March 17th, 2017

Россия не спешит отдавать Польше «разграбленные Сталиным» шедевры


У России в музеях до сих пор находятся произведения искусства, вывезенные из Польши после разграбления, устроенного Красной армией. Россия не реагирует на просьбы их вернуть, пишет издание Rzeczpospolita.

Среди самых ценных объектов, числящихся польскими военными потерями и остающимися в российской коллекции, картина XVI века «Мадонна с младенцем и попугаем на фоне пейзажа» из довоенных собраний Городского музея истории и искусства имени Ю. и К. Бартошевичей в Лодзи. Как определили наши чиновники, на данный момент она украшает Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в Москве. На протяжении полувека судьба картины была неизвестна. Лишь когда музей имени Пушкина начал публиковать в интернете списки произведений искусств из своих хранилищ, её заметили польские музейщики, рассказывает издание.

«Именно в этом музее собраны шедевры, разграбленные во время войны войсками Сталина. В этом уверено наше Министерство культуры, как и наш МИД», — добавляет Rzeczpospolita.

Польша выступила с просьбой вернуть этот шедевр уже в 2012 году, изложив его историю, которая подтверждает, что он является польским наследием. Чиновники рассчитывали тогда на потепление польско-российских отношений. Тогдашний министр культуры Богдан Здроевский заявил, что в отношениях с Россией этап оспаривания польских исковых заявлений закончился. Но в итоге россияне это произведение искусства не вернули. Министерство культуры также многократно обращалось к российской стороне по вопросу возврата других произведений искусства, напоминает издание.

«Наше министерство не занимается этим вопросом. Это дело музеев, в которых находятся собрания», — заявила польскому изданию пресс-секретарь российского Министерства культуры Ирина Казначеева. Несмотря на многочисленные попытки, предпринимаемые польским изданием с конца января, не удалось получить ни одного комментария от представителей Музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, в котором находятся вывезенные из Польши произведения искусства. «Единственная доступная информация: музей не отрицает, что они находятся в его фондах», — подчеркивает Rzeczpospolita.

Другие польские шедевры попали в подвалы московского музея имени Пушкина и ещё нескольких государственных галерей. На протяжении десятилетий их там скрывали и относились к ним как к военным трофеям.

Министр культуры Владимир Мединский в 2008 году заявил, что большинство этих произведений искусства не должны принадлежать Польше, потому что они были взяты красноармейцами в Гданьске. А ведь Гданьск перед войной не был польским, напоминает издание.

Польские власти напоминают, что Польша и Россия обязались в трактате о дружественном и добрососедском сотрудничестве с начала 90-х годов применять международные стандарты соглашений, касающихся европейского наследия. В 1956 году Советский Союз отдал часть ценных произведений искусства, вывезенных из Гданьска. Из ленинградского Эрмитажа вернулся триптих XV века «Страшный суд» Ганса Мемлинга.

«Без решения на самом высоком уровне нет шансов на то, чтобы вернуть из России что-либо», — признаёт историк, который занимается возвращением шедевров искусства.

Утраченные и невозвращенные после войны произведения искусства оцениваются на сумму $20 млн, резюмирует польское издание.

American Conservative хочет знать, зачем Маккейну Черногория в составе НАТО


Сенатор США Джон Маккейн обвинил своего коллегу от штата Кентукки Рэнда Пола в том, что тот работает на Владимира Путина. Но в чём же так провинился сенатор Пол, спрашивает издание The American Conservative.

Дело в том, что сенатор от штата Кентукки отказался поддержать призыв Маккейна единогласно проголосовать за включение Черногории в состав НАТО. Но действительно ли США так важна Черногория и они получат выгоду от её вступления в НАТО? Автор статьи выражает по этому поводу очень серьёзные сомнения.

Черногория находится на Балканах, которыe исторически являются «пороховой бочкой Европы». Сейчас ситуация несильно изменилась. Премьер-министр Черногории Мило Джуканович заявляет, что Россия пыталась убить его, чтобы предотвратить вступление страны в Североатлантический альянс.

Россия эти обвинения отрицает. Тем не менее это не мешает Маккейну заявлять, что Рэнд Пол помогает Путину добиться «расчленения» Черногории, в которой уже была совершена попытка переворота.

Однако если дела действительно обстоят так, то зачем США давать гарантии этой стране, которые, по сути, могут заставить Вашингтон вступить в конфронтацию с Москвой? Да и к тому же без обсуждения этого вопроса в сенате. «Не Рэнду Полу нужно объяснять свой выбор в ходе голосования», — считает автор.

The American Conservative интересуется, какие жизненно важные интересы США могут оказаться под угрозой в Черногории, если там сменится власть? И почему Европа сама не может решить свои проблемы?

Более того, неужели президент США Дональд Трамп предоставил сенатору Маккейну полномочия раздавать гарантии военной защиты нестабильным странам на Балканах? Или же он силой захватил власть над внешней политикой Соединённых Штатов в отношении НАТО и России?

По мнению издания, президенту Трампу пора дать понять, что решения по внешнеполитическим проблемам принимаются в Белом доме, а не в сенате. И к тому же куда делся тот внешнеполитический курс, за который на президентских выборах отдавали свои голоса американцы: сближение с Россией, окончание военных операций США на Ближнем Востоке, более честное разделение финансирования обороны стран-союзников.

У США и без НАТО немало затрат на оборону. Пентагон планирует отправить ещё 1000 военнослужащих в Сирию. Военное руководство страны заявляет, что необходимо послать подкрепление американским войскам в Афганистане. В Ираке до сих пор находятся 5000 военных США. Кроме того, США разместили войска в странах Балтии, а также системы ПРО в Южной Корее, Польше и Румынии.

«Со смертью коммунизма, окончанием холодной войны и крахом нового миропорядка, основанного последователями Буша, Америке нужна новая великая стратегия, построенная на прочном основании идеологии: «Америка прежде всего», — пишет The American Conservative.

Украинский журналист: голодная Россия будет менять Крым на еду


Истощенная экономическими санкциями Россия будет вынуждена обменять Крым на еду, как в своё время Советский Союз уступил ГДР Западной Германии. Как пишет «Обозреватель», такое мнение высказала украинский журналист и публицист Лариса Волошина.
По её словам, Владимир Путин просчитался, когда думал, что международное сообщество смирится «с покушением Кремля на суверенитет и территориальную целостность Украины». Журналист подчеркнула, что в XXI веке ситуация кардинально отличается от той, что была после Второй мировой войны.

«Путин преувеличил свои возможности. Есть такая русская пословица: «Давеча не то, что теперича». Мир не признает оккупацию», — сказала Волошина.

«Россия сегодня находится в таком состоянии, что она будет продолжать деградировать. И РФ — это не Советский Союз. СССР был самодостаточным с точки зрения экономики. Это была закрытая экономика, которая сама себя обеспечивала. Россия не в состоянии себя обеспечить ничем», — пояснила журналист.

«Согласно экономическим показателям самой РФ у них 75 процентов разрушения инфраструктуры. Я хочу напомнить, что 75 процентов в Европе — это последствия Второй мировой войны… В России исчезают города… Они не справятся в изоляции, не справятся без мира. Поэтому РФ будет деградировать, денег будет всё меньше. Рано или поздно они будут менять Крым на еду, как в своё время Советский Союз времён Горбачёва обменял на еду Восточную Германию», — добавила Волошина.

Пока у Путина нет конкурентов, но Великобритания смотрит в будущее


Когда в январе Тереза Мэй встретилась с Дональдом Трампом, ей также удалось побеседовать с республиканцами конгресса США о необходимости «взаимодействовать, но соблюдать осторожность» в отношении России. Однако, как пишет The Prospect, её совет прозвучал слишком поздно для теперь уже бывшего советника Трампа по вопросам национальной безопасности Майкла Флинна и генерального прокурора Джеффа Сешнса, поскольку та неосторожность, которую они проявили в ходе контактов с россиянами, поставила их в весьма неприятное положение и доказала, что западным странам сейчас крайне необходимо согласовать свою политику в отношении России.

Как продолжает издание, специальный комитет по международным делам проанализировал отношения между Соединённым Королевством и Россией и пришел к выводу, что Кремль в настоящее время представляет собой угрозу для международного порядка и успешность согласованных действий западных стран, таких как санкции, имеет огромное значение. Но предвыборная риторика Трампа многих шокировала тем, что он был готов отказаться от этих традиций, а его ранние комментарии относительно санкций и НАТО вызвали серьёзную тревогу по обе стороны Атлантики.
«Мы больше не можем полагаться на то, что Лондон и Вашингтон будут занимать одинаковые позиции и согласовывать свою политику в отношении Москвы. Поэтому стратегия Великобритании должна включать в себя поиски рычагов влияния на администрацию США и укрепление позиций тех представителей Госдепартамента, Пентагона и ЦРУ, которые, как и Мэй, стремятся соблюдать осторожность», — пишет The Prospect.

По мнению автора статьи, Великобритания должна быть гибкой, чтобы реагировать на любые изменения и появление возможностей для начала мирных процессов, однако Лондон не должен отказываться от своих позиций по сирийскому и украинскому вопросу.

Но сохранение единства позиций западных стран в новых обстоятельствах будет нелегкой задачей. Для этого потребуется масса дипломатических усилий, однако, как считает The Prospect, акцент, который Мэй сделала на необходимости налаживать контакт с администрацией Трампа, вполне возможно, стал полезной основой. Спустя много лет ухудшений в отношениях между Соединённым Королевством и Россией сейчас появился шанс на то, что стратегия премьер-министра («взаимодействовать, но соблюдать осторожность») может перерасти в жизнеспособную стратегию. Великобритания должна решительно отстаивать международное право, но при этом стараться налаживать контакт с Москвой, какими бы неудобными ни были те переговоры.

«Мы также должны смотреть в будущее и укреплять межличностные отношения, чтобы наладить контакт со следующим поколением политических и экономических лидеров России. Пока у Путина в России нет конкурентов, но он не сможет править страной вечно», — заключает автор статьи.

«Бряцание» ядерным оружием со стороны Москвы не должно остаться без ответа


Прошлой осенью Вооружённые силы России разместили в Калининградской области батарею «Искандеров» — ракетных комплексов малой дальности с возможностью доставки ядерных боезарядов, пишет на страницах The Wall Street Journal бывший директор Программы исследований российского региона Джорджтаунского университета Уильям Ллойд Стирмен. По мнению эксперта, в связи с таким шагом возникает «тревожный вопрос»: «Считает ли Москва возможным ограниченный ядерный конфликт в Европе?»

Как отмечает Стирмен, идея о подобном столкновении «ужасна», поскольку любой тактический ядерный конфликт может быстро перерасти в «обмен стратегическими ядерными ударами» — и, хотя в результате этого «Россия будет практически полностью уничтожена», «масштабные разрушения» коснутся также и США вместе с Западной Европой. В связи с этим Вашингтону следует задуматься о том, как предотвратить подобную развязку, заключает аналитик.

Россия всё чаще «бряцает» ядерным оружием. Так, в опубликованном в январе 2016 года ежегодном докладе НАТО говорилось, что российская армия в рамках учений наносила «учебные ядерные удары по странам — членам НАТО и партнёрам альянса», подчёркивает автор. Как пишет Стирмен, специалисты Пентагона убеждены, что Москва взяла на вооружение стратегию, условно именуемую «обострить, чтобы успокоить»: российские власти «реагируют на потенциальные вооружённые конфликты с применением обычного оружия угрозами, нацеленными на принуждение, и в том числе — угрозой нанести ограниченный ядерный удар».

Принятое США и их союзниками по НАТО в прошлом году решение разместить на юге Румынии элементы системы ПРО, а также уже стартовавшее строительство подобных элементов в Польше сильно рассердили Россию, продолжает Стирмен. Российские чиновники прямым текстом заявили о том, что западная система ПРО являются угрозой для страны, и в заявления Вашингтона о том, что комплекс призван прежде всего защитить Европу от возможной атаки со стороны «государства-изгоя» вроде Ирана, они не верят, пишет эксперт.

Между тем, по мысли Стирмена, президент Владимир Путин «явно имеет амбиции вернуть России её влияние в бывших восточноевропейских сателлитах» и «не стесняется использовать свой ядерный арсенал в качестве средства» на пути к этой цели. Как отмечает аналитик, на это, в частности, через несколько месяцев после «аннексии» Крыма жаловались украинские чиновники, утверждавшие, что Москва грозилась применить тактическое ядерное оружие в случае сопротивления со стороны Украины. «Так кто же будет следующей жертвой российской агрессии?» — вопрошает автор.

НАТО — единственный барьер, который «не даёт России ещё дальше лезть на Украину и является главной помехой планам господина Путина на страны Прибалтики», убеждён эксперт. Лучшим же ответом на «агрессивную ядерную риторику» Кремля для альянса будет «вновь громко заявить о своей приверженности принципу коллективной обороны, содержащемуся в пятой статье устава НАТО», считает он. Как напоминает Стирмен, в этом году в Прибалтику прибыло несколько десятков военнослужащих американских сил специального назначения. На бумаге их задачей будет сбор разведданных и помощь в подготовке «крохотных» прибалтийских армий, однако на деле они должны будут «послужить для России напоминанием о том, что атаковать эти государства без объявления войны США не получится», пишет он.

Поскольку Владимир Путин «считает НАТО заклятым врагом», крайне важно, чтобы «он в полной мере понимал, что администрация Трампа будет рассматривать любое нападение на страну — члена НАТО как нападение на сами США», рассуждает Стирмен. «Если альянс распадётся, Россия определённо станет доминирующей державой в Европе, что, очевидно, нанесёт вред важнейшим интересам США в регионе», — предупреждает аналитик.

Учитывая высокую вероятность резкого обострения обстановки в случае применения тактического ядерного оружия в Европе, Вашингтону также следует принять меры для предотвращения случайного столкновения с Россией подобного рода и наладить общение с Москвой, признаёт эксперт. Тем не менее в ответ на наращивание Россией военной мощи США должны сами нарастить свои возможности как в плане обычных, так и в плане ядерных вооружений, чтобы «дать господину Путину понять, что Москва ни при каких обстоятельствах не сможет одержать верх в гонке вооружений с Вашингтоном, а США и их союзники по НАТО не станут терпеть угрозу тактического ядерного конфликта на Европейском континенте», — подытоживает он.

Истинное лицо «сланцевой революции»: несколько пояснений



Дмитрий Адамидов

В последние недели медиа вновь вспомнили о сланцевой революции. Поскольку у многих наблюдателей в восприятии возникла за годы медиа-обсуждений серьезная неразбериха, в результате которой вопросы самой по себе нефте- и газодобычи смешались с биржевыми спекуляциями, торговыми войнами и сопутствующей медиа-истерикой - для прояснения общей ситуации были бы уместны и своевременны некоторые пояснения.

Пояснение первое. Необходимо начать с того, что «сланцевая революция» с технологической точки зрения таковой не является. Несмотря на то, что с 2009 года все деловые СМИ пестрят смелыми заголовками о новых технологиях добычи, в реальности ничего нового никто не придумывал. Горизонтальное бурение известно еще с 1980-х годов, гидроразрыв пласта начали использовать еще раньше — в 1940-х. Но технологии эти достаточно дорогие, поэтому их использовали при разработке в основном крупных традиционных месторождений, где притоки из скважин существенно выше и стабильнее чем на сланцевых месторождениях и в пересчете на единицу продукции получается не так дорого. Использование же этих «новых» технологий в сланцевой добыче стало возможным вследствие особых условий, в которых оказались североамериканские нефте и газодобытчики. Кризис 2008 года, в ходе которого цены на нефть упали более чем втрое, так же как и сегодня, практически остановил инвестиционную деятельность в отрасли. Что означает отказ от бурения, высвобождение как оборудования, так и буровых бригад. В условиях США это усугублялось еще и тем, что массово выводились из эксплуатации старые скважины, и на рынок поступило множество уже ненужного оборудования с закрытых промыслов по низким ценам. Вкупе с относительной легкостью получения разрешения на разработку недр это привело к тому, что практически любой предприимчивый человек мог зарегистрировать фирму, купить дешевое б/у оборудование, нанять персонал и начать бурить, чаще всего используя инфраструктуру, созданную ранее для разработки других месторождений. За счет этого удалось «вытянуть» достаточно дорогие в разработке сланцевые месторождения. А быстрое восстановление цен на нефть с конца 2009 года обеспечило как раз тот самый «сланцевый бум».

Пояснение второе. Сам по себе ажиотаж в бумагах сланцевых компаний, имевший место на американском рынке в 2009-2011 годах, вполне укладывался в классическую грюндерскую схему и, в общем, тоже ничего из ряда вон выходящего в себе не содержал. При том, что в к 2016 году потери инвесторов (выражающиеся в «плохих долгах» сланцевых компаний и напрасно построенных объектах транспортной инфраструктуры) составили, судя по всему, не менее 100 млрд. долларов США, это не самые крупные убытки. Скажем, «бум доткомов» начала 2000-х по своим масштабам был куда более впечатляющ, инвесторы тогда потеряли суммы на порядок большие, да и доллар 15-20 лет назад был не тот, что нынче.

Пояснение третье, самое главное. Что действительно во всей рассматриваемой коллизии необычного, так это беспрецедентная ценовая война между США и Саудовской Аравией, которую спровоцировал рост сланцевой добычи в Северной Америке. Как известно, в результате цены на нефть рухнули на рубеже 2015-2016 годов ниже 30 долларов за баррель, что больно ударило, в том числе, и по нашей экономике. Последний раз подобного масштаба потрясения на нефтяном рынке имели место в 1979-1981 годах, правда, тогда цены росли, а не падали. Но и сюжет с ценовой войной на поверку оказывается весьма запутанным, ибо реализуется в принципиально новых экономических условиях. Классическая торговая война предполагает, что производители одной страны борются за рынки с производителями другой страны и победивший в виде приза получает чужие рынки сбыта, на которых он впоследствии может вернуть потери от демпинга и других затрат на ведение торговой войны. Но в данном случае дело обстояло совершенно не так.

Во-первых, из-за специфики организации процесса добычи нефти. Нефтегазовые компании сегодня – это по сути «кошельки», не ведущие производственной деятельности, а осуществляющие привлечение финансирования, управление проектами, продажу полученной нефти и газа и, разумеется, контроль над активами. Большая часть производственных задач отдана на откуп независимым сервисным подрядчикам, которые проводят ГРР, бурение, организуют эксплантацию месторождений и т.д. На их долю приходится иногда до половины затрат по добыче нефти и газа. В России пока дело обстоит несколько сложнее, но на Ближнем Востоке везде (кроме, пожалуй, Ирана) данная схема преобладает. При этом сервисные компании чаще всего являются европейскими или американскими (крупнейшие: Shlumberger, Halliburton, Baker Hughes, для шельфовых месторождений это Transocean). Таким образом, понижение цен на саудовскую нефть напрямую сказалось на прибыли их европейских и американских подрядчиков.

Во-вторых, из-за специфики отношений Саудовской Аравии и США. Полученные в последние годы нефтяные сверхдоходы саудовцы тратили не только и не столько на внутреннее потребление, сколько на закупку американских вооружений и инвестиции в американские активы. Фактически «деньги из семьи не уходили». Поэтому понижение цен на нефть и газ имело негативный эффект для обеих сторон.

А если прибавить к этому косвенные негативные эффекты – снижение инвестиций в отрасли, падение бюджетных поступлений и т.д. то очевидно, что от ценовой войны проиграли абсолютно все. И более того – никакого серьезного передела рынка по её результатам не случилось. Саудовская Аравия серьезно растратила накопленные валютные резервы, но поставленных целей не достигла. Объяснение тут довольно простое: спрос на нефть неэластичен и мало зависит от цены. Кроме того, рынок нефти единый только на бумаге и физически заместить поставки бывает просто невозможно. Это кока-кола везде примерно одинакова, а нефти существует несколько десятков различных сортов, которые поставляются в строго определённые регионы, перерабатывающие мощности в которых приспособлены именно для «своей» нефти и переналадка их является делом дорогим и довольно сложным. Не говоря уже о газе, который вообще довольно трудно и главное очень дорого транспортировать.

В результате физические объемы и структура поставок практически не менялась, а к низким ценам ключевые игроки, так или иначе, приспособились. Россия, как известно, провела девальвацию, которая позволила, пусть и не без потерь, но стабилизировать и работу нефтегазового сектора. А США сохраняют олимпийское спокойствие – при наличии возможности напечатать сколько угодно долларов проблема плохих долгов сланцевых компаний неразрешимой не выглядит. Поэтому США в принципе не против продолжить банкет и устроить вторую серию ценовой войны. Судя по тому, что начиная с января 2017 года, среди трейдеров опять упорно ходят слухи о продолжении, или вернее сказать, втором этапе «сланцевой революции» нас ещё может ждать новый поворот сюжета. Правда у Саудовской Аравии уже запал видимо не тот, что прежде, но кто его знает – вся история нефтяных кризисов свидетельствует о том, что разворачиваются они, прежде всего, по глупости лиц, принимающих решения. Возможно, так случится и на сей раз.

Так или иначе, но уже сейчас очевидно, что «сланцевая революция» и последовавшая за ней ценовая война оказались довольно бесплодными. Низкие цены на нефть не оживили мировую экономику, не привели к переделу рынков, а лишь добавили седых волос абсолютно всем причастным и непричастным. В этом отношении эта история похожа на вторую Иракскую войну, которую все традиционно считают «войной за нефть», но если начать разбираться, то окажется, что нефтяники на этой войне скорее потеряли, нежели приобрели. Впрочем, в эпоху гибридных войн (и вообще гибридного всего), наверное по-другому быть уже и не может.

Ложь и правда о «нерушимости» послевоенных границ в Европе


В годовщину воссоединения Крыма с Россией – самое время разобрать одно из абсурднейших обвинений в адрес РФ, связанных с событиями 2014 года

Вот уже три года политики и чиновники западных стран, вспоминая о Крыме, не устают обвинять Москву в «жутком преступлении» – нарушении послевоенных границ в Европе. В исполнении представителей США, ФРГ или республик Прибалтики все это напоминает плохую комедию. Ведь громче всех «Держи вора!», как всегда, кричит сам грабитель...

Помимо руководителей киевского режима (чья легитимность более чем сомнительна) обвинять Россию в нарушении Устава ООН и Хельсинских соглашений любят представители США и государств, идущих в фарватере политики Вашингтона. В ходе теледебатов 2016 года, на тот момент еще кандидат в президенты США, Хиллари Клинтон заявила, что Россия пытается изменить послевоенные границы в Европе. О том, что действия России нарушили европейский миропорядок, сложившийся после Второй мировой войны, на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2015 году сказала канцлер ФРГ Ангела Меркель. Ну а одной из первых обвинить РФ в посягательстве на послевоенные границы еще в марте 2014-го поспешила президент Литвы Даля Грибаускайте. Обвинение прозвучало в комментарии, сделанном для украинских СМИ.

В похожем смысле часто высказываются западные дипломаты, эксперты и журналисты. «Мантра» звучит, а вот в ее смысл никто, похоже, вдумываться даже не собирается. Иначе тем, кто проговаривает ее в контексте 2014 года, пришлось бы быстро прикусить себе языки.
Хельсинские соглашения ОБСЕ 1975 года действительно предполагали уважение к территориальной целостности и нерушимости границ. Вот только незадача... Среди подписантов соглашений не фигурируют Россия, Украина или Литва. Зато есть в их списке Союз Советских Социалистических Республик, границы и территориальную целостность которого его западные визави уважать даже не думали. Как, впрочем, и границы присутствующей в том же списке Югославии.

Ну как с Хельсинскими соглашениями соотносится поддержка со стороны НАТО сепаратистских движений в СССР или силовой раздел сначала Югославии, а затем и Сербии? Мы уже молчим о мирном «разводе» Чехии со Словакией и присоединении ГДР к ФРГ, которые, впрочем, тоже являлись вопиющими нарушениями Хельсинских соглашений.
Не говорим мы и о состоявшемся чуть раньше (но все равно – после Второй мировой войны) возвращении Саара в состав Германии. Да, в Сааре был плебисцит. Но ведь в Крыму в 2014 году тоже был! Но кого это волнует?
Впрочем, и плебисцит – это условность. Ведь независимость Косово Международный суд ООН в 2010 году признал без всяких референдумов (если не считать «волеизъявления» еще 1991 года)...

Пусть, кто хочет, возьмет в руки карты Европы 1947 или 1975 года и сравнит их с современными. Ну что, хорошо принцип нерушимости границ сработал?

Но как только прозападного любителя рассуждать о «нерушимости границ» спросишь о том, на каком основании Косово или Украина обрели независимость, он сразу становится в позу и начинает говорить о праве на самоопределение народов, предусмотренном Уставом Организации Объединенных Наций и Резолюцией Генассамблеи ООН от 1952 года. А также Международным пактом о гражданских и политических правах от 1966 года.

В данных документах действительно есть много чего интересного. Например, вот это: «Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус».

Особенно активно использует право народов на самоопределение Великобритания. Лондон с глубочайшим уважением относится к решениям референдумов, проходящих на Фолклендах или в Гибралтаре, согласно которым данные территории находятся под властью британской короны. Там живут «правильные» люди. А в Крыму, видимо, «неправильные». Иначе то, почему волю одних Лондон уважает, а других – нет, не объяснить.

Более того, по мнению властей Соединенного Королевства и США, куда достойнее крымчан и обитатели Южного Судана... Дабы получить доступ к нефтеносным регионам последнего, страны Запада с потрясающей активностью боролись за независимость Джубы от Хартума. Теперь благодаря усилиям западных правдоборцев в Южном Судане идет непрекращающаяся гражданская война, сопровождающаяся массовыми убийствами мирного населения, изнасилованиями, каннибализмом и работорговлей. Буквально на днях южносуданские боевики совершили набег на Эфиопию, перебили там несколько десятков людей и угнали с собой около полусотни детей, от одной мысли о судьбе которых волосы на голове встают дыбом. По логике вещей, если, несмотря на все это, США и Великобритания поддерживают самоопределение южносуданского народа, в Крыму должно происходить нечто куда более ужасное... Вот только регулярно посещающие российский полуостров иностранные делегации ничего подобного почему-то не наблюдают. Видимо, «оккупанты» ловко маскируются...
Двойные стандарты Запада в отношении событий 2014 года, с одной стороны, и развала СССР и Югославии – с другой, просто уродливы. Если кто-то требует неукоснительного исполнения Хельсинских соглашений, то начинать нужно с возвращения под юрисдикцию Москвы всей территории УССР сразу. Любительница «послевоенных» границ Ангела Меркель обязана разделить ФРГ и ГДР на два отдельных государства, литовская патриотка Даля Грибаускайте – потребовать вступления Прибалтики в состав СССР, а Хиллари Клинтон – от имени США покаяться за развал Югославии и в убийстве СССР и отдать своего супруга под международный трибунал за поддержку Косово.

Отдельно стоит обратить внимание на тот факт, что на момент «ухода» Косово в Сербии существовала законная власть. Точно так же, как в Судане или Аргентине, когда западным странам взбредало в голову отделять какую-то часть их территорий. А вот на Украине, сколько бы ни писали в своих твиттерах американские дипломаты о «народном протесте», в 2014 году произошел жестокий антиконституционный госпереворот, против которого выступила примерно половина жителей страны, компактно проживающих в регионах с русскими или биэтническим (русско-украинским) населением. Поэтому свое право на самоопределение жители Крыма, Донбасса или Одесской области, с точки зрения здравого смысла, вполне могли использовать. Но вместо «самоопределения» Запад одобрил массовое убийство в Одессе, бомбардировки Луганска, ракетные обстрелы Донецка и попытался установить международную изоляцию Крыма.

Нужно честно признать, что права русских на Западе никогда никого не интересовали. С нами считались, когда Россия была сильной, и полностью пренебрегали нашим мнением, когда она ослабевала. Поэтому нам пора просто перестать обращать внимание на то, что думают о нас в Вашингтоне или Брюсселе, и становиться достаточно сильными для того, чтобы с Россией вынуждены были считаться. Как в 1812-ом или 1945-ом.