March 22nd, 2017

«Газпром» банкротит «Нафтогаз»


Судебное разбирательство «Газпрома» и «Нафтогаза» может привести к банкротству последнего. Как заявляет украинская компания, претензии российской стороны могут вырасти до $80 млрд, и «Нафтогазу» придется «распродавать старые постройки и автомобили». Эксперты указывают, что газ в хранилищах Украины также принадлежит «Нафтогазу» и может пойти в счет выплат, если Стокгольмский арбитраж встанет на сторону «Газпрома». Но полную сумму требований Украина не сможет выплатить при любом сценарии.
Сумма претензий «Газпрома» к «Нафтогазу» может вырасти до $80 млрд. Об этом в среду заявил главный коммерческий директор украинской компании Юрий Витренко в ходе онлайн-конференции на сайте издания «Новое время. Бизнес».
«Газпром» требует от нас уже $50 млрд долларов, до конца действия контракта будет еще $30 млрд», – пояснил топ-менеджер.
И если «Нафтогаз» проиграет судебное разбирательство в Стокгольмском арбитраже, компания, по словам Витренко, может стать банкротом.
Впрочем, такой сценарий Витренко считает маловероятным. «Большая работа была сделана, чтобы этого не произошло», – отметил главный коммерческий директор «Нафтогаза». При этом он подчеркнул, что если решение все же будет вынесено в пользу «Газпрома», то выплата станет обязательством именно «Нафтогаза», а не всей Украины. «Нафтогаз» просто будет банкротом, и наши активы будут распродаваться, и кредиторы в рамках определенной очереди будут получать средства», – сказал Витренко.
По его словам, можно будет выставить на торги старые постройки, буровые установки и автомобили.
Украинский эксперт в сфере энергетики, бывший пресс-секретарь «Нафтогаза» Валентин Землянский считает довольно странными слова Витренко о том, что ответственность «Нафтогаза» не является ответственностью Украины. «Компания принадлежит государству, газ в хранилищах «Нафтогаза» принадлежит государству, «Укргаздобыча», обеспечивающая Украину газом, через «Нафтогаз» принадлежит государству», – указывает эксперт.
«Такие заявления — это чистый волюнтаризм, когда Коболев (глава «Нафтогаза», – «Газета.Ru») и Витренко считают компанию своим активом, который никак не соотносится с государством Украина, а работает исключительно на их приватный интерес», – говорит Землянский.
Вызывает сомнения и расчеты суммы претензий, о которой говорил Витренко. В отчетности «Газпрома» по итогам 9 месяцев 2016 года указана сумма в $31,75 млрд. С 2014 года, когда был подан первый иск, сумма неоднократно корректировалась в большую сторону.
В претензии входит задолженность Украины за поставленный, но не оплаченный газ, а также долги по taker-or-pay (принцип «бери или плати», согласно которому контрагент должен оплатить некий установленный минимум от законтрактованных объемов вне зависимости от того, закупил ли он их в действительности). Согласно действующему российско-украинскому контракту, Украина должна по 2019 год закупать не менее 42 млрд кубометров. Эти объемы не выдерживались ни разу с момента подписания контракта в 2009 году, а с конца 2015-го Украина вообще отказалась закупать российский газ.
Как заявил «Газете.Ru» официальный спикер «Газпрома» Сергей Куприянов, если ситуация не изменится, то в дальнейшем к претензиям приплюсуются новые долги по take-or-pay.
В текущей сумме претензий российской компании не учитывается 2016 год (требования «Газпрома» были увеличены до $31,75 млрд 14 марта прошлого года). Потенциальную сумму новых претензий определит цена, от которой будет отталкиваться «Газпром» в своих расчетах, но среднегодовая цена, предлагаемая российской стороной, составляла $184,15 за 1 тыс. кубометров ($212 в первом квартале, $177 – во втором, $167,6 – в третьем и $180 – в четвертом).
Исходя из этой цены и минимальных обязательных объемов закупки, претензии «Газпрома» только по итогам 2016 года могут составить еще $7,7 млрд.
Как в дальнейшем будут меняться цены на газ сейчас прогнозировать невозможно, особенно учитывая, что стоимость долгосрочных контрактов «Газпрома» привязана к нефтяным котировкам. Но если взять за основу цену первого квартала 2017 года (ранее сообщалось о $200-210 за 1 тыс. кубов), то за 2017, 2018 и 2019 гг. долг Украины по take-or-pay – при условии, что она по-прежнему не будет закупать российский газ – увеличится еще на $25-26,5 млрд.
Таким образом, ко времени истечения действующего контракта общие требования «Газпрома» могут вырасти до $64,45 – 67 млрд.
Юрист BMS Law Firm Владимир Шалаев полагает, что у суде больше шансов на победу «Газпрома», но вряд ли Стокгольмский арбитраж удовлетворит все требования российской компании. «Заплатить «Нафтогазу» придется, но сумму гораздо меньшую требований, так как требования украинской компании так же будут учтены (как ранее сообщалось, претензии «Нафтогаза» к «Газпрому» составляют $28,3 млрд, – «Газета.Ru»)», – полагает Шалаев.
Исполнительный директор HEADS Consulting Никита Куликов указывает, что требования «Газпрома» юридически более обоснованы, чем претензии «Нафтогаза»,так как российский холдинг апеллирует к действующему контракту и прописанным в нем цифрам, тогда как расчеты украинской стороны не очевидны. «Арбитраж может учесть текущее плачевное положение украинской компании и разбить транши выплаты долгов на периоды для максимально комфортного ее существования, – считает юрист. – Также арбитраж может предложить компаниям пойти на взаимные уступки».
Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко говорит, что при любом развитии ситуации рассчитывать на получение денег «Газпрому» не стоит.
«Газпром» может требовать и $100 млрд, все равно никто не заплатит, – говорит президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко. – Формально по итогам 2016 года прибыль «Нафтогаза» составила 24 млрд грн, а долги по субсидиям ЖКХ – 26 млрд грн.
У правительства Украины, по словам Охрименко, на сегодня есть лишь порядка $4 млрд. «Так что даже если отдать газотранспортную систему, погасить долг не удастся», – отмечает эксперт.
Ранее Андрей Коболев в интервью заявлял, что «Нафтогаз» рассматривает возможность продажи национальной газотранспортной системы, стоимость которой компания оценивает примерно в $30 млрд. Разговоры о продаже доли или всех 100% ГТС идут уже давно, однако оценки стоимости актива, учитывая изношенность системы, звучали самые разные. Только на модернизацию ГТС, изношенность отдельных участков которой доходит до 65%, по различным оценкам может потребоваться $6-20 млрд.

Россия — идеальный козёл отпущения для проигравшей Клинтон


«Акул больше всего привлекает запах крови — а акулы из лагеря американских демократов голодны, и их бесконечный аппетит не утихает с момента поражения Хиллари Клинтон в президентских выборах», — пишет обозреватель Contrepoints Даниэль Жирар. По мнению журналиста, тогдашняя неудача Клинтон стала «тем более жестоким разочарованием, что кандидат от республиканцев (Дональд Трамп. — RT), судя по его предвыборной кампании, был очень неопытен в вопросах политической борьбы против закалённого оппонента».

Впрочем, проиграла ли на самом деле Клинтон — не вполне ясно, поскольку демократы, дабы «избавиться от необходимости проводить сложную работу по самоанализу», установили, что поражение их кандидата стало возможным из-за «нарушения правил игры», продолжает Жирар. Скандал вокруг отношений «пока не ясного характера» между командой Дональда Трампа и Россией — новый виток которого недавно спровоцировал директор ФБР Джеймс Коми, заявивший в конгрессе США о том, что его бюро действительно ведёт расследование по этому вопросу, — стал в этом плане для демократов «золотой жилой», констатирует журналист. И хотя никакого сговора между близкими соратниками Трампа и правительством Владимира Путина следствие до сих пор не выявило, «для того чтобы зажечь противников Трампа, а также СМИ, для которых разгром демократического кандидата стал ударом по гордости, достаточно лишь нескольких искорок», иронизирует автор.

Как полагает Жирар, утверждать, что фиаско Клинтон на выборах стало итогом «тайной сделки» между Россией и командой Трампа, — значит «приписывать российским властям чрезмерные возможности». «Русские, конечно, всё стерпят, — поясняет он. — Однако подножку Хиллари Клинтон в 2008 году, когда её на финишной прямой праймериз демократов обскакал Барак Обама, подставили вовсе не русские. Она проиграла из-за организационных недочётов и собственной неспособности вдохновить своих сторонников». В 2016 году ситуация повторилась, убеждён автор: в то время как многие уже «короновали» Клинтон в качестве демократического выдвиженца, «взявшийся из ниоткуда» вермонтский сенатор Берни Сандерс вдруг стал таким популярным под самый конец праймериз, что ей пришлось «ускорять темп», дабы не проиграть, напоминает читателям обозреватель Contrepoints. Кроме того, как подчёркивает журналист, жители большинства традиционно «демократических» штатов всё-таки поддержали Клинтон, однако ей не удалось привлечь избирателей Огайо и Пенсильвании, из-за чего ей и не хватило голосов для победы.

Единственная в ближайшей перспективе возможность для демократов «изменить ход истории» напрямую связана с тем, каким окажется вердикт по поводу сговора между командой Трампа и Россией, рассуждает автор. Между тем «урожай» в этом смысле получается «бедный»: в ходе своего обращения к конгрессу директор ФБР Джеймс Коми сначала — на радость демократам — заявил, что Дональда Трампа, вопреки его собственным заявлениям, всё-таки не прослушивали, а затем, будучи в том же зале, уточнил, что за командой президента следили ещё с июля. Такие противоречивые данные много кого заставили «нахмуриться», отмечает Жирар.

По мысли журналиста, АНБ и ФБР вряд ли не стали бы уведомлять власти, если бы при слежке за командой Трампа обнаружилась какая-либо угроза для нацбезопасности США. Трамп же, в свою очередь, вряд ли бы стал обращаться к Москве с «безответственными и политически самоубийственными просьбами о вмешательстве в американские выборы» — политик никогда не скрывал, что восхищается Путиным, и, скорее всего, речь шла о попытке наладить дипломатические контакты, считает Жирар.

Несмотря на то что расследование всё больше предстаёт «пшиком», оно всё равно обойдётся Трампу дорого: ему отныне будет очень непросто наладить отношения с Россией, как он того хотел, поскольку его могут представить как «недостаточно твёрдого» лидера, полагает автор. Что же касается внутренней политики, пока ФБР не закончит работу, над администрацией Трампа будет висеть «огромная туча», что осложнит среди прочего проведение реформы здравоохранения, в заключение пишет он.

Запретив въезд Самойловой, Украина вновь начинает политическое «действо» на Евровидении


Евровидение, которое обычно представляет собой «шумный праздник китчевой поп-музыки», уже второй год подряд становится сценой для «действ иного рода», пишет Financial Times. По данным британской газеты, на этот раз виновницей стала принимающая конкурс Украина, которая официально запретила российской участнице Юлии Самойловой — девушке, «прикованной к инвалидному креслу», — въезд в страну.
О запрете стало известно из официального заявления, опубликованного Службой безопасности Украины в среду, говорится в материале FT. Как утверждается в коммюнике СБУ, решение было принято в связи с тем, что Самойлова ранее нарушила украинское законодательство, посетив без разрешения Киева полуостров Крым, «аннексированный» Россией в 2014 году, уточняет автор статьи. Ранее украинские власти уже вводили аналогичные запреты в отношении многих российских граждан — в том числе и артистов, напоминает журналист.

По данным FT, российские чиновники ранее заявляли, что не будут выдвигать другого участника, если Украина запретит Самойловой въезд, и вместо этого бойкотируют конкурс.

Впрочем, даже если на нынешнем Евровидении не будет российских участников, конфликту между Россией и Украиной — «некогда дружными соседями, находящимися в состоянии полувойны с тех пор, когда Россия оккупировала Крым и разожгла сепаратистскую войну на востоке страны», — определённо будет уделяться в ходе конкурса самое пристальное внимание, уверен обозреватель издания.

Несмотря на то что украинские организаторы «пытаются создать на конкурсе атмосферу, свободную от политики», одержавшая победу на прошлом Евровидении Сюзана Джамаладинова — известная также под творческим псевдонимом Джамала — обошла конкурента из России как раз благодаря «политически заряженной песне» о депортации крымских татар, в которой многие уловили параллели с «захватом» Крыма в 2014 году, подчёркивается в статье.

Как Россия за всех советский долг погашала


Болгария – 38 млн долларов, Словения – 130 млн долларов, Чехия – 352 млн долларов, Македония – 60,6 млн долларов. Это малая толика тех долгов, которые Россия со времён распада Советского Союза заплатила за себя «и за того парня». А накануне были достигнуты договорённости по поводу совершения последнего «советского» платежа в рамках обязательств РФ. Это платёж в адрес Боснии и Герцеговины в размере 125,2 млн долларов. Средства должны быть перечислены в казну этого балканского государства из российского бюджета в течение 45 суток.

Итак, у России больше нет советского долга, который к моменту распада СССР официально оценивался на уровне 104 с лишним миллиардов рублей, и который по-настоящему тяжким бременем лёг на плечи российских налогоплательщиков. Тема советского долга, который оказался грузом ответственности именно для россиян, на нашем сайте поднималась неоднократно, но, с позволения уважаемых читателей, её стоит затронуть ещё раз хотя бы потому, что именно в эти дни само понятие «советский» финансовый долг прекращает своё существование. И прекращает именно благодаря российским налогоплательщикам.


Главный вопрос, который возникает при обсуждении темы выплат советского долга Российской Федерацией, ставился и продолжает ставиться примерно так: «А почему долг - советский, а выплачивает его исключительно Россия, хотя помимо России в составе Страны советов были ещё 14 республик?» Вопрос, надо сказать, не теряет своей актуальности с того самого момента, когда соответствующее решение по выплатам было принято.


Несколько слов о том самом решении. Принималось оно почти 24 года назад – в апреле 1993-го – тогдашним российским правительством во главе с Виктором Черномырдиным (первое его «пришествие» на премьерский пост). На основании правительственного решения Российская Федерация обязалась перед иностранными кредиторами выплатить суммарный советский долг взамен на то, что бывшие Союзные республики откажутся (по так называемому «нулевому варианту») от претензий на зарубежные активы СССР. При этом до сих пор экономисты не представили реальную статистику того, обладал ли Советский Союз к 1991 году зарубежными активами в размере 104 млрд долларов – эквивалент суммарному госдолгу – или нет.



Здесь не станет лишним напоминание о том, что изначально республики, ставшие называться «бывшими советскими», готовились разделить бремя долга СССР в пропорциональном варианте. На основании расчётов от декабря 1991 года наибольшее бремя ложилось на Россию, наименьшее – на Таджикистан. Таджикская Республика должна была выплатить зарубежным кредиторам СССР около 830 млн долларов (из 104 млрд). Но не случилось выплачивать никому за исключением России на основании упомянутого выше решения.

Что здесь ещё обращает на себя внимание? Например, то, что такие бывшие советские республики как Литва, Латвия и Эстония и вовсе отказались от подписания меморандума о пропорциональной выплате советского долга перед иностранными кредитодателями. Получается, что, приняв решение о выплате суммарного советского долга исключительно силами российских налогоплательщиков, российское правительство образца апреля 1993 года поставило современную Россию в ситуацию юридической закавыки. Прибалтийские республики, отказавшись подписать меморандум о пропорциональности погашения, не только переложили долговое бремя на граждан России, но и сегодня получают возможность заявлять об определённых претензиях на бывшие советские активы за рубежом. И, кстати, действительно заявляют, всякий раз выставляя России нелепые счета за «советскую оккупацию».

Вопрос, связанный с тем, «почему платили только мы», далеко не единственный в эпопее по выплате советского долга. К определённым странностям можно отнести, к примеру, и то, что на момент распада Советского Союза такой страны как Босния и Герцеговина не существовало в принципе. Появилась она после принятия декларации независимости (от Югославии) в апреле 1992 года.

Сегодня Россия платит советский долг, который должен был выплачиваться федеративной Югославии, несмотря на то, что де-юре не существует вразумительного документа, где бывшие югославские республики договорились бы друг с другом о пропорциях «принятия» выплат от России. Фактически выплаты той же Боснии и Герцеговине, а также Хорватии, Македонии, Словении и другим экс-югославским республикам – в большей степени российская добрая воля, ибо при особом желании и наличии хорошего адвоката Россия могла бы погасить советский долг перед Югославией исключительно Сербии, которая сохраняла «югославский» статус до последнего – до момента отделении Черногории.

Можно предположить, что, принимая решение о выплате долгов всем без исключения бывшим югославским республикам за (опять-таки) все без исключения республики советские, российские власти надеялись на получение политических дивидендов на Балканах. Однако если разбирать отношения России с той же Боснией и Герцеговиной или Черногорией, то они далеки от дружественных. Власти Черногории и вовсе обвинили Российскую Федерацию в «попытке осуществления государственного переворота». Понятно, что «указивка» пришла с Запада, из НАТО, куда так стремится втянуть 600-тысячную Черногорию её нынешнее руководство, но всё же... До дружбы далеко, и на данный момент можно констатировать, что если корни вопроса с выплатами долга СССР были больше политическими, то никаких особых политических бонусов на Балканах Россия не получила. Ну, пусть будет – пока не получила...

Актуальный вопрос: а все ли заплатили нам? Ведь, как говорит экономическая статистика, в должниках у СССР «ходили» десятки стран: от Европы до Африки и Латинской Америки. Здесь выясняется, что все последние годы мы (точнее слуги народные) жили по принципу: «Кто нам должен, всем прощаем». Причём этот принцип работает в отношении многочисленный иностранных заёмщиков, но никак не в отношении заёмщиков с российским паспортом...

Ну, ещё как-то можно объяснить списание 500 млн долларов Киргизии – российская военная база, интеграция в Евразийский союз, единое экономическое пространство и т.п.

Но вот с трудом можно найти основания для списания советского долга, к примеру, Ираку. А сумма, мягко говоря, немалая – 12 млрд долларов. Во времена правления Саддама Ирак уж точно не считался бедной страной. Запасов углеводородов и сегодня у Ирака достаточно для погашения даже такого долга. Но у нас же широкая душа – 12 миллиардов? – какой разговор? – если, говорите, нечем – ну и ладно, - не платите! Ещё кредит предоставим... Вьетнам просит списать почти 10 млрд долларов – тоже спишем. Плюс Куба, плюс Эфиопия, плюс Лаос, плюс Ангола, плюс КНДР и др.

А вот в адрес Боснии нужно просто обязательно заплатить... Пусть даже юридические основания шиты белыми нитками – нужно же сохранять лицо ответственного кредитопогасителя на международной финансовой арене...

Что ж, остаётся считать, что погашение долга направлено на поддержку, к примеру, Республики Сербской, глава которой Милорад Додик заявил о необходимости признания международным сообществом Крыма как части Российской Федерации. В Сараево заявили, что Республике Сербской (она в составе БиГ) из российских выплат направят примерно третью часть – около 37 млн долларов. Направили бы непосредственно в Республику Сербскую – опять бы заявили о прямой поддержке «сепаратизма». Ишь ты, опять ХПП...

Путин и Си важнее для Трампа, чем все страны НАТО


Поведение ближайших сторонников Дональда Трампа в очередной раз спровоцировало международный скандал. На этот раз отличился госсекретарь Рекс Тиллерсон и его команда. Они серьёзно обидели европейские страны НАТО, которые снова начали опасаться, что их бросят и оставят на съедение русскому медведю. Скандал разразился из-за того, что специальный саммит НАТО по внешней политике, который должен пройти в апреле, на этот раз может пройти без участия госсекретаря США, который традиционно играет на таких встречах ключевую роль. Такое мероприятие проводится каждый год и нужно оно для координации внешней политики стран-участниц североатлантического альянса и поэтому присутствие руководителей дипломатических ведомств считается обязательным. А на этот раз получается, что Тиллерсон ничего и ни с кем обсуждать и координировать не собирается. По официальной версии Госдепа, госсекретарь будет слишком занят для того чтобы участвовать в этом веселом междусобойчике, в рамках которого различные восточноевропейские лимитрофы будут традиционно требовать денег, оружия и еще чтобы Вашингтон защитил их нежные выборы от злого Путина. Американские журналисты и эксперты находятся в глубоком шоке и не менее глубокой печали. Администрация Трампа всеми силами показывает, что НАТО для нее - это скорее обуза, чем любимое детище.

Например, конгрессмен Элиот Энгель считает, что "Администрация Дональда Трампа допускает серьезную ошибку, которая подорвет доверие к главному американскому альянсу и усилит беспокойство, что эта администрация просто подлизывается к Владимиру Путину".

Есть несколько версий по поводу того, чем же будет занят Тиллерсон. По одной из версий он будет ассистировать Дональду Трампу в подготовке его первой встречи с Си Цзинпинем. Тут действительно есть риск, что прибалтийские и восточноевропейские политики просто лопнут от обиды. Получается, что какие-то китайцы важнее для Вашингтона, чем его самые преданные вассалы и миньоны. Вторая версия - еще более обидная и она заключается в том, что Тиллерсон будет занят встречами с российскими официальными лицами. Представитель Госдепа подтвердил американскому каналу NBC, что у госсекретаря на ближайшее время запланировано аж несколько поездок в Россию, но отказался предоставить детали. Мария Захарова на вопрос о приезде Тиллерсона ответила уклончива, отказавшись подтвердить или опровергнуть эту информацию, но по сумме имеющихся данных можно действительно считать очень вероятным, что в ближайшее время госсекретарь США окажется в Москве. Даже сама вероятность того, что глава американской дипломатии пропускает внешнеполитические саммиты НАТО, но находит время для нескольких поездок в Москву, уже расценивается некоторыми американскими политиками чуть ли не как доказательство его измены Родине.

А теперь вишенка на торте. После того как в СМИ разразилась буря негодования по поводу поведения Тиллерсона, Госдеп сделал несколько заявлений, которые выглядят как настоящая издевка над странами ЕС. Я не буду пересказывать дипломатические формулировки, а сразу переведу на нормальный русский. Во-первых, представитель Госдепа уточнил, что если кому-то из европейских дипломатов так срочно нужно что-то обговорить с госсекретарем США, то они могут перехватить его на полях вашингтонского саммита по борьбе с ИГИЛ, и где-нибудь в уголке под лестницей, если Тиллерсон захочет, он с ними и поговорит. Во-вторых, представитель Госдепа подчеркнул, что Тиллерсон предложил несколько дат на которые НАТО может перенести свой саммит, если НАТО нужно чтобы госсекретарь на нем присутствовал. То есть в его ежедневнике график расписан для Путина и Си Цзинпиня, а если 27 министров иностранных дел стран НАТО хотят с ним поговорить, то пусть приходят в другое время. На дипломатическом уровне вот эти все действия являются серьезным оскорблением, ну или как минимум признаками большого неуважения.

Особенно ярко эти все демарши выглядят на фоне свежего заявления Трампа о том, что Германия должна США много-много денег, за то, что США содержат НАТО. Впрочем, аналогичные претензии американский президент высказывал в адрес всех стран североатлантического альянса. Это и объясняет все сложности, которые испытывают европейские политики и дипломаты в отношениях с США. Трамп обещал американскому военно-промышленному лобби очень много денег и это было одним из ключевых аспектов, обеспечивших ему победу на выборах. Его бюджетная программа режет по живому все статьи расходов, включая науку и образования, но увеличивает расходы на покупку продукции оружейных корпораций, но этого даже близко недостаточно для того чтобы удовлетворить аппетиты самого влиятельного американского лобби. Доплатить придется европейским странам. Трамп так решил еще во время избирательной кампании. Требование американского президента — дань в виде 2% от ВВП каждого европейского члена НАТО. На уровне Евросоюза это означает, что Вашингтон хочет получать 330 миллиардов долларов в год отныне и навсегда. Европа даже в свои лучшие времена вряд ли бы потянула такие расходы, а в условиях продолжающегося экономического кризиса — это вообще невозможно.

Но кого это волнует? Явно не Трампа. Это может волновать европейских политиков, которые рискуют навлечь на себя гнев американской администрации. Им всем очень сильно не повезло. К власти в Вашингтоне пришли люди, для которых деньги дороже русофобии, а вот как раз денег у многих европейских стран просто нет. Как говорится "когда нет денег, нет любви". По крайней мере, без европейских денег Трамп и Тиллерсон страны НАТО точно любить уже будут.

России уже нет смысла заключать со странами ЕС долгосрочные договора на поставку газа


Москва. Под угрозой штрафов со стороны Еврокомиссии… Газпром согласился радикально пересмотреть ценовую политику для Восточной Европы и Прибалтики, сообщила пресс-служба Еврокомиссии.

Стоимость газа в контактах с Польшей, Литвой, Латвией, Эстонией и Болгарией, где "Газпром" занимает больше половины рынка, отныне будут привязана к ценам в Западной Европе. Для этого в соглашения о поставках будет внедрен пункт о возможности пересмотра цены, если она существенно отклоняется от той, что фиксируется на границе Германии, Франции, Италии или в западноевропейских газовых хабах.

На таких условиях Еврокомиссия согласилась урегулировать претензии к "Газпрому" по обвинениям в злоупотреблении монопольным положением, выдвинутые в 2012 году. Кроме того, "Газпром" согласился отменить все косвенные и прямые ограничения, которые препятствуют его клиентам перепродавать газ через границы стран Евросоюза, что также приведет к уравнению цен в ЕС. Наконец, "Газпром" согласился не предъявлять Болгарии каких-либо материальных претензий в связи с ее решением отказаться от строительства проекта "Южный поток".

Сообщение комментирует эксперт Агентства нефтегазовой информации Александр Хуршудов:

Западные СМИ радостно объявили эту новость крупной победой над российской «монополией», мы же с выводами пока спешить не будем, а вникнем в проблему. Она содержит вот какие реальности.

1. России уже нет смысла заключать со странами ЕС долгосрочные договора на поставку газа. Они не самостоятельны. Заключив договор, они, как нашкодивший барчук, бегут жаловаться папе Евросоюзу, а у того свои законы и свои очень лояльные суды. Достойные ученики Гитлера заключают договора для того, чтобы их нарушать. Только у Гитлера для грабежа была армия, а у них - юстиция.

2. Некоторые положения нынешних договоров реально устарели, и пора их менять. Добавлю детали.

Российский газ издавна был самым дешевым в Европе, и на его перепродаже зарабатывали хорошие деньги. Поэтому запрет на перепродажу ранее был вполне уместен. Но его много раз нарушали. Отследить такие продажи и взыскать ущерб, увы, нереально.

Главным «героем» спекуляций стала, разумеется, Украина: в 1991 году она импортировала аж 95 млрд. м3 газа, в 2009 году по новым, более высоким ценам – 27 млрд, а в прошлом году обошлась 10 млрд. Сейчас Словакия, Польша и Венгрия перепродают на Украину российский газ, но обжаловать это никак нельзя. Запрет на перепродажу надо снимать в связи с невозможностью его исполнения. А чтобы не кормить спекулянтов, надо просто СОКРАТИТЬ ПОСТАВКИ.

Газовые проекты дороговаты, окупаются за 10-15 лет, поэтому инвестору остро необходимы гарантии сбыта. Никто без долгосрочного договора с покупателем длинный газопровод не построит. Но наши трубы в Европу работают уже 30-40 лет, они давно окупились. Следовательно, принцип «бери или плати» в договорах с ЕС можно заменить на более мягкие санкции. Покупателя он напрягает, в теплую зиму лишний газ ему не нужен. Заменим. Однако цена газа при этом должна чуть-чуть вырасти. Хочет покупатель льготу – пусть за нее платит.

В том-то и состоит жульничество европейских «партнеров», что они сначала торгуются за низкую цену, а потом бегут в родной суд освобождаться от обязательств.

3. Шансы взыскать компенсацию с Болгарии за отказ от «Южного потока» ничтожно малы. Болгария – беднейшая страна ЕС, сидит на его дотациях, к тому же выиграть иск во враждебных судах вряд ли удастся.

4. За последние годы ситуация на европейском газовом рынке существенно изменилась. Разберем ее чуть подробнее.

Этот рынок теряет свое некогда лидирующее значение. Потребление газа в Европе за 10 лет уменьшилось на 90 млрд м3 (18,3%). Материальное производство в Европе сокращается, а для банков, бирж и медиа-холдингов газ не нужен. Правда, и добыча газа снизилась на 80 млрд м3. К тому же дорог был газ, его стали экономить.

Европа упорно реализует свою идею свободного рынка газа. Здесь уже созданы 9 виртуальных газовых хабов (торговых площадок). Крупнейшие находятся в Нидерландах, Англии и Германии, а в Чехии и Польше торговля идет вяло. Идея состоит в том, чтобы путем виртуальной торговли играть на снижение цен и привязать к этим ценам крупных поставщиков. Сейчас в ЕС ежегодно продается и покупается 3 трлн кубов газа (это 85 % мирового потребления !!!), но из них только 10 % - реальные поставки. Да и в тех добрая половина вторичных продаж газа, в том числе, российского.

Своих газодобытчиков Еврокомиссии удалось загнать в эту систему легко – у них нет других рынков. Им были предъявлены те же «обвинения» в завышении цен, что и Газпрому. Логика их просто умиляет. Сначала покупатель подписывает договор, получает газ, оплачивает и употребляет его, а затем обращается в суд, требуя вернуть «переплаченные» деньги. Жулье, иначе не скажешь.

Тем не менее, норвежская Statiol и нидерландская Gas Terra под угрозой штрафов согласились на изменения договоров, существенно снизили санкции за недобор газа и частично привязали цены к срочному рынку.

Сложнее с иностранными поставщиками. Алжирская Sonatrach даже после штрафа в S300 млн неохотно делает покупателям небольшие уступки. Такой же тактики придерживался и Газпром, который уже 65 раз вносил изменения в свои договоры. Он соглашался на временные льготы и скидки, чтобы сохранить основу контрактов. Сейчас пришло время изменить и ее.

По моему впечатлению, руководство Газпрома понимает суть проблем и заблаговременно готовит изменение своей стратегии. Она широко не афишируется, поэтому изложу ее в своем видении.

Надо признать, что на европейском рынке появилась конкуренция. Она слабая, убогая, но она теперь ЕСТЬ. Раньше Газпром не мог вдвое сократить поставки, покупатели замерзли бы, а теперь может. И неплохо бы этот факт использовать.

Нужно прекратить работать монополистом. Сократить поставки в Польшу, Прибалтику, Болгарию, чтобы они не превышали половины их потребления. Выгода от такого шага двойная. Во-первых, никаких судебных исков больше не будет, попутно прекратится злобная болтовня о «российском газовом оружии». Во-вторых, некоторыйдефицит газа поднимет цены на срочном рынке.

Категорически нельзя привязывать цены долгосрочных контрактов к срочному рынку газа. Это значит – отдаться во власть биржевых спекулянтов. За последние 10 лет (см. рисунок) эти цены изменялись В ПЯТЬ РАЗ, от $100 за 1000 м 3 до $540. Как Вам нравится такой «ориентир» для 10-летнего договора?



А поскольку Европа будет настаивать на этой привязке, практику долгосрочных договоров с ней надо прекращать. Отработать стандартные контракты на 2 года с мягкой привязкой к ценам нефтепродуктов. Снизить объем гарантированных поставок, чтобы они не напрягали ни продавца, ни покупателя. Остальное будем продавать на аукционах. Дорог газ на рынке спот – выходим на аукцион. Дешев – прибережем его, он не протухнет. В прошлом году Газпром эту практику опробовал и результатами остался доволен.

Перспективны также поставки по газовым свопам. Мы, например, можем через Иран торговать газом с Индией, а Иран – через нас с ЕС. При этом обе стороны выиграют от удешевления транспорта.

Понимая слабость своей позиции, европейцы неумело пытаются Россию запугать. Долго стращали поставками сланцевого газа из США. Потом Литва, изображая богатую невесту, размышляла об отказе от договоров с Газпромом. Сейчас об этом болтают польские чиновники, предварительно увеличив импорт газа из России на 24%. Сделаем вид, что верим, пусть потешатся. Птичка чирикает, караван идет.

P.S. Добыча газа на пионерном сланцевом месторождении Barnett в прошлом году сократилась на 14%. Темпы падения добычи газа в Нидерландах еще выше, 23% в год. Рост сохраняется только в Норвегии за счет глубоководного шельфа.

Евросоюз за 3 года до краха: «оставляем все, как есть» и идем к развалу?


25 марта 2017 года Европейский союз отметит 60-ю годовщину соглашения о своем основании — Римского договора об учреждении Европейского экономического сообщества. Ради празднования в Риме соберется саммит лидеров 27 государств-членов. В праздновании не будут принимать участие представители Великобритании. Британский премьер решила не портить праздник и подать официальное заявление о выходе из ЕС сразу же после него.

Считается, что в настоящее время ЕС накануне своего юбилея погружен в глубокий экзистенциальный кризис. Будущее объединения в его нынешнем виде остается под большим вопросом. Проблемы, стоящие перед Евросоюзом, не подают признаков ослабления. Наиболее острые из них — хроническая безработица, продолжающийся кризис евро, кризис суверенных долгов, рост популистских движений, миграционный кризис и связанная с ним вспышка терроризма. Экономика и финансы ЕС страдают от длительной стагнации, последовавшей после кризиса 2008—2009 годов. Бюджетная политика государств-членов строго ограничена определенными ЕС нормами. В Италии, где пройдет празднование юбилея ЕС, впервые с принятия единой валюты евро наблюдается нулевой экономический рост. Ситуация во Франции и Испании не многим лучше. Молодежная безработица во Франции превышает 26%, а в Испании и Италии — около 40%. Из Греции после 2008 года эмигрировали более 400 тыс. молодых греков. Национальные избирательные кампании стали сотрясаться участием популистских партий и их политиков. Правые консервативные националисты пришли к власти в Венгрии и Польше. Они позволяют себе беспрепятственно попирать «ценности» Евросоюза. Нападки на них увеличивают рознь в Евросоюзе. Самым сильным ударом для ЕС стал объявленный выход Великобритании. Он ослабляет Евросоюз. Brexit ведет к потере ЕС пятой по величине экономики в мире и второго крупнейшего вкладчика-инвестора в общий евросоюзный бюджет. Последнее обстоятельство ослабляет скрепы между Старой и Новой Европой, поскольку дотации центрально-европейцам и прибалтам должны быть уменьшены.

Разнообразие социальных моделей в странах Европы и уровней потребления, определяемой внешним наблюдателем по формуле минимальной зарплаты в государстве-члене, затрудняет достижение согласия по поводу единства. Сейчас к юбилею Римского договора нынешние европейские руководители хвастаются, что в нынешнюю эпоху растущего в мире неравенства страны ЕС демонстрируют самый низкий в мире разрыв в уровне доходов. Но здесь они явно лукавят. Ведь разрыв между государствами Евросоюза по благосостоянию их граждан достигает кратных величин, что определяет слабость социальных систем государств внутренней периферии Евросоюза. В странах Центральной Европы трудящиеся задаются вопросом: почему за одну и ту же работу на одинаковых предприятиях они получают почасовую зарплату в € 4, а не € 20, как за рекой у соседей по Евросоюзу.

В Евросоюзе наметились трещины между Западом и Востоком, между Севером и Югом еврозоны. Взаимная неспособность предложить гражданам лучшее для Европы будущее исчерпывает европейскую мечту. Только каждый пятый европеец поддерживает идею передачи полномочий от национальных правительств Евросоюзу. Из-за нарастающих проблем в долгосрочной перспективе дальнейшее расширение ЕС не ожидается.

И потом главная системообразующая сила Евросоюза — США при новом своем президенте Дональде Трампе демонстрируют равнодушие к проблемам Евросоюза и к нему самому. США на последних двухсторонних на высшем уровне переговорах с Германией потребовали сокращения текущего для них дефицита в торговле, а также платы за предоставляемую военную безопасность. Похоже, что США при Трампе намерены строить отношения со своими европейскими союзниками на двусторонней основе и при игнорировании евросоюзного центра.

В Брюсселе, Берлине, Париже и т. д. постоянно ставится вопрос о необходимости реформ Евросоюза и серьезной перестройки европейских институтов. Главная проблема Евросоюза то, что нынешний уровень политической интеграции не соответствует достигнутому уровню экономической. Поэтому необходимо либо подтягивать уровень политической интеграции к уровню экономики с единым рынком и единой валютой, либо снижать от достигнутого уровня экономической интеграции, теряя при этом. Евросоюз нужно делать либо меньшим по размерам, но более глубоко интегрированным, либо с нынешним числом участников, но с более низким уровнем экономической и прочей интеграции. Последний вариант, например, предлагали британские консерваторы накануне Brexit. Их не стали слушать. Большую проблему составляет то, что Европа не смогла развить единую социальную модель, соответствующую уровню экономической интеграции.

Итак, Евросоюз нуждается в реформировании, чтобы сохраниться. Для начала необходимо наметить план реформ. Это уже сделано. 1 марта 2017 года председатель Жан-Клод Юнкер представил разработанную Еврокомиссией «Белую книгу будущего Европы» с подзаголовком «Размышления и сценарии для ЕС27 к 2025 году». Книга представляет собой основные положения для будущей политической дискуссии о реформировании ЕС. На основании предложенных в «Белой книге» пяти различных сценариев развития предлагается составить конкретный план реформ, который будет предложен европейским избирателям к моменту проведения выборов в Европейский парламент в июне 2019 года. Основные реформы Евросоюза должны состояться в период между 2017 и 2020 годами, т. е. в период между нынешними и следующими выборами во Франции и Германии. На все про все у европейцев есть три года.

Всего в «Белой книге» представлено пять различных сценариев реформирования ЕС:

— Сценарий первый. Продолжаем работать так, как сейчас. Действия идут по принципу вызов — ответ. Стоящие перед Евросоюзом приоритеты регулярно обновляются, а проблемы решаются по мере их возникновения. Соответствующим образом развертывается и новое евросоюзное законодательство;

— Сценарий второй. Сосредоточиваемся на развитии Единого рынка, а все остальное становится менее важным. Общее нормативное бремя снижается, а политическая интеграция становится менее важной;

— Сценарий третий. Те, кто хочет больше, делают больше, а остальные не мешают. На практике это сценарий т. н. «разноскоростной Европы»;

— Сценарий четвертый. Сосредоточиваем внимание на ограниченном числе областей, но работаем в этих сферах все вместе. ЕС27 активизирует свою работу в таких областях, как инновации, торговля, безопасность, миграция, управление границами и оборона;

— Сценарий пятый. Работаем вместе по максимальному кругу политических и прочих проблем.

Здесь сразу следует обговорить то обстоятельство, что при определении сценариев авторами «Белой книги» сделано желательное допущение, что 27 государств-членов «совместно продвигаются» вместе как Союз, т. е. участники союза договорятся, хотя бы по одному сценарию. Но обязательно договариваются. Претворение того или иного сценария потребует от них единства. Это означает, что по тому сценарию, который будет принят, необходимо сформировать консенсус. Однако последнее обстоятельство и находится под серьезным вопросом. А что если государства-члены не смогут договориться ни по одному сценарию? Ну, тогда остается сценарий № 1. Оставляем все, как есть, и идем к развалу. Очевидно, что в ситуации предлагаемого жесткого альтернативного выбора между сценариями, страны ЕС, почти наверняка, займут разные позиции по вопросу о будущем экономической и политической интеграции. Поэтому в «Белой книге» намеренно не определены юридические и институционные процессы, т. е форма реформирования. Это самое сложное.

Следующее важное обстоятельство. Предъявленные в «Белой книге» сценарии содержат в себе и оценочные комментарии, из которых следует, что одни сценарии, по мнению авторов, предпочтительнее для ЕС, а другие — нет. Например, сценарий № 2 — «Приоритет Единому рынку», т. е. в прошлом это британский вариант, явно нежелателен, с точки зрения авторов «Белой книги». Называются конкретные негативные последствия для единства ЕС. Так, например, общее нормативное бремя снизится. Возрастут различия в национальных стандартах. Способность действовать коллективно будет ограничена. Свободное передвижение людей и услуг не будет гарантировано в полном объеме. Единой политики миграции или убежища не будет. Очевидно, что для авторов «Белой книги» нежелателен и сценарий № 1 «Пусть идет, как идет» из-за дефицита реформистского пыла и по той причине, что процесс принятия решений останется медленным и осложненным спорами. Но вот сценарий № 5 «Максимальная политическая интеграция» явно видится идеальным авторам доклада, но очевидно неисполнимым — читателям. Тем не менее, было бы целесообразно обозначить здесь этот неисполнимый идеал, поскольку это то, к чему нужно стремиться ЕС, если он собирается не распадаться, а функционировать далее. Всего, по определению авторов «Белой книги», имеется пять евросоюзных сфер, нуждающихся в реформировании. Вот они: Общий рынок и торговля, Экономический и монетарный союз, Шенген, Миграция и безопасность, Внешняя политика и оборона, бюджет ЕС.

Идеальной ситуация с развитием интеграции в этих сферах представляется европейским чиновникам следующим образом:

— Общий рынок и торговля. Направляемая Брюсселем единая стандартизация продолжается и усиливается. Завершается формирование единого рынка в области энергетики, цифровых технологий и услуг. В торговой политике на международной арене ЕС действует как единое целое. Европейский парламент имеет последнее слово в международных торговых соглашениях;

— Экономический и монетарный союз. Еврозона укрепляется. В еврозоне и государствах-членах, которые желают присоединиться к ней, координируются налоговая и социальная политика. Осуществляется европейский надзор за финансовыми услугами. Европейский механизм стабильности становится Европейским валютным фондом. Он находится под контролем Европейского парламента и берет на себя новые обязанности по поддержке Европейского инвестиционного банка в привлечении финансирования для стимулирования инвестиций по всей Европе;

— Шенген. Миграция и безопасность. Сотрудничество в вопросах безопасности государств-членов в рамках ЕС становится рутинным. Европейская пограничная и береговая охрана полностью берет на себя управление внешними границами Евросоюза. В ЕС проводится единая миграционная политика. Визовые заявки от иностранцев на посещение Европы обрабатываются в рамках одной единой сети;

— Внешняя политика и оборона. ЕС проводит единую внешнюю политику. В полной взаимодополняемости с НАТО создается Европейский оборонный союз. Граждане государств-членов, выезжающие за рубеж, получают консульскую защиту и помощь от посольств ЕС, которые в некоторых частях мира заменяют национальные посольства;

— Бюджет ЕС в значительной своей части начинает покрываться из евросоюзных источников. Бюджетная политика Евросоюза непосредственно связана с фискальной стабилизацией еврозоны.

При рассмотрении предложений «Белой книги» не трудно заметить, что обозначенный «идеальный вариант» для всего ЕС также подходит как «идеал» отдельно для еврозоны. Это то, к чему следует стремиться и Евросоюзу, и еврозоне.

Но все прекрасно понимают, что вариант более глубокой интеграции в стремлении к «идеалу» по установленной процедуре невозможно осуществить, поскольку потребуется невозможное — внесение существенных изменений в Лиссабонский договор. Но можно стремиться к идеалу через создание в рамках ЕС союзов с ограниченным числом участников для решения конкретных задач — военного союза, финансового надзора, регулирования миграционной политики — это сценарий 3 и частично 4. Сценарий о «разных скоростях» обеспечит большую гибкость при дальнейшей интеграции. Он позволит государствам-членам в рамках еврозоны развивать банковское регулирование и единую оборонную политику.

Бельгия, Нидерланды и Люксембург поддерживают такой подход Германии и Франции. Однако на прошедшем 9−10 марта саммите в Брюсселе представители Вышеградской четверки — Венгрии, Польши, Чехии и Словакии осудили концепцию «разных скоростей» как ведущую Евросоюз к расколу. На практике же они усматривают в ней стремление «ядра» Евросоюза самому определять политику в отношении дотаций через структурные фонды, миграционную политику и т. д., т. е. окончательно закрепить за «вышеградцами» статус европейцев второго сорта. Участники саммита из-за заявленной позиции «вышеградцев» официально как бы отказались от концепции «разных скоростей» в пользу существующего порядка, предполагающего «всестороннее взаимодействие». На практике же политику «разноскоростной» Европы можно будет продолжать без ее официального упоминания в доктринах ЕС.

Здесь следует обратить внимание на позицию относительно реформ Евросоюза вероятного нового президента Франции Эммануэля Макрона. Макрон полагает, что «разноскоростная Европа» уже давно стала реальностью и поэтому вопрос этот не нуждается в обсуждении и каком-либо рефлексировании. Это факт. Поэтому нужно действовать в рамках этой реальности. Далее Макрон высказывается за более глубокую интеграцию ЕС, но исключительно в рамках еврозоны. Ранее развитие еврозоны сдерживали британцы, сейчас — поляки. Но последние не имеют значимого веса и не могут воздействовать на еврозону, поскольку находятся вне нее. По предложению Макрона, еврозоне нужен общий министр финансов — т. е. министр финансов еврозоны, и постоянный глава Еврогруппы. Таким образом, выстраивание новых институтов в ЕС предполагается выстраивать не для всего его пространства. С точки зрения Макрона, в основу реформ должен быть положен принцип, что ни одно из государств не должно быть исключено из процесса интеграции, но также и то, что ни одно государство-член не могло мешать другим — т. е. речь идет как раз о сценарии № 3 из «Белой книги» Европейской комиссии. По Макрону, импульс на реформы в еврозоне должен исходить от Франции и Германии. Франция под управлением Макрона должна реформировать рынок труда и серьезно относиться к своему бюджету. Вместе с Германией Франция и должна снова стимулировать новый рост.

Таким образом, ключевое значение для реформирования ядра Евросоюза — еврозоны имеет Франция, поскольку именно эта страна в паре с Германией до сих пор обеспечивала поступательную интеграцию в Евросоюзе. В настоящее время именно неопределенная ситуация во Франции при Франсуа Олланде становится главным фактором разбалансировки в еврозоне.

Самым трудным в намеченной схеме реформ остается процесс принятия решения. В «Белой книге» выражение «быстрее выполнять то, что было согласовано коллективно» в разных вариациях встречается восемь раз, настолько очевидна проблема. Проводникам реформы Евросоюза, действующим в рамках еврозоны, необходимо преодолеть раскол в самой еврозоне. Однако очевидно, что согласование в рамках одной только еврозоны — 17 вместо 27-ми требует меньших усилий. Кроме того, все участники еврозоны заинтересованы в стабильности евро. В подобной ситуации грантам еврозоны — Германии и Франции будет легче использовать евро как рычаг для достижения консенсуса.

Теперь для выхода на начало реформ в еврозоне необходимо определить осуществляющие их ключевые фигуры. Это и намереваются сделать на выборах во Франции и Германии. Далее в реформированной еврозоне будут достигнуты такие институциональные условия, чтобы ни один популист не смог поколебать устои «европейского единства». Ну, это опять же… в идеале.