April 17th, 2017

Запад недоволен попыткой Киева приструнить иностранные НПО


Правительство Украины ввело в антикоррупционное законодательство изменения, нацеленные на усиление контроля за финансированием действующих в стране неправительственных организаций, сообщает Deutsche Wirtschafts Nachrichten. Уже в конце марта президент Порошенко подписал соответствующий закон, согласно которому все международные организации, которые участвуют в борьбе с коррупцией, должны предоставить в электронном виде перечень источников дохода.

Как сообщается в статье, такие изменения вызвали негодование затронутых организаций. Украинский Хельсинкский союз по правам человека выступил с критикой, подчеркнув, что закон сформулирован «довольно размыто» с целью установить более жёсткое наблюдение за практически всеми НПО в стране. В заявлении организации сказано, что «закон может стать инструментом произвола в отношении гражданского общества».

Трудности из-за этого закона могут возникнуть также у организаций из ЕС, отмечает издание. Например, немецкий Фонд Конрада Аденауэра и Фонд Генриха Бёлля уже на протяжении многих лет играют на Украине важную роль, пишет Deutsche Wirtschafts Nachrichten.

По версии издания, правительство в Киеве испугалось отчёта финансируемого Евросоюзом аналитического центра, из которого следует, что Украина ничего не предпринимает для противодействия коррупции.

Председатель Общественного люстрационного комитета Украины Александра Дрик заявила, что такие законы «превращают Украину в Россию по примеру Путина», потому что, по сути, вводится тот же закон, который привёл в России к уничтожению «иностранных агентов» и неправительственных организаций.

До сих пор многие из организаций, которых коснутся нововведения, выступали за то, чтобы юристы на государственной службе и высокопоставленные чиновники обнародовали свои доходы в электронном реестре. Теперь им придётся самим последовать этому требованию, пишет Deutsche Wirtschafts Nachrichten.

Как сообщает издание, критика решения украинского правительства слышна и из западных стран. Представители государств G7 во время приватной встречи выразили президенту Порошенко беспокойство по поводу принятых киевским правительством нововведений. В ответ он пообещал задействовать рабочую группу, которая будет следить за процессом внесения изменений в закон.

Как напоминает автор статьи, за последнее время многие государства увеличили давление на международные организации. Израиль в прошлом году принял закон, обязующий НПО обнародовать данные об их иностранных источниках финансирования. Российское руководство также видит в неправительственных организациях опасность для страны, в связи с чем оно ужесточило контроль над ними после начала украинского конфликта в 2014 году. Венгерское правительство взялось за все организации, получающие средства от американского миллиардера и финансиста политических сетей Джорджа Сороса. Агентство ЕС по безопасности внешних границ Frontex критикует активную деятельность НПО на Средиземном море: из-за того что они преждевременно и некоординированно забирали беженцев, была затруднена работа служб безопасности и развился бизнес нелегальной перевозки иммигрантов. Также контроль над иностранными учреждениями и фондами усилили в Китае, где соответствующие организации были поставлены на учёт в полиции, отмечает Deutsche Wirtschafts Nachrichten.

В случае корейской войны в Россию хлынут миллионы беженцев


Российский ракетный крейсер «Варяг» и танкер «Печенга» в настоящее время находятся в акватории Корейского полуострова после того, как в прошлую пятницу они совершили «дружественный визит» в южнокорейский порт Пусан, сообщает журналист Contra Magazin Марко Майер. Учитывая рост напряжённости вокруг Северной Кореи, не исключено, что российский Тихоокеанский флот находится «в состоянии боеготовности».
«Кроме того, Москва, очевидно, мобилизовала сухопутные войска и усилила войска во Владивостоке», — добавляет Майер. По данным британских СМИ, как минимум один военный конвой направляется в дальневосточный город. Предполагается, что в его состав входит ракетная система С-400.

Как пишет Майер, «Кремль хочет подготовиться на случай обострения северокорейского конфликта из-за провокации США или Китая». «В таком случае сотни тысяч, если не миллионы северных корейцев могут попытаться прорваться через северную границу, в том числе и солдаты северокорейской армии», — резюмирует автор Contra Magazin.

Калининград напомнил японскому журналисту Хиросиму после взрыва


Калининград — это российский город на берегу Балтийского моря, окружённый европейскими странами и изолированный от основной части государства, пишет Mainichi Shimbun.

Как поясняет для читателей японский журналист Косукэ Мотани, посетивший Калининград, германские рыцари создали этот город в XIII веке. Позднее Кёнигсберг был столицей Пруссии, потом стал одним из основных городов Германской империи, а после поражения в Первой мировой войне входил в состав Веймарской республики. Однако после Второй мировой войны город неожиданно отошёл Советскому Союзу, отобравшему его у Германии в качестве трофея.

По рассказу Косукэ Мотани, в советское время Калининград был закрытым городом, однако сейчас въехать в него оказалось нетрудно: в аэропорту никто не проверял у японца въездную визу.

При знакомстве с городом иностранный журналист в первую очередь обратил внимание на то, что в его центральной части, которая была полностью разрушена во время войны, нет ни одного здания немецкого периода. «Негармоничный» городской пейзаж напомнил автору статьи родные японские города. Косукэ Мотани обращает внимание на то, что большинство зданий центра Калининграда были построены в советскую эпоху, поэтому фанатам сталинской архитектуры здесь будет «интересно до слёз». А вот любители Пруссии не найдут в городе ничего особенно примечательного, считает японский журналист.

Далее он описывает виднеющийся за центральной площадью «печально известный» Дом советов. Раньше там находился Кёнигсбергский замок, который являлся символом города, пока его не уничтожили британские бомбы в конце войны. На его месте начали возводить высокое здание Дома советов, однако после распада Советского Союза строительство было заброшено, рассказывает Косукэ Мотани. При этом он вспоминает подобные случаи, происходящие и в Японии, — например, относящийся к национальному достоянию замок Фукуяма перестал просматриваться из города, потому что прямо перед ним построили трёхэтажный вокзал.

С точки зрения журналиста, немцев вряд ли могут обрадовать «плачевные результаты» деятельности русских, в том числе и потому, что во времена Пруссии находившийся на месте Дома советов замок был символом государства, и именно там проходила церемония коронации прусского короля. Златоглавая православная церковь на Площади Победы, как предполагает Косукэ Мотани, была построена под лозунгом «из России с нелюбовью».

Продолжая исследовать город, японец перешёл по пешеходному мосту на остров Канта и обнаружил, что в Калининграде всё устроено так же, как в Хиросиме: там нужно точно так же, пройдя по мосту, повернуть в сторону Мемориального парка мира. При этом автор видит особую иронию в том, что место, подобное Мемориалу мира в Хиросиме, в Калининграде занимает Дом советов. Как поясняет журналист, когда-то на острове находилась центральная торговая зона Кёнигсберга, но в настоящее время у него появилось ещё одно сходство с Мемориальным парком мира в Хиросиме — место стало совершенно безлюдным. Единственное расположенное здесь здание, отстроенное заново после распада СССР при содействии Германии, — это Кафедральный собор, пишет Косукэ Мотани.

По его словам, в месте эпицентра взрыва в Хиросиме становится так же тяжело на душе, однако там дело спасает приятный глазу пейзаж и пропитанная молитвами атмосфера, дышащая надеждами на будущее. Что касается острова Канта, то он пребывает в удручающем состоянии, потому что при его восстановлении не были учтены исторические аспекты, убеждён японский журналист. Он отмечает, что повсюду установлены плакаты с довоенными фотографиями острова, и контраст между процветающими районами на снимках и нынешним безмолвным пейзажем лишь усиливает угнетающее впечатление от этого места. Только звуки органа в соборе позволили ему ощутить, что когда-то здесь была Германия, признался Косукэ Мотани.