April 16th, 2017

Трамп начал давать отпор России — и это хорошо

Ключевым элементом политики Трампа в отношении Северной Кореи является Китай, и теперь президент Трамп называет китайского президента «потрясающим человеком». Разительный контраст с его предвыборными заявлениями. В то же время он утверждает: «Мы не ладим с Россией совершенно». Вновь его риторика очень сильно отличается от предвыборной.

С нами в студии Найл Гардинер, директор Центра свободы имени Маргарет Тэтчер при фонде «Наследие». Как всегда рады вас видеть, Найл.

НАЙЛ ГАРДИНЕР, фонд «Наследие»: Рад видеть вас.

Хорошо. Этим утром в Associated Press вышла статья с заголовком «Припадок мировой державы». Справедливая критика?

НАЙЛ ГАРДИНЕР: Что ж, это очень интересная статья, рассказывающая о разноплановых отношениях между Соединёнными Штатами, Россией и Китаем. На мой взгляд, в последние дни мы видим, что Вашингтон шлёт Владимиру Путину более жёсткие сигналы, и поэтому мы…

Как он реагирует на это?

НАЙЛ ГАРДИНЕР: Разумеется, русским это очень не нравится. И, я думаю, это очень позитивное развитие событий — тот факт, что Дональд Трамп даёт отпор Владимиру Путину. Это посылает правильный сигнал международному сообществу, и лидерство Америки является жизненно необходимым в свете российской агрессии в Европе, в свете российской агрессии на Ближнем Востоке.

И, по-моему, в Белом доме сложилось чёткое понимание, что Россия нам не друг. Они для нас не потенциальные партнёры, а противники. И США должны противостоять Москве на международной арене. И, несомненно, именно это мы сейчас и наблюдаем.

Противостояние подразумевает, что в какой-то момент две силы встретятся, будет ли это касаться Украины или Сирии и применения химического оружия. Теперь, когда Дональд Трамп, который ранее говорил о желании улучшить отношения с Путиным и называл его сильным лидером, заявляет: «Ну, надо же, у нас ужасные отношения», — существует ли риск, что одна из этих сторон решит сделать что-то, чтобы показать, что она круче другой? А ведь если подобным занимаются военные, то очень часто это заканчивается смертью людей.

НАЙЛ ГАРДИНЕР: Я считаю, единственное, что понимает Путин и его диктаторский режим, — это демонстрация силы, и Соединённые Штаты должны её продемонстрировать. Необходимо не только сочетать жёсткую риторику и категоричность формулировок на мировой арене, но и подкреплять слова военной мощью.

Иными словами, удар по Сирии оказался для русских неожиданностью?

НАЙЛ ГАРДИНЕР: Я думаю, он действительно застал их врасплох. На мой взгляд, русские полагали, что они будут вести дела с президентом, который будет гораздо охотнее идти на тесное сотрудничество с ними или удовлетворять их интересам. Но, очевидно, что это не так. Мы видели решимость, демонстрацию силы и, разумеется, заметное обновление американской военной мощи. Чтобы сохранить мир во всём мире, необходимо обладать сильной армией. И, мне кажется, мы наблюдаем, как сейчас закладываются её основы.

Мы видели подобное во времена холодной войны. Маргарет Тэтчер, в честь которой назван ваш центр, и Рональд Рейган общими усилиями создавали на протяжении 1980-х годов философию достижения мира с позиции силы. Огромные траты на оборону обанкротили Советский Союз. Как изменится алгоритм поведения Владимира Путина и его советников — или, если вам угодно, его дружков, — которые сейчас наблюдают за США.

НАЙЛ ГАРДИНЕР: Да, я думаю, во многом стратегическая доктрина Москвы в первые дни президентства Трампа оказалась откровенно ошибочной. Они недооценили президента. Теперь наш президент выглядит очень волевым. Он стремится применить военную силу, как мы это видели в Сирии и Афганистане, и, я полагаю, русские уловили этот сигнал.

Мы также наблюдаем рост военного присутствия США в Европе, очень уверенную поддержку Украины и, разумеется, НАТО со стороны Вашингтона. Альянс чрезвычайно важен для стратегических интересов США и сдерживания России.

И русские тоже не отступают. Буквально этим утром из Великобритании поступило сообщение, что два крупных российских боевых корабля прошли через Ла-Манш в ответ на всё это. Трудно назвать это совпадением. Найл, отлично, что вы были с нами сегодня. Спасибо.

НАЙЛ ГАРДИНЕР: Не за что. Спасибо.

Россия легализует биткоин

Всего год назад Министерство финансов РФ угрожало любому, кто использует цифровую валюту, административным арестом.

Но теперь дело приняло другой оборот, и всё идёт к тому, что цифровую валюту признают законным финансовым инструментом, чтобы открыть новый фронт борьбы с отмыванием денег.

Власти надеются придать биткоину и другим криптовалютам легальный статус к 2018 году и создать законодательную базу, препятствующую незаконным переводам, как сказал в интервью заместитель министра финансов РФ Алексей Моисеев. Согласно заявлениям пресс-службы, готовится совместный проект Центрального банка и правительства, касающийся цифровых валют.

По словам Моисеева, государство должно знать, кто в определённый момент времени находится по обе стороны финансовой цепи, и если производится транзакция, её организаторы должны понимать, от кого и к кому идут деньги – всё как при банковских операциях.

Ни одно государство ещё не ввело закон о биткоинах, но во многих странах к валюте растёт интерес как к инструменту для сокрытия доходов или отмывания добытых нечестным путём денег. В Китае, который в последние годы занимает центральное место в обороте и добыче биткоинов, три крупнейшие биржи в марте по рекомендации Центрального банка ввели запрет на вывод биткоинов.

Контроль над оборотом криптовалют может стать новым способом борьбы Банка России с отмыванием денег, в результате которой многие банки потеряли свои лицензии в течение последних трёх лет. Планы по легализации и контролю над биткоинами воплощаются в жизнь, а традиционные схемы с сомнительного рода операциями наподобие липовых сделок и кредитов начинают отмирать. По информации Центрального банка, объём незаконных переводов за границу сократился вдвое и в прошлом году составил 771 млн. долларов.

Заместитель председателя ЦБ РФ Ольга Скоробогатова в феврале заявила, что власти решат, будут ли криптовалюты расценены как активы, денежные средства или ценные бумаги.

Вице-президент Альфа-Банка Олег Легостаев через пресс-службу сообщил, что скорее всего криптовалюту в России можно будет приобрести с помощью банковских счетов с целью совершать покупки онлайн или использовать в качестве спекулятивных инвестиций.

Во вторник цена биткоина на Нью-Йоркской бирже составила 1 тысячу 215,85 долларов, и с начала года она поднялась на 28 процентов.

Иногда зарубежные банки участвуют в российских схемах. Королевский банк Шотландии в марте получил запрос из Великобритании по поводу участия в отмывании денег через Молдавию и Латвию в 2010 и 2014 годах.

Власти Великобритании и США в январе оштрафовали Банк Германии на 629 млн. долларов за нарушение регламента, в результате чего состоятельные россияне перевели 10 млрд. долларов за границу, и эта транзакция могла иметь признаки финансового преступления.

Криминал, коррупция и уход от налогов обеспечили отток денег из России в объёме как минимум 211,5 млрд. долларов за период с 1994 по 2011 год, а объём незаконных операций составил 552,9 млрд. долларов, согласно данным Global Financial Integrity.

Биткоин стал первой популярной цифровой валютой благодаря блокчейну, который представляет собой онлайн-регистр, отслеживающий и подтверждающий каждый случай использования виртуальных денег. Часто критики указывают на ограниченность программного обеспечения, на котором основан блокчейн, и его неспособность справиться с обширными подтверждениями, поэтому многие инвесторы переходят на более сложную систему учёта Ethereum.

Франция перед выбором: "это будет бомба пострашнее Брексита"





До первого (он же, возможно, и последний по сути) тура президентских выборов во Франции остаётся неделя. На первом месте по опросам М. Ле Пен, на втором Э. Макрон, на третье выбрался Ж.-Л. Меланшон, на четвёртом Ф.Фийон. Разрыв между ними, впрочем, очень невелик: у Ле Пен 24%, у Макрона 23%, у Меланшона 19% и у Фийона 18%. При этом треть опрашиваемых сообщает, что они ещё не решили, за кого голосовать.

По этой причине нельзя сказать, что кто-то фаворит, а кто-то догорает в конце турнирной таблицы: разница между замыкающим четвёрку и лидером - всего 6%, и это при том, что опросы в последнее время точны как прогнозы погоды. Ещё пару месяцев назад казалось, что установлен трамплин для взлёта Э. Макрона, который начал набирать популярность в конце минувшего года и к концу зимы добрался почти до 26% симпатий.

Однако повального увлечения пикантным Макроном (молодым мужем пенсионерки, банкиром, экс-министром и обладателем прозвища "месье Плексиглас", данного за отсутствие собственной внятной позиции) хватило не так надолго, как, видимо, планировалось. Его популярность достигла пика, потом немного постагнировала - и поползла вниз после первых же телевизионных дебатов.

Дело, кстати, не в том, что Макрон плохо выступил на дебатах. Просто очень хорошо выступил Жан-Люк Меланшон, тоже экс-министр, 65-летний, но бойкий политик, вчерашний аутсайдер и руководитель "Франции непокорённой" (пафосные названия политдвижений, похоже - часть французской политической эстетики. У Ле Пен Национальный Фронт, у Макрона "Франция на марше", и только у Фийона унылые "республиканцы").

Сейчас, безусловно, "месячник увлечения Меланшоном". За последние полторы-две недели он набрал в соцопросах порядка 6-7%. О нём пишут европейские СМИ от Великобритании до Польши. Если он удачно использует оставшуюся неделю, в финал могут выйти сильно правая и сильно левый кандидаты. Ситуация тем более вероятна, что к Меланшону могут перебежать левые, собиравшиеся голосовать за Макрона, отмечает британская Guardian. Несмотря на то, что Макрон позиционируется как "независимый" - по сути он несколько более попсовый клон Ф. Олланда и во всём значимом - продолжатель его крайне непопулярной политики. Пока левый избиратель был уверен, что выбор придётся делать между Макроном и кем-нибудь из правых - он не обращал внимания на Меланшона. Теперь начал обращать, и это может выпустить воздух из популярности Макрона. Более того: за Меланшона могут выступить и 10% сторонников формального кандидата от Соцпартии Б. Амона.

О Меланшоне по всей европейской прессе кочует один и тот же справочный абзац: он "крайний левый", он "французский Ципрас", он "собирается поднять налоги на 120 млрд евро", в частности, обложив 90-процентным налогом годовые доходы свыше 400 тыс. евро; он "намерен увеличить расходы бюджета на 240 млрд евро". Далее в публикациях обычно подключаются мрачные эксперты, сообщающие, что Меланшон - конечно, не такое чудовище, как Ле Пен, поскольку не стремится разрушить Евросоюз - но он достаточное чудовище, чтобы обрушить вторую по величие европейскую экономику, "которую даже Германия после этого не сможет вытянуть".

...Ну и ещё один нюанс, интересный уже для нас. Меланшон - по крайней мере, согласно звучащим в европейской прессе обвинениям - "неоднократно выражал поддержку действиям России".

Таким образом у нашей страны имеется некоторые основания болеть за популярность кандидата Меланшона. В случае, если он сдует Макрона, очевидного ставленника "евро-бюрократии", и выйдет на противостояние с Марин Ле Пен - Россия окажется вновь в ситуации "двух удачных вариантов". Поскольку и Ле Пен, и Меланшон могут стать инициаторами изменений общеевропейской политики в отношении нашей страны.

Это, естественно, нервирует в ЕС очень многих. "Выбор между ультралевым и ультраправым - это будет бомба под Евросоюз посильнее Брекзита", - цитирует польская RP директора парижского института Жака Делора Ива Бертончини.

Впрочем, нам по-прежнему кажется, что социально-политический кризис во Франции ещё не дошёл до нужного накала. А это значит, что всё же более вероятен вариант с выходом 23 апреля во второй тур Ле Пен и Макрона - после чего 7 мая французский избиратель, пусть и без всякого энтузиазма, выйдет "голосовать против правого экстремизма".

И тогда политическая структура ЕС, надо думать, законсервируется ещё на пятилетку: в отличие от Франции, в Германии нет никаких шансов, что какое-либо чудо порушит нынешнюю брюркратическую коалицию христианских демократов и социал-демократов.

А консервация политструктуры ЕС будет означать и дальнейшее одеревенение "восточной политики": сменяющие друг друга центристы будут повторять про оккупацию Крыма, про сохранение санкций, про угрозу беспричинного, но яростного вторжения русских орд в Литву и так далее.

Именно поэтому в последние годы Россия действительно поддерживает - по крайней мере, морально и мысленно - т.н. "популистов" на Западе. Как мы писали ещё перед выборами президента в США - "нет оснований полагать, что в случае избрания Трампа президентом внутренняя ли, внешняя ли политика США так уж радикально изменится"; просто президент Клинтон гарантировала сохранение прежней политики совершенно надёжно, а при Трампе имелся шанс на перемены (строго говоря, он есть до сих пор).

То же и с политикой в европейских государствах. "Пророссийский Ципрас", "пророссийский Орбан" и "пророссийский Радев" не обнаружили в своём поведении ничего пророссийского и не помешали ни одной антироссийской инициативе. Но любая эволюция - это постепенно накапливающиеся изменения.

Поэтому мы, строго говоря, за любые потрясения в Европе, кроме трагических.

"Дно в распаде СССР еще не достигнуто, и нас ожидает война за постсоветское наследство"


Визит госсекретаря США Рекса Тиллерсона неожиданно, по словам Дональда Трампа, закончился лучше, чем предполагалось. Также руководство США дало понять, что режиму Башара Асада приходит конец и Москва может дать Дамаску возможность осознать реальность. Пойдёт ли Россия на уступки по Сирии? Как она сможет отреагировать на готовящееся американское вторжение в Корею? Корреспондент Накануне.RU побеседовал об этом с бывшим депутатом Народного совета СССР, экс-депутатом Госдумы РФ, полковником ВВС в отставке Виктором Алкснисом.

Вопрос: Насколько я знаю, Вы считаете, что в отношениях с США мы стоим на пороге новой холодной войны с непредсказуемым исходом. Но что в последних событиях нового по сравнению с предыдущими годами: ведь Клинтон бомбил Югославию, Буш по надуманному поводу вторгался в Ирак, а Обама напал на Ливию? Почему о качественно новых вызовах уместно говорить именно сейчас?

Виктор Алкснис: В России было принято считать, что "Трамп наш", а, на самом деле, к власти в США пришла группировка, которая настроена более жёстко по отношению к России и к её курсу, в отличие от команды Обамы, она готова пойти на резкое обострение отношений и использовать при этом силовые действия. Наглядно это подтверждают последние события в Сирии.

Вопрос: Удар по авиабазе?

Виктор Алкснис: Ракетный удар по аэродрому "Шайрат", на мой взгляд, не ставил своей целью уничтожение авиабазы, а был демонстрацией, во-первых, технической возможности по нанесению такого удара, а, во-вторых, политической воли руководства США пойти на применение военной силы, невзирая на позицию России. Это совершенно новое явление. До этого американцы избегали подобных демонстраций и шли на применение военной силы только в случае, если убеждались в нейтральном отношении России к подобным ударам.



Это было и в Ливии, и в Югославии, и в Ираке. Тогда Москва, скажем так, не возражала. Сейчас же, когда Россия заняла другую позицию, команда Трампа решила продемонстрировать свои возможности, не нанося пока прямого удара по России и её контингенту в Сирии, но при том показывая, что они пойдут до конца. Это новое обстоятельство. Решимость новой администрации видна и по тому, что сейчас происходит вокруг Северной Кореи. Такого за последние годы ещё не было. Возникает впечатление, что у части американского истеблишмента появилась иллюзия, будто они смогут одержать победу и в военном противостоянии с Россией.

Я думаю, что у них появилось определённое головокружение от успехов после развёртывания противоракетной обороны, появилось оно на основании тяжёлого состояния нашей экономики и промышленности, которая, к сожалению, за прошедшие 25 лет практически уничтожена и, как это ни печально, на мой взгляд, неспособна обеспечить поставку Вооружённым силам необходимого количества новых видов боевой техники и вооружений.

Да, мы можем поставлять небольшой объём неплохих образцов передовой техники, но обеспечить массовую поставку, которая позволила бы добиться паритета, особенно в обычных средствах ведения войны, наша промышленность, к сожалению, не в состоянии. А это создаёт у американского правительства иллюзию, что, наконец-то, пришло их время.

Вопрос: А время для чего? На что они готовы?

Виктор Алкснис: Остановить ответный удар российского ядерного оружия с помощью систем ПРО, а за счёт превосходства в обычных системах вооружения – одержать военную победу над Россией. Да, возможно, это будет не сегодня, но, как мне кажется, американцы ведут дело именно к этому. И это очень опасно. Если к 70-м годам прошлого века мы достигли военного паритета ценой огромных усилий, в том числе и ценой затягивания поясов, и население было лишено многого из того, что появилось сейчас, то сейчас, имея определённый паритет в ракетно-ядерной сфере, мы значительно уступаем США в обычных вооружениях.

Соответственно, задача США – свести ситуацию к применению обычных средств поражения и, избежав перехода в ядерный этап противостояния, добиться своих политических целей. И, как мне кажется, США ведут дело к этому.

Вопрос: В этой связи, может ли отправка авианосца "Карл Винсон", о которой в Азии говорят как о возможном начале Второй Корейской войны, стать репетицией такого конфликта? Ведь боевые действия могут начаться против страны с ядерным потенциалом, пусть и не таким большим, как у нас?

Виктор Алкснис: Думаю, что вряд ли авианосцы будут необходимы американцам. Всё-таки авианосцы уже не являются той силой, которой они были в годы Второй мировой войны и послевоенный период. С появлением новых средств поражения они несколько утратили свою силу. Неспроста американцы опасаются китайских баллистических ракет, способных с суши поражать морские цели на значительном удалении. Я думаю, что сейчас идёт игра мускулами. Они демонстрируют свои возможности, что, при необходимости, могут "наказать" Северную Корею. А это ещё один шаг, переводящий холодную войну в настоящие боевые действия.



Вопрос: Чем сможет ответить Россия в случае удара Пентагона по КНДР?

Виктор Алкснис: Вряд ли мы вмешаемся в конфликт, но не забывайте, что Северная Корея обладает потенциалом ракетно-ядерного оружия. Не буду говорить сейчас о качестве этого оружия, но оно есть, и как оно будет применено, это одному богу известно. Скажем, куда полетит ракета с ядерной боеголовкой? Чтобы решить свои проблемы, Северная Корея может запустить её не в сторону американских военных баз в Японии, а, скажем, в направлении нашего Владивостока. Просто чтобы в конфликт была вынуждена мешаться и Россия. Так что ситуация там очень непростая. И, если США развяжут военный конфликт, то неизвестно, как поведёт себя Китай. А ведь это ядерная держава, которая не будет спокойно взирать на происходящее. Всё-таки, Северная Корея – это её союзник.

То, что сейчас происходит, внушает очень серьёзные опасения. По сути, мы приближаемся к тому этапу, который был в 1962 г., к Карибскому кризису. Мы стоим на грани мировой войны и потихоньку сползаем туда. Но тогда была другая ситуация, существовал биполярный мир, сейчас этой ситуации нет. Американцы считают, что они единственная сверхдержава в мире, что они могут быть мировым жандармом, навязывать другим странам свою волю.

Вопрос: Как в этом свете расценивать переговоры Тиллерсона в Москве, на которых он продвигал интересы США и их союзников в сфере безопасности? Трамп сказал, что они "прошли лучше, чем ожидалось". Что за этим может стоять? Пойдёт ли Россия на существенные уступки Западу, и если да, то в чём они могут выразиться?

Виктор Алкснис: Я не исключаю, что мы можем пойти на подобные уступки. Невзирая на все наши публичные заявления о лучшем в мире оружии, о том, что мы сильны как никогда, реальное положение дел намного серьёзнее, чем то, что пишут в наших СМИ. Повторяю, сегодняшняя ситуация в нашей промышленности не позволяет обеспечить нашу армию, особенно в части обычного оружия, всем необходимым. Мы очень серьёзно отстаём в военных технологиях, потому что и в целом отстаём в науке.

Напомню, в 1931 г. Сталин сказал, что Советскому Союзу за десять лет нужно совершить скачок и ликвидировать отставание от передовых стран мира в промышленном потенциале. Нам удалось совершить этот скачок ценою огромных усилий, крови и пота, но к 1941 г. были заложены условия победы 1945 г. Нам не хватило буквально пары лет, чтобы достичь всех целей, но уже к 1942 г. в жутких условиях эвакуации промышленности и недостатка рабочей силы мы сумели наладить выпуск военной техники. К 1943 г. производство основных видов боевой техники превосходило Германию, несмотря на то, что на Германию тогда работала фактически вся Европа.

Теперь мы фактически вновь находимся в состоянии того же самого 1931 г. Нам нужна новая индустриализация. Нужно не проводить Олимпиады и Чемпионаты мира по футболу, а направить все деньги на создание новых производственных мощностей, на создание новых отраслей промышленности, в первую очередь высокоточной электроники и станкостроения, иначе, как говорил в своё время Сталин, нас сомнут. И нас не спасёт наше ракетно-ядерное оружие.



Вопрос: Руководство США заявило, что режим Асада подходит к концу, и Россия может помочь ему осознать реальность. А мы, в свою очередь, дали понять, что поддержка Асада Москвой небезоговорочна. Станет ли уход России аналогом вывода войск из Афганистана в 1989 г., когда мы попросту бросили там правительство Наджибуллы?

Виктор Алкснис: Всё может быть. Напомню, ещё в 2013 г. Россия уже отказывалась от военной поддержки Асада. Тогда мы вывели из Сирии всех своих военных советников, практически закрыли нашу базу в Тартусе и отказали Асаду в поставках боевой техники и вооружений. И вот в 2015 г. мы почему-то решили вернуться туда, и началось то, что началось. Поэтому я не исключаю того, что в каких-то политических целях мы снова откажемся от поддержки Асада и уйдём оттуда.

Вопрос: То есть, может быть брошена на самотёк и война с терроризмом?

Виктор Алкснис: Это вполне может быть, потому что, как говорится, по одёжке протягивай ножки. Поддерживать наш контингент в Сирии очень-очень дорого и очень-очень сложно. Если бы это происходило вблизи от собственных границ, и была бы, как в Афганистане, прямая связь между нашей группировкой и территорией нашей страны, это одно. А сейчас это происходит в тысячах километров от границ России при отсутствии у страны того же флота, который мог бы обеспечить там нашу группировку, при необходимости прохождения проливов, которые пока нейтральны, но могут быть перекрыты Турцией. Что в таком случае мы будем с этой группировкой делать? Поэтому я достаточно пессимистично смотрю в будущее. Самое главное, я не уверен в наличии политической воли нашего руководства пойти до конца.

Вопрос: Может ли такая ситуация привести к тому, что мы подойдём к союзу с Китаем, но уже на правах младшего партнёра?

Виктор Алкснис: Вполне может быть. К сожалению, мы утратили способность отстаивать свои интересы надлежащим образом, и имеем достаточно малый потенциал.



На мой взгляд, непосредственно распад Советского Союза только-только вступает в активную фазу. Мы ещё не достигли дна в последствиях распада СССР, и 21-й век, по крайней мере, первая его половина, будет войной за постсоветское пространство. В XVIII веке была война за испанское наследство, когда делили тогдашнюю сверхдержаву Испанию, а сейчас, видимо, будут делить наше наследство, наследство советской сверхдержавы.

Вопрос: То есть, это затронет и территорию современной России?

Виктор Алкснис: В том числе. Это самый лакомый кусочек. Наша территория – это наш алмазный фонд, наша драгоценность, представляющая лакомый кусок для наших "западных партнёров".