April 21st, 2017

Российская база не защитит авиацию Асада, если Трамп решит ударить снова


Экстренная новость. Сегодня русские предприняли два смелых шага. Поговорим с Майклом О’Хэнлоном, старшим научным сотрудником по внешнеполитическим исследованиям Брукингского института. Его специализация — оборонная стратегия США. Напомню, Брукингский институт называет себя некоммерческой организацией, изучающей государственную политику.

Похоже, со спутниковым сигналом проблемы. Так что поговорим по телефону… Как видите эту ситуацию вы, Майкл?

МАЙКЛ О’ХЭНЛОН, старший научный сотрудник Брукингского института: Шепард, я считаю, это умный ход со стороны сирийцев и русских — и первое, чего от них следовало ожидать. Но, конечно, когда я говорю «умный», это не означает одобрительного или попустительского отношения.

Это тактические военные операции в условиях соперничества, и русские чувствуют, что мы только что очень быстро их обошли, и теперь они намерены предпринять ответные меры. В эту игру они играют довольно хорошо.

Не думаю, что это лишает нас каких-либо вариантов, в случае если Асад снова применит химическое оружие. Я считаю, нам следует объявить, что, даже если он будет действовать с базы, где присутствуют россияне и российские самолеты, если мы увидим, что российский самолёт применяет химическое оружие, мы попытаемся нанести ответный удар по этому самолёту.

Мы не будем пытаться уничтожить базу. И если мы вдруг промахнёмся и попадём по кому-то, это ошибка русских, позволивших сирийцам действовать с этой базы, замышляя химическую атаку. Другими словами, это не лишает нас каких-либо вариантов, но, определённо, усложняет ситуацию. Чего-то такого я бы и ожидал от Путина и Асада.

Конечно, это была бы ошибка русских, но не может ли это ещё больше втянуть нас в сирийскую гражданскую войну? Может быть, даже в наземные операции?

МАЙКЛ О’ХЭНЛОН: Думаю, нет, если обстоятельно объяснить логику и пропорциональность и чётко их придерживаться. В данном случае, Шепард, я лишь представляю себе гипотетическую ситуацию. Но, как мы с вами знаем, действия, предпринятые Дональдом Трампом неделю-полторы назад, при всём моём одобрении, на самом деле не повлияли на войну в целом, на использование бочковых бомб. Это был конкретный сигнал Асаду: «Не применяй химическое оружие!».

Так что, если он снова применит химическое оружие, я считаю, у президента Трампа по-прежнему есть возможность как-то ответить. Даже притом, что сирийские самолёты находятся на российской базе. Вероятно, будет обсуждение, внимательное изучение разведданных, чтобы знать, по каким именно самолётам бить, насколько можно быть уверенными, что поблизости нет русских… Но, я думаю, если потребуется снова подать конкретно этот сигнал, мы по-прежнему в состоянии это сделать.


В настоящий момент у нас нет стратегии окончания гражданской войны в Сирии. У президента Обамы не было, у президента Трампа, справедливости ради, было всего два с половиной — три месяца на её обдумывание. У нас её нет, вне зависимости от того, находятся ли сирийские самолёты на российской базе. Так что не хочу преувеличивать значимость события. Но, думаю, конкретно по химическому вопросу, при необходимости мы по-прежнему можем принять ответные меры.

Последний вопрос, коротко: с точки зрения политики и обозначения своей позиции, стоит ли Соединённым Штатам подавать конкретный сигнал: «Если А, то Б»? «Если ты сделаешь это снова, Башар Асад, мы сделаем вот что». Или же лучше стратегия неизвестности, которую президент Трамп, похоже, любит и считает эффективной?

МАЙКЛ О’ХЭНЛОН: Хороший вопрос. Думаю, возможен некоторый компромисс. Вспомним, в каких формулировках президент Трамп объяснял свой ракетный удар. Вы, я помню, очень подробно это освещали. Объяснение было таким: в плане национальной безопасности у США есть жизненно важные интересы, состоящие в том, чтобы химическое оружие не применялось нигде в мире. Думаю, мы можем это повторить. Это подаст сигнал: если вы применяете химическое оружие, нам придётся что-то с этим делать. Где, когда и как — решать нам.

С нами был Майкл О’Хэнлон из Брукингского института. Майкл, мы благодарны вам, как всегда!

Эрдоган поможет Путину избавиться от Медведева


«Победителю ученику от побеждённого учителя»… Долгое время западные политологи считали президента Турции пиратской копией его российского коллеги. Желание стилистически подражать Владимиру Путину, как лидеру многонациональной страны, стоящей на стыке европейской и азиатской культуры, просматривалась в поступках Эрдогана невооружённым глазом.

Умение сыграть на патриотических чувствах и жажде исторического реванша, способность манипулировать недостатками собственного окружения, сохраняя его монолитность, сохранение статуса национального лидера, вне зависимости от занимаемого поста.

И где-то в недрах администрации химичат местные Сурков и Володин, создавая проект местной суверенной демократии и Османского мира…

Всё это осталось в прошлом. Теперь Реджеп Таипович, отбивший не без помощи России нападки попутавшей берега военщины, сам кому хочешь прочитает курс лекций по администрированию.

На своей, а не на чьей-то другой шкуре турецкий президент убедился, что методики Саддама Хусейна, почитавшего за кумира Иосифа Сталина, куда действеннее идеологически чуждых ему византийских интриг и многоходовок, в которых силён Владимир Путин.

Варить политических оппонентов в кислоте, как козлят в молоке их матери – эффектно и надёжно. Это вам не «проект Навальный» помогать раскручивать для оживления интереса к в общем-то формальной процедуре выборов.

Эрдоган выбрал особый для политика с западным типом легитимности путь. Достаточно опасный, но имеющий право на жизнь конкретно в его ситуации. Только явная диктатура способна мобилизовать ограниченные ресурсы относительно небольшой страны, как Турция, достаточные для поддержания геополитического суверенитета и многовекторной политики.

Сохранение демократии в том или ином виде чревато периодическим креном в сторону Запада, а также сепаратизмом в юго-восточных курдских районах.

Как и Владимир Путин, Эрдоган при помощи постарался замкнуть спиралевидную вертикаль власти на себе-любимом. Обретя партийный статус (которого у нашего гаранта Конституции вроде бы и нет, но на самом деле он очевиден), президент обрёк Турцию на появление в парламенте аналога «Единой России», которую у нас в стране давно не считают классической партией.

Путин щекочет нервы элите перед назначением преемника

Политолог Сергей Марков, отзаседав в Госдуме весь пятый созыв, в одном из недавних телеэфиров огорошил публику заявлением, что «синие мишки» по сути своей являются механизмом легитимации решений правительства и не более того. Российские уроки «янычар в галстуке» освоил, действительно, неплохо, решив дополнить путинские методички авторскими комментариями.

Оказалось, что пределов совершенству действительно нет. Эрдоган, используя абсолютно легитимные демократические инструменты, упразднил пост премьер-министра. Для России с её скандалами вокруг фигуры Дмитрия Медведева прецедент красноречивый и поучительный.

Если турецкая власть станет более эффективной и поворотливой, не потеряв ничего, грех будет не воспользоваться накопленным опытом вчерашнего ученика, который начинает вести свою геополитическую игру.
Раньше было принято считать, что гибель либеральной демократии, которой по своей сути, Турция и была, и превращение её в диктатуру при ВВП на душу населения более 10 тысяч долларов невозможно. Стало быть, и Россию с её 25-30 тысячами никакого отката к авторитаризму не ждёт, по определению. Референдум Эрдогана не оставил от этой экономической теории камня на камне. А, значит, и вектор нашего развития может оказаться абсолютно любым.

Пока Путин предпочитает брать политические уроки у Александра Лукашенко и Нурсултана Назарбаева – суперпрезидентов с легитимностью «около 85%», которая , правда, не спасла от системного кризиса ни Россию, ни Белоруссию, ни Казахстан. Кто знает, может быть, настало время сменить ориентиры?

«Безвиз» для Украины оказался золотым: Киеву грозят миллиардные штрафы


Европарламент проголосовал за предоставление столь долгожданного для Киева безвизового режима. Увы, по мнению многих даже украинских экспертов, данную «перемогу» можно назвать разве что пирровой, и исходя из весьма незначительного снижения бюрократических формальностей для пересечения границы, и, главное, учитывая ту огромную цену, которую «незалежная» заплатила за три года после переворота во имя «европейских ценностей».

Собственно говоря, введение безвизового режима до сих пор так и остается гипотетическим. Ведь в отличие от практики, принятой в политических системах подавляющего числа развитых стран, где решения законодательных органов имеют приоритет над исполнительной властью, в столь вожделенной для Киева «единой Европе» вердикты Европарламента должны еще утверждаться даже не «коллективным президентом», Советом глав государств ЕС, а всего лишь профильными министрами европейских государств.

Последнее, кстати, по украинскому вопросу хотя и выглядит достаточно вероятно, но все же не на сто процентов. Потому как никто не даст гарантии, что Европа в очередной раз не воспользуется темой «безвизового режима» в качестве всегдашней «морковки» для Киева — с целью добиться от него согласия на ту или иную уступку.

Как в положительную для самих же украинцев сторону — вроде реального выполнения минских соглашений, с целью прекратить развязанную нацистами гражданскую войну, так и для чего-то более выгодного самим европейцам. Например, полноценного снятия моратория на продажу земли для последующей ее скупки по дешевке, а не как в готовящемся украинским правительством законопроекте, по которому этот ресурс может продаваться только физическим лицам-резидентам в ограниченном количестве.

Но, допустим, вожделенный «безвиз» таки будет введен. Можно ли считать это некой «перемогой» «незалежной», как это пытается показать ее официальная пропаганда? Разумеется, нет. Собственно, облегчение визового режима и так являлось в лучшем случае своего рода «утешительным призом», в сравнении с «хотелками» собравшихся на «майдане» «патриотов», ожидающих после победы своего путча немедленного повышения зарплат до четырех тысяч евро в месяц, а пенсий — до двух тысяч.

А чисто финансовая выгода от «безвиза» — это экономия достаточно жалких даже для нынешней обнищавшей Украины 40 евро, стоимости оформления шенгенской визы, которую, кстати говоря, при наличии дополнительных средств вполне можно было получить «с доставкой на дом», переложив бюрократические процедуры на плечи специально занимающихся этим вопросом фирм.

Теперь вроде украинцам должно стать еще проще. Но это только на первый взгляд. Потому как европейский «безвиз» и «безвиз» при пересечении границы с Россией — это, как говорят в Одессе, «две большие разницы».

При поездке в РФ от украинца требуется только внутренний паспорт — и практически больше ничего. При въезде же в Европу надо иметь биометрический паспорт, наличие средств на карточке исходя из 50-70 евро на каждый день планируемой поездки, приглашение, обратный билет, много чего еще. И при всем при этом любой пограничник может отказать такому путешественнику во въезде без объяснения причин — подобный опыт, по словам известного украинского адвоката Татьяны Монтян, давно апробирован, скажем, в Израиле.

Кстати, в самом начале бурной эйфории в Киеве по поводу «великой перемоги» «грузинские братья» напомнили украинцам об одном не слишком афишируемом ранее моменте — за каждого «невозвращенца», который пробыл в ЕС больше положенных 90 дней или вообще остался там в качестве «нелегала», его родина должна будет платить в бюджет ЕС штраф в весьма немаленькие 2000 евро!

Потом, в принципе, Украина может взыскать этот штраф и с собственного гражданина-нарушителя, чтобы неповадно было, но этот номер, скорее всего, не пройдет в «незалежной». Нелегальные «заробичане» даже налоги в ее бюджет платить не желают, а чтобы еще пару тысяч евро отстегивать?!

Между тем, ожидаемое количество желто-голубых «туристов»-гастарбайтеров на нелегельные заработки — несколько миллионов человек, как минимум. То есть штрафы за них могут обойтись «незалежному» бюджету в 5-10 миллиардов евро минимум, при том что МВФ ныне выдает свои кредиты Киеву по миллиарду в год в лучшем случае. А перспектива выплачивать данный Россией в 2013 году кредит вгоняет руководство «великой европейской державы» в ступор.

Но и до введения этих гипотетических штрафов копеечная экономия на открытии визы в итоге вылилась Украине в огромную «копеечку». Повышение курса доллара с восьми гривен до 27, при одновременном росте средней зарплаты меньше, чем в два раза, рост стоимости газа для населения в семь раз, коммуналки местами еще выше, радикальные сокращения штатов бюджетников, рост безработицы…

Это если не считать кровопролитной гражданской войны, развязанной Киевом по указке США на Донбассе с целью втянуть туда Россию. Как невесело шутили в «незалежной» еще в 2014 году, «Обама пообещал воевать с Россией до последнего украинца».

Особенно остроумно подытожил упомянутые «достижения» киевский журналист Александр Зубченко в своем ироничном совете россиянам, как им добиться для себя безвизового режима а-ля Украина: «Россияне! Нам дали «безвиз»!!! Что надо сделать вам для этого? Как минимум, провести два «майдана» (минимальное количество жертв, идущее в зачет — 100). Развалить страну минимум на три части. Повысить тарифы на ЖКХ минимум в 15 раз.

Обвалить курс национальной денежной единицы в три раза. Лучше в четыре. Начать войну. Провести 144 реформы, в том числе признать превосходство сексуальных меньшинств. Раз в год — парад транссексуалов в столице. Ну и так, по мелочи: 30-процентная безработица, тотальный контроль, исключительно дебилы при власти, цензура и обязательные прыжки на площадях. Идите по нашим стопам! У вас получится!».

Ну что тут скажешь? «Морковка» безвизового режима, которой «благословенный Запад» манил жителей «незалежной» «бороться за демократию» и разрывать все связи с Россией, оказалась в итоге не только практически бесполезной, но и просто золотой, исходя из громадных экономических потерь Украины в процессе движения этим самоубийственным курсом. Ну а «перемога» Киева, как это случалось и раньше, оказалась воистину пирровой.

Кремль использует сеть преступных группировок против Европы


Базирующиеся в России организованные преступные группировки, нередко имеющие тесные связи с Кремлем, диверсифицируют свою деятельность в Европе, в том числе в Латвии — поэтому европейским властям следовало бы больше воспринимать это как проблему безопасности, а не преступности. Таков вывод опубликованного Европейским внешнеполитическим советом (ECFR) исследования британского политолога Марка Галеотти «Crimintern: How The Kremlin Uses Russia’s Criminal Networks In Europe» (Криминтерн: Как Кремль использует связи российской организованной преступности в Европе).
В исследовании выделено несколько направлений деятельности российской оргпреступности. Латвия и Кипр на карте Европы выделяются тем, что являются и центрами отмывания денег, и местными русскоязычными общинами, куда инфильтруются представители российской оргпреступности.

Вблизи границ Эстонии отмечено сотрудничество представителей российской оргпреступности с российскими властями в похищении сотрудника эстонской полиции безопасности Эстона Кохвера. Приводятся также примеры такого сотрудничества Кремля и преступного мира на Кипре, где пропал российский агент, в Черногории, где была организована попытка государственного переворота, в Турции и Австрии, где были совершены убийства в интересах российского государства.

Как отмечает автор исследования, представители российской оргпреступности все больше предпочитают маскироваться за легальной экономической деятельностью, поэтому используют места, где велики общины русского и других евразийских народов. В качестве ярчайших примеров таких мест он называет регион Коста-дель-Соль в Испании, Кипр и русскоязычную общину в Риге.

За последние 20 лет деятельность российской оргпреступности в Европе резко изменилась, преступники меньше орудуют на улицах и больше участвуют в различных теневых действиях, заключает исследователь. «Российское государство очень криминализировано, и связь подпольного преступного мира с политическим наземным миром позволяет режиму время от времени использовать преступников как инструмент своей власти», — считает он.

Латвия и Кипр приводятся также как яркие примеры стран, уже снискавших репутацию излюбленных российскими преступными группировками мест для отмывания денег. Они отмывают деньги также в Великобритании, Швейцарии, Греции и Болгарии. Опыт Латвии и Эстонии в успешной борьбе с такими группировками в тесном сотрудничестве с правоохранительными органами и спецслужбами Галеотти приводит в пример другим европейским странам.