April 11th, 2017

Hill: в сенате опасаются, что «Роснефть» приберёт к рукам нефтяную компанию США


Сенатор-демократ Боб Менендес выразил озабоченность возможностью правительства России получить контроль над крупной американской нефтяной компанией. Как сообщает The Hill, Менендес обратился с просьбой к министру финансов США Стивену Мнучину проверить заём, который предоставила «Роснефть» венесуэльской государственной нефтяной компании Petróleos de Venezuela (PDVSA), дочерней компанией которой является американская CITGO.

«Учитывая вмешательство России в американские выборы и продолжающееся вмешательство в выборы в Европе, не говоря уж о её привычке вторгаться на территорию своих соседей и запугивать их, последнее, что нужно Соединённым Штатам, — позволять Кремлю владеть значительной долей акций крупнейшего американского поставщика энергоносителей», — приводит The Hill цитату из заявления сенатора.

Издание разъясняет, что PDVSA использовала 49,9% акций CITGO в качестве обеспечения для получения займа. Как опасаются сенаторы, если экономический кризис в Венесуэле продолжится, а компания объявит дефолт, благодаря этой сделке «Роснефть» может получить контроль и над CITGO. По мнению Менендеса, в этом случае «Роснефть», управляемая олигархами, приближёнными к Владимиру Путину, получит контроль над крайне важной энергетической инфраструктурой Соединённых Штатов.

У Стивена Мнучина, председательствующего в комитете по зарубежным инвестициям в США, есть полномочия пересматривать определённые инвестиции и рекомендовать президенту США блокировать их. Мнучин может инициировать формальное расследование, если «Роснефть» официально возьмёт CITGO под свой контроль, утверждает The Hill.


NYST: То есть теперь вы говорите, что Трамп стал президентом, а российские власти получают контроль над американской инфраструктурой. Кто бы мог такое предвидеть?! Сторонники Трампа нанесли чрезвычайный ущерб этой стране.

NorthernSky: Эй, ребята, у меня идея. Добьёмся энергетической независимости с помощью возобновляемой энергии из экологически чистых источников. Тогда нам не придётся волноваться из-за того, что нами манипулируют самые коррумпированные режимы и корпорации на планете. Ах да, возможно, нам стоит пересмотреть нормы выбросов токсичных веществ. Ведь каждый доллар, потраченный на бензин, спонсирует врага Соединённых Штатов.

Brian_Joness: Так что, нас теперь присоединят к Российской Федерации? Трамп, очевидно, плохо справляется со сменой власти, поэтому будет полный бардак. Но всё-таки интересно, будет ли это Российская Федерация или CITGOГазпромРоснефтьExxonMobile-плутократия?

Koque: Если Трамп протянет четыре года, Путину будет принадлежать половина Америки.

EmmaLib, FIRE the LIAR: И эти идиоты удивляются, почему им говорят НЕ заключать сделок с русскими. Русским же нельзя доверять! Но нет — им виднее.

Польский конь и украинская пешка: разменные фигуры в большой антирусской игре


Павел Климкин недавно вновь посещал Варшаву — «адвоката», «союзника» и «старшего брата» Украины.

Страны, которая умирает в зародыше ввиду отсутствия простейшей позитивной программы развития. Это прекрасно понимают в Польше. Но упрямо продолжают вместе с Климкиными и ему подобными крутить заезженную пластинку о верном внешнеполитическом выборе киевского режима.

Недальновидность польских политиков? Нет, конечно. Просто попытка выиграть время и тщательнее подготовиться к решающему походу на Восток.

Предыдущий президент Польши Бронислав Коморовский отмечал: «В Киеве ключ от нашей части Европы… Я чувствую себя человеком, имеющим особый опыт польского бытия на Востоке, а также польского видения восточного мира».

Нынешний польский лидер Анджей Дуда выражается не столь поэтично, но четко придерживается той же линии — Польша при любых обстоятельствах будет поддерживать стремление Украины покончить со своим «тоталитарным» прошлым и начать новую жизнь в «семье свободных европейских народов».

Очевидно, что в ход идет примитивная, пропагандистская риторика. Красивые, пустые слова, рассчитанные на промытые мозги и пустые души украинского обывателя. Но суть не в том, что достаточно сильная интеллектуальная элита Польши пытается подкупить восточного соседа примитивной жвачкой. Польша вынуждена «включать дурака», так как исполняет роль фигуры средней тяжести в шахматной игре заокеанских гроссмейстеров.

На самом деле, польские политики имеют основания говорить об определенной общности украинской и польской судьбы.

В бассейне реки Западный Буг сталкиваются массивные плиты западной и восточной части европейской цивилизации. Они не могут полноценно существовать друг без друга и движутся навстречу, но их сильное взаимное притяжение время от времени резонирует масштабными конфликтами.

Ранее не существующая страна Украина не смогла дрейфовать в самостоятельном плавании больше четверти века. Польская «ойкумена» пульсирует в более значительном историческом масштабе, но временами упоминание о Речи Посполитой также исчезало с политической карты мира.

Сами по себе «мессианство» и «прометеизм» Полонии имеют сугубо региональный потенциал. Об этом свидетельствует весьма ограниченный географический ареал новейшей польской экспансии. Не стоит в этой связи упоминать эпоху Польско-Литовской унии, которая формировалось в совершенно других исторических и геополитических условиях.

Pacta conventa создавались на принципиально ином базисе, в котором, поначалу, учитывались права и особенности «руського» и других народов Великого княжества Литовского. Униатство, в свою очередь, раз за разом упрочняло властные позиции именно польской шляхты, но размывало почву народной поддержки у нее под ногами.

И только укрепление Великого княжества Московского, выход на европейскую историческую арену Российского имперского проекта способствовал постепенному упорядочиванию ситуации на широкой территории от Балтийского до Черного моря. Это не уничтожило польские амбиции, но четко обозначило их пределы.

С тех пор Польше достался удел наконечника в реализации чужих геополитических амбиций.

Польский шахматный конь и хотел бы скушать украинскую пешку, но ему, условно говоря, некуда ходить — свободных полей на восточной части доски нет. Поэтому ему остается надежда на поддержку тяжелых фигур с Запада.

Французская и немецкая «партии» по «окультуриванию» Руси окончились провалом. На протяжении последних десятилетий мы становимся участниками третьей и решающей, англо-саксонской шахматной партии, в которой гроссмейстеры колониальной политики попытаются дойти до конца. Который, к сожалению, может оказаться плачевным для всех.

Ведь сегодня, по большому счету, континентальная Европа готова к долгосрочному примирению с Россией. Это отвечает долгосрочным экономическим интересам обеих сторон. Но слишком силен пока круг защищенных океанами финансово-промышленных агрессоров, желающих стереть Россию вместе с ее естественными сателлитами с лица земли.

Банальные, казалось бы, замечания. Однако без их учета обзор современных украинско-польских неурядиц теряет всякий смысл.

Вырываясь из широкого контекста на просторы грешной земли, в случае с поляками и украинцами мы наблюдаем вполне обычный пример выяснения отношений «за межу» между сварливыми соседями. Только обрамленная сильными государственными и культурными традициями Полония имеет, естественно, гораздо больше оснований для доминирования над безродным племенем, в которое на глазах превращаются сегодня украинцы.

Прежде всего, благодаря тому, что естественный для новейшего времени процесс национальной украинской самоидентификации изначально пошел в ложном направлении. И, к сожалению, сравнительно короткий период укрепления здорового начала в самосознании украинцев во времена СССР не сумел исправить ситуацию. Таким образом, Русь изначальная стала превращаться в антирусскую уродину.

Только на то она и «уродина», что будет огрызаться во всех направлениях и просто так никому не дастся.

Поэтому многочисленные карты возможного раздела Украины имеют под собой рациональную основу и красиво выглядят на бумаге. В реальности — это десятки тысяч жертв, что, в частности, демонстрируют последние события на Донбассе.

Отсутствие украинской элиты, как таковой, прекрасно понимали польские экспансионисты столетней давности. На обломках Российской империи на арену «политической» жизни Малороссии-Украины вылезли наружу самые ничтожные «деятели», готовые любой ценой набить себе мошну.

«Национальные герои» типа Петлюры и Левицкого торговали землями украинской нации, душами миллионов украинских рабочих и крестьян, торговали, прячась, как ворюги, от народного гнева, и никого ни о чем не спрашивали. Потому как считали себя признанными освободителями украинского народа. Вот и «освобождали», отдавая Галицию и Волынь с Холмщиной заодно под господство польского магната», — констатировал бывший петлюровский атаман Юрий Тютюнник («Пешки в чужой игре. Страницы к истории украинского национализма», «Адеф-Украина», 2010, 632 с., с.167.).

В итоге, многие украинские земли Речь Посполита себе вернула. Только в ответ получила постоянный рост националистических настроений среди местного населения, озлобленного в своей ущербности и второсортности. Апофеозом чего стали кровавые события времен Великой отечественной войны, когда под знаменами немецких коллаборационистов из ОУН-УПА* местными украинцами вырезались под корень сотни польских деревень.

Надо признать, что зверства украинских националистов в определенной степени были реакцией верхушки ОУН на стратегические планы поляков поглотить и ассимилировать население Западной Украины.

Да и сейчас, прикрываясь красивыми лозунгами европейских ценностей, в политике Варшавы доминируют подходы, направленные на постепенное поглощение «диких хохлов» для расширения «зоны безопасности» между Польшей и Россией.

Ничего экстраординарного в том, что местные политики считают именно Польшу региональным лидером, ибо у нее особая миссия в интеграции Европы, нет. Только вот ассимилируется в польской жизни быстрее всего как раз наиболее продвинутая часть молодежи из всех регионов Украины. А «дикие хохлы» как были «дикими», так и остаются.

«Прививку культуры» польские ученые еще не изобрели. Тем более, от той заразы, которую старательно навязывают украинцам «проевропейские» политические силы Галичины, взращенные, в т. ч., с польской помощью.

Польша старательно ищет инструментарии «мягкой» политики по отношению к украинцам. Пресловутая Карта поляка вызывала известный ажиотаж среди некоторых украинцев еще в достаточно сытые времена «кровавого режима Януковича».

Достаточно было найти в своей родословной мало—мальски польские корни, что открывало возможности для упрощения открытия польской визы, вида на жительство и, впоследствии, получения гражданства. Условия выдачи данной Карты были упрощены в сентябре 2016 года, ежедневно об ее обретении ходатайствуют около 500 украинцев.

Уже до конца 2017 года количество трудовых мигрантов из Украины в Польшу может достигнуть 1,5–2 млн. чел. А с учетом естественного оттока поляков в более богатые европейские страны, потребность в рабочих руках в РП к 2030 году вырастет до 5 млн. Большинство этой бреши планируется заполнить украинцами.

Вот и получается, что полякам украинцы выгодны в качестве нищих, неспособных найти работу на своей родной земле, вынужденных искать себе место под солнцем за пределами «аграрной сверхдержавы».

Польшу не интересует богатая, сильная и комфортная Украина. Может, поэтому Варшава так пламенно поддержала украинский майдан и так старательно науськивает Киев на Москву? Ведь в итоге всего этого Украина превратилась в руины, а в Польшу пошел огромный поток украинской дешевой рабочей силы.

Однако, националистическая палка, как и всякая другая, всегда о двух концах. И рост антиукраинских протесов в Польше имеет уже не только историческую окраску, но и, так сказать, «пролетарскую». Польские ультраправые и не только уже протестуют против такой политики польского правительства.

Как заявил 19 марта с. г. один из лидеров польского «Национально-радикального лагеря» Т.Калиновський: «происходит постепенная украинизация польского рынка труда». С учетом современных изоляционистских тенденций во всей Европе, польскому руководству будет крайне сложно лавировать между собственными экономическими интересами, общественными настроениями и заокеанскими «хотелками» по дальнейшей трансформации Украины в серую антироссийскую зону.

Ну, а пока один из польских советников по реформированию Украины Лешек Бальцерович продолжает настаивать на том, что «главе Кремля Владимиру Путину крайне выгодно, чтобы Украина продолжала оставаться слабой страной, которая себя позиционирует в качестве жертвы.

Поэтому, вопреки стремлению российского руководства, со стороны официального Киева должно быть сделано все, чтобы достичь больших экономических успехов и завоевать на Западе имидж сильного государства».

Красиво сказано. Нечего добавить. Украинцы пока что «отблагодарили» Бальцеровича выстрелом из гранатомета по польскому консульству в Луцке. Так сказать, какой совет — такой и ответ!

Может, после этого авторитетная польская «Газета Выборча», другие СМИ, варшавские официальные лица, наконец-то, начнут разбираться в украинском вопросе по сути?

А не всеми силами способствовать обнищанию страны-соседки, в надежде залатать свои собственные демографические дыры и бреши в низкооплачиваемых отраслях на рынке рабочей силы? Не говоря уже о других, намного далее идущих, целях «варшавских стратегов».

На прибыль "Нафтогаза": почему у Украины получилось



«Нафтогаз Украины» принёс немного перемоги этим солнечным весенним днём. Компания сообщила, что в 2016 году она получила чистую прибыль в размере 984 млн долларов (26,5 млрд гривен). Но, как и любая другая перемога, эта содержит в себе известную долю зрады.

Сначала о хорошем: «Нафтогаз» получил чистую прибыль впервые за пять лет. И всё это «без российского газа»! Украина прожила целый год, закупая голубое топливо только у достойнейших продавцов из Европы – и каков эффект.

Но тут же мы вынуждены перейти к «зрадной» части нашего повествования.

Прибыль «Нафтогазу» обеспечил транзит российского газа. Если в 2015 году он принёс компании 21,3 млрд гривен, то в 2016 году – 28,7 млрд гривен. За этот период объём транспортировки вырос, по данным «Укратрансгаза», на 23% – до 82,2 млрд куб. м. Интересно, что в эту величину легко укладываются украинские закупки газа в Евросоюзе (около 11 млрд куб. м). Кстати, российский газ со стороны ЕС обошёлся Украине дороже, чем российский газ со стороны России.

Не менее интересно, что объёмы закупок на внешнем рынке с 2015 по 2016 годы упали примерно в 1,5 раза. Помог Украине и кризис на рынке углеводородов – в середине прошлого года цена на голубое топливо просела до минимальных значений вслед за ценой на нефть. И тут мы переходим к главному успеху «Нафтогаза». К оптовой торговле.

Если в 2015 году на оптовой торговле «Нафтогаз» потерял 42,4 млрд гривен, то в 2016 году потери снизились радикально – до 2,9 млрд гривен. Поразительно, но именно в этот период граждане Украины смогли на себе испытать некоторые чарующие аспекты евроассоциации и сотрудничества с международными финансовыми структурами. Это было время радикального повышения тарифов, в том числе – на голубое топливо.

Что мы имеем в сухом остатке: пока нет «Северного потока – 2» и «Турецкого потока», Украина получает от нашей страны огромные деньги за транзит природного газа, при этом «Нафтогаз» поправляет своё финансовое положение за счёт населения. Но в 2017-м средние цены на газ уже не будут столь изумительно низкими, как в прошлом году. А что касается тарифов, то, хоть они и не выглядят столь уж большими на фоне российских, но для катастрофически обнищавшего населения Украины эти тарифы неподъёмны. Неплатежи растут и будут расти. А с ними – стремительно ухудшится шаткое финансовое благополучие «Нафтогаза».

(И это мы ещё не вспомнили о долге «Нафтогаза» перед «Газпромом» по условию «бери или плати». В 2016 году он вырос до 5,3 млрд долларов).