

Тем не менее, несмотря на сильные экономические позиции Германии и Нидерландов, ситуация в них небезопасна.

«Все четыре страны сталкиваются со значительными рисками как внутри стран (в форме выборов), так и за рубежом. Мы до сих пор не знаем, чем обернется ситуация с Brexit, победа Трампа и каково будет влияние изменений в международных отношениях на свободное движение товаров и услуг», — отметил Джонс.

Феномен «вождизма» ужасен, но людям он нравится


Миллионы простых людей считают Путина, Трампа и Эрдогана хорошими лидерами, пишет Die Welt. Однако к ним присоединяются и интеллигенты. «Откуда же берётся восхищение этой «вождистской демократией?» — удивляется автор статьи Ханнес Штайн.

При этом он вспоминает польского поэта Чеслава Милоша, получившего Нобелевскую премию по литературе и написавшего книгу «Порабощённый разум» с рассуждениями о том, как вышло, что после Второй мировой войны столько образованных людей превратились в убеждённых сталинистов. Особенно странно было становиться сталинистом в Польше, для которой Россия была врагом не только в исторической перспективе, отмечает немецкая газета. Так, советские войска преспокойно наблюдали, как немцы подавляли польское восстание и превращали Варшаву в груду обломков.

В своей книге Милош рассматривает историю «порабощённого разума» на примере четырёх поэтов, которые когда-то были его знакомыми или друзьями. В сталинизме они нашли опору, без которой не смогли бы выжить после 1945 года. Все образованные люди, которых описывает Милош, были в том или ином смысле «травмированы историей». Серьёзным стимулом для их обращения в сталинизм стала ненависть к немцам и всем бедам, которые Германия принесла им и их стране.

Однако была и другая причина, по которой люди обращались в сталинизм: логика истории была на его стороне, рассуждает автор статьи. Запад тогда был слаб и пребывал в состоянии упадка, а новое общество к востоку от Эльбы, несмотря на всё своё варварство, слабости и проблемы со снабжением, было тем, что так или иначе предстояло всему человечеству, считает журналист. Поэтому было лучше заключить мир с историческими победителями, а не противостоять им — в первую очередь по той причине, что после ужасов Второй мировой войны не было ничего определённого, во имя чего можно было бы с ними схлестнуться.

«Порабощённый разум» Милоша стал пророческим: западные демократии не были в такой серьёзной опасности, как теперь, со времён тридцатых годов, уверяет Ханнес Штайн.

Люди преклоняются перед разрушительными силами, пишет он и поясняет, что имеет в виду не Дональда Трампа, Владимира Путина или Реджепа Тайипа Эрдогана, а их сторонников, то есть миллионы людей, которые восхищаются всем тем, что в этих «вождях» ужасно. Они в восторге от того, что их идолы объявили войну фактам, что права человека попираются, что они обрушиваются с критикой на враждебные группы — на мусульман, курдов, мексиканцев, «нелегальных мигрантов».

Такие «фанаты» одобрительно смеются, когда их кумиры важничают на публику, утверждает Die Welt. Мужчины радуются, что их президент пристаёт к женщинам или принимает закон, позволяющий мужьям бить жён. Женщины радуются, что во главе страны наконец снова стоит правильный человек, правящий твёрдой рукой, как и полагается.

«Самое удивительное, что среди тех, кто восхищается этим новым антилиберальным, авторитарным движением находятся и интеллигенты», — недоумевает немецкий журналист. При этом многие из этих интеллигентов до сих пор говорили и писали совершенно разумные вещи. Некоторые были левыми, другие — либералами и выступали за свободную торговлю, третьи были консерваторами. Однако внезапно все они вошли в число тех, кто приветствует политиков, высмеивающих левые идеалы, кто предпочёл бы запретить свободную торговлю, кто плевать хотел на традиционные семейные ценности и для кого религия — только средство. «Потому что в действительности Путин, Трамп и Эрдоган молятся не богу, а власти», — пишет Die Welt.

«Но что же произошло? Как могли люди, которые ещё вчера были филантропами, внезапно начать приветствовать открытую жестокость и дерзкую ложь?» — спрашивает автор статьи. С его точки зрения, перемена отчасти связана со страхом перед радикальным исламизмом (а в случае с Эрдоганом — перед курдским терроризмом). Этот страх понятен и справедлив, однако он не даёт полного объяснения данному феномену. В конце концов, нет никакой необходимости впадать в авторитаризм из страха перед терроризмом, уверен корреспондент издания.

По его мнению, здесь должно быть замешано что-то ещё — и Чеслав Милош уже написал об этом более 60 лет назад: сталинизм был таким соблазнительным потому, что казалось, будто логика истории на его стороне. Сейчас это может выглядеть смехотворно, потому что нам уже известно, что эпоха коммунизма прошла, отмечает немецкая газета. Однако в те времена люди, которые видели в сталинизме общественную модель будущего, вовсе не были идиотами, подчёркивает издание.

Сегодня мы тоже не знаем, чем всё обернётся, пишет Ханнес Штайн. Если даже такая старая и влиятельная республика, как США, не защищена от антилиберализма, возможно всё, что угодно. Может быть, «вождистская демократия» и есть то, к чему история движется с непреодолимой силой. В конце концов, разве народ не любит Путина? И разве Трамп не может положиться на поддержку 40% американцев?

Одинокие интеллигенты не могут противостоять такому мощному потоку, считает автор. Во имя чего им это делать? Для тех, у кого нет крепкой метафизической идеи и представления о том, что права личности священны, нет и причин выступать против нового авторитарного движения, заключает Die Welt.

Мы обустроим Крым


Воссоединение Крыма с Россией — событие исторического масштаба, которое радикально изменило политический, экономический и идеологический вектор развития страны. Прошедшие три года лишь подчеркнули нерушимость базовых тезисов.

Крым вошел в состав России окончательно и бесповоротно. Судьба полуострова не является предметом какого бы то ни было геополитического торга, она не связана ни с войной в Донбассе, ни с санкциями, ни с гипотетической сделкой с новой вашингтонской администрацией. Три года спустя российский статус Крыма очевиден для всех наших партнеров за рубежом.
Добровольное решение жителей Крыма и Севастополя войти в состав России — вневременной фактор, оно не было спонтанной реакцией на украинский Майдан. Судя по опросам, показатели референдума трехлетней давности могут быть повторены на любом новом голосовании по этому вопросу. Никакие проблемы переходного периода не повлияли на мнение жителей полуострова.

Несмотря на непростую ситуацию в экономике страны, санкции, внешнее давление и слабость крымских элит, Россия справилась с интеграцией Крыма и Севастополя, причем сделала это в кратчайшие сроки.

Мы существенно продвинулись в решении задачи обеспечения полуострова электроэнергией и водой, провалились надежды Украины и на транспортную блокаду региона. Монументальный Керченский мост станет рукотворным памятником состоятельности российского государства и поставит финальный шов на объединенное территориальное пространство.

Активное подтягивание Крыма, застрявшего в украинский период по уровню развития инфраструктуры в позднем СССР, — важнейший приоритет России не на словах, а на деле. Принятая еще в августе 2014 года крымская ФЦП предполагает инвестиции в развитии полуострова в размере 707 млрд рублей до 2020 года — порядка 117 млрд в среднем за год. Это почти в точности соответствует доходам консолидированного бюджета Республики Крым в 2016 году. Таким образом, страна ежегодно вкладывает в Крым его «второй бюджет».

Инвестиции, очевидно, оправданны. Привести национальную курортную жемчужину в современный вид и обеспечить жителей полуострова достойными условиями жизни и собственного развития — дело чести государства, вернувшего этот регион в свое историческое лоно.

Нельзя сбрасывать со счетов и колоссальный мультипликативный эффект большой крымской инфраструктурной стройки, по масштабам в несколько раз превосходящей вложения в олимпийский кластер в Сочи. Десятки тысяч новых рабочих мест, миллиарды рублей заказов и подрядов смежникам на Юге России и далеко за его пределами, налоги, ни с чем не сравнимое ощущение драйва и развития.

Уже сейчас Крым почти достиг мощности туристического потока 2013 года, при этом качество приезжих заметно выросло. Это уже не примитивный дешевый отдых, крымский турист становится все более требовательным. После пуска в строй Керченского моста и завершения реконструкции внутрикрымских автомобильных и железных дорог наплыв отдыхающих на полуостров, как ожидается, побьет советские рекорды, превысив восемь миллионов человек в год.

Единственной фундаментальной проблемой, связанной с Крымом, остается то, что под угрозой санкций США и ЕС разворачивать деятельность в этом регионе опасается не только иностранный, но и российский бизнес. Крупнейшие федеральные розничные сети, тройка национальных сотовых мейджоров, все крупнейшие коммерческие банки, включая государственные Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и Россельхозбанк, избегают Крыма.

Непосредственные бизнес-мотивы такой «самоцензуры» очевидны: эти компании широко представлены на зарубежных рынках, многие имеют иностранных акционеров, котируются в том числе на иностранных биржах. Введение санкций за выход в Крым приведет к неминуемым краткосрочным потерям.

Но все же есть вещи дороже денег. Отказ крупнейших российских компаний и банков от работы в Крыму есть не что иное, как их неявное признание несуверенного статуса этого региона. Тем самым они фактически присоединяются к западным санкциям против России. Национальные компании должны не стыдиться, а гордиться работой в Крыму.

Освобождение от налогов. И морали


Госдума намерена дополнить известный «закон Ротенберга» о компенсациях из госбюджета потерь наших миллиардеров от наложенных на них Западом санкций еще одним. Примерно схожего содержания. Предлагается освободить пострадавших от санкций граждан РФ от уплаты налогов в России, если они подтвердят, что в соответствующем налогом периоде были налоговыми резидентами не только РФ, но и иностранных государств.

Подоплека законопроекта вполне очевидна — правящая знать недовольна ограничениями и проблемами, которые создают ей авантюры Верховного Божества. И Божество компенсирует им неудобства за счет бюджета. В котором, как известно, денег нет, а потому нужно держаться. Нет денег для всех, но понятно, что для отдельных и очень уважаемых людей они есть всегда.

Кто компенисирует народу его нищенское положение и невыносимое существование от авантюр правящей клики, в данном случае не рассматривается в принципе — у криля есть только одно право — пойти на прокорм существам из более высоких слоев пищевой пирамиды.

Социал-дарвинизм, который построен в России, даже не скрывает своей зверской сути. Чего стесняться — стерпят и не такое.

Антироссийская истерия еще аукнется ее авторам


Два бывших посла США в России вступились за Сергея Кисляка, заявив, что нет никаких доказательств преступного сговора между российским послом и командой Трампа. Но даже такие банальные вещи в США сейчас не хотят слышать – мешает атмосфера поиска «русских шпионов». Уже даже некоторые ультралибералы предупреждают о ловушке, которая скрывается за поиском «русских связей Трампа».

Явно нездоровая атмосфера, созданная вокруг «российских связей» Трампа, уже вызывает откровенный испуг у самых последовательных его противников. После нескольких месяцев активной кампании по поводу «русского следа» любые упоминания о прошлогодних контактах кого-либо из окружения Трампа с российскими представителями становятся опасными для их карьеры. Голоса разума после отставки советника по национальной безопасности Флинна и оправданий генпрокурора Сешнса тонут в общем вое прессы, демократов и антироссийски настроенной части республиканцев.

При полном понимании того, что «русская тема» работает как инструмент внутриполитической борьбы, элита хочет прижать несистемного Трампа любым способом, и Россия тут лишь повод – истерия уже сильно сказывается и на отношениях двух стран. Трамп в открытую дал понять всем, что вынужден повременить со своей попыткой «поладить» с Россией. Трамп предпочитает дождаться завершения активной фазы скандала, точнее того, что пытаются сделать скандалом – и уже потом начать выстраивать публичные отношения с Москвой. По идее, любая тема выдыхается в течение месяца-двух. Но в случае с Трампом русский след ищут с лета прошлого года, потом с осени, а последняя серия началась в конце января.

Проблема еще и в том, что, раскрутив «российскую тему» до нынешнего уровня, противники Трампа уже не хотят и не могут сбросить обороты – по целому ряду причин.

Во-первых, громким криком они заглушают голоса сомнений в том, что вся история о «русском следе» и «русских контактах» вообще имеет хоть какие-то основания. Как только истерия чуть спадет, начнется обратный процесс – выяснения того, кто и зачем раскручивал всю эту историю.

Во-вторых, Трамп уже обвинил Барака Обаму в прослушке Трамп-тауэр – и даже если лично экс-президент и будет выведен из-под удара, расследования действий предыдущей администрации и спецслужб против Трампа избежать не удастся. А значит, противникам Трампа нужно пытаться максимально отсрочить этот момент.

И, в-третьих, российскую тему, конечно же, активно поддерживают ради того, чтобы затруднить налаживание отношений между Трампом и Путиным. Понятно, что в «атмосфере ненависти» даже разговаривать друг с другом будет сложнее.

Вся эта мотивация противников Трампа понятна. Но проблема в том, что поднятая волна уже не контролируется даже ими самими и, в конечном счете, будет обращена против них. Когда весь нагнанный туман рассеется, в сухом остатке у них не будет вообще ничего, никаких доказательств или даже свидетельств в пользу «русских связей» Трампа. И это станет сильнейшим ударом (и политическим, и пропагандистским) по его противникам. Настолько сильным, что самые умные из них уже бьют тревогу, понимая, насколько плохо все кончится.

Показательна в этой связи статья «Россия: конспирологическая ловушка», вышедшая на прошлой неделе в New York Review of Books. Автор текста – Маша Гессен, американо-российская журналистка. Те, кто не знает, кто такая Гессен и какие у нее взгляды, могут прочитать характеристику, которую ей дал ее американский коллега Гленн Гринвальд в статье в Intercept:

«Маша Гессен – американская журналистка родом из России и писательница, ставшая одним из ведущих экспертов по России, а также безжалостным и активным критиком Владимира Путина. Гессен жила то в США, то в России; но будучи еврейкой, лесбиянкой и матерью троих детей, в 2013 году она вернулась в США из-за атмосферы усиливающейся ненависти к ЛГБТ, которая возникла в связи с принятием дискриминационных законов.


С годами Гессен стала для американских СМИ одним из наиболее авторитетных критиков Кремля, публикуя резкие антипутинские статьи и комментарии в многочисленных изданиях, включая New York Times, Washington Post, Slate, Harper's, а также материалы о политических репрессиях в России для Intercept. Она также резко критикует Дональда Трампа. Вскоре после выборов Гессен написала: «Трамп первый президент на моей памяти, который баллотировался не в президенты, а в деспоты – и победил». Там же она рассказала, что, изучая Путина, можно извлечь очень важные уроки о том, как противостоять самовластным побуждениям Трампа».

То есть Гессен очень не любит Путина и Трампа. Но ее нелюбовь не мешает ей видеть очевидное – кампания против Трампа построена на лжи и в случае своего продолжения будет бить по самим противникам Трампа.

Вот что пишет Гессен:

«Основой быстро (но бесконечно) развивающегося сюжета «Трамп – Путин» являются утечки информации из спецслужб, и это вызывает самое большое беспокойство. Практически никакую информацию нельзя подтвердить независимо. Контекст, последовательность и время осуществления утечек определяются людьми, неизвестными широкой общественности, которая, как предполагается, принимает анонимные сообщения на веру. Да и никаких веских доказательств активного участия чиновников Трампа в тайных сговорах нам пока не представили...



Бесспорным является то, что затянувшаяся национальная игра в соединение точек между Трампом и Путиным – это проявление конспирологического мышления. Это не значит, что заговора не было. Однако возможное наличие заговора – довольно слабое оправдание конспирологического мышления.



Мечта, которая подпитывает связанную с Россией истерию, заключается в том, что истерия эта в итоге создаст вокруг Трампа достаточную тень подозрений и Конгресс начнет искать – и найдет – основания для того, чтобы объявить ему импичмент. И если это произойдет, то во многом это станет результатом кампании в СМИ, организованной членами разведывательного сообщества – и создаст опасный политический прецедент, который будет способствовать разложению общества и поощрять паранойю. И это еще самый оптимистичный исход».

Понятно, что Гессен выступает как последовательнейший ультралиберал, противник спецслужб и сильного государства как такового. Для нее, как и для многих космополитически настроенных представителей американского истеблишмента, Трамп фашист, консерватор, враг. То, что они называют его врагом демократии, лишь демагогический прием – Трамп как раз апеллирует к интересам и ценностям большинства:

«Трамп просто-напросто разрушает американские демократические институты и принципы, превращая президентский пост в средство извлечения выгоды для своей семьи, отравляя политическую культуру злобной, лживой и безграмотной риторикой, подрывая общественные устои нападками на прессу и участников протестов и начиная реальные действия, направленные на разрушение всех элементов федеральной власти, существующих для всего того, что не связано с ведением войны».

То есть Гессен видит как раз того Трампа, которого ненавидит «элита побережий» – Голливуда, различных меньшинств и глобалистов. И убрать его из Белого дома – благое дело. Вот только Гессен чувствует, что с помощью «русских связей» этого не достичь. Наоборот – противники Трампа фактически подыгрывают ему.

«Более вероятно, что обвинения в связях с Россией не приведут к свержению Трампа. Он может пожертвовать и другими своими людьми, как он пожертвовал Флинном, по мере того, как будут происходить новые утечки, дискредитирующие их. Различные расследования могут затянуться на месяцы, отодвигая на задний план другие, гораздо более актуальные проблемы. В конце концов, конгрессмены-республиканцы, вероятно, придут к выводу, что их избиратели не настолько обеспокоены российскими связями Трампа, чтобы это послужило основанием для попытки импичмента президента-республиканца.


Между тем, хотя Россия по-прежнему остается главной темой новостей, Трамп будет продолжать воевать с иммигрантами, сокращать финансирование всего того, что не имеет отношения к армии и военной машине, и формировать свой кабинет из недостойных людей».

Попытка сокрушить Трампа с помощью «русских связей» лишь укрепляет его власть – как потому, что отвлекает внимание от других, нероссийских, но гораздо более важных тем его внутренней политики, так и потому, что окончится пшиком, говорит Гессен.

На самом деле, Гессен не чувствует одной простой вещи: по Трампу бьют русской темой только потому, что больше бить нечем. Все его внутриполитические предложения имеют поддержку большинства американцев, да и с внешнеполитическими планами (например, отказом от вмешательства в чужие дела) согласны многие. «Русская тема» взята лишь потому, что она параллельно играет еще и на врожденных рефлексах – «русские идут», «красная угроза». Да, это старые, плохо работающие рефлексы, но ничего более действенного на Трампа нет. Поэтому, когда «русский пузырь», который пытаются надувать вокруг Трампа, лопнет, последствия для его врагов будут печальными. Как пишет Гленн Гринвальд в статье «Ксенофобские теории заговоров в США душат обмен мнениями и помогают Трампу»:

«Те, кто с утра до вечера раскручивают все новые истории из шпионской драмы про Россию и Трампа, убеждают себя, что они отважно подрывают позиции Трампа и ослабляют его, хотя на самом деле добиваются прямо противоположного эффекта».

То есть враги Трампа продолжают делать то же самое, что они делали в прошлом году, когда пытались помешать ему выиграть выборы: борются с ним такими методами, которые лишь увеличивают его популярность. Так что с такими врагами за будущее президента Трампа, как и за его способность начать американо-российский диалог, можно не беспокоиться.