April 28th, 2017

Американцы не готовы воевать за Украину


Госсекретарь Рекс Тиллерсон совершил немыслимый грех в глазах многих экспертов по внешней политике, заявив две недели назад на встрече в итальянской Лукке: «Почему американские налогоплательщики должны быть заинтересованы в Украине?»

Энн Эплбаум (Anne Applebaum) из The Washington Post ответила резко: «Нет, Рекс Тиллерсон, американским налогоплательщикам не должно быть все равно». Затем она добавила, имея в виду корпоративное прошлое Тиллерсона:

Это невозможно доказать ни расчетами, ни бухгалтерскими книгами. Здесь ничто не может привлечь корпоративное руководство и акционеров. Все то, что мы «инвестировали» в Украину, не принесет прибыль в ближайшее время. Чтобы увидеть ценность сильной прозападной Украины, надо понимать ценность альянса, которому 70 лет.

Президент Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) Ричард Хаас (Richard Haass) подчеркнул, что если оставить Украину на милость Владимира Путина, все новые государства захотят стать обладателями ядерного оружия. После распада Советского Союза Украину в 1994 году убедили подписать Будапештский меморандум об отказе от ядерного оружия в обмен на гарантии безопасности, которые она получила от России и США.

Путин демонстративно отказался от этого обязательства, захватив Крым и продолжая свое вмешательство на востоке Украины. Если перед лицом такой агрессии американцы проявят безразличие к Украине, пишет Хаас, то это подаст «ужасный сигнал другим лидерам о том, что отказ от ядерного оружия может создать угрозу их политическому благополучию и территориальной целостности».

Такая реакция на небрежное замечание Тиллерсона (один из его помощников назвал это «риторическим приемом») является отражением глубоко укоренившихся идей о важности договорных обязательств США, а также твердой веры в мнимую преданность Америки международным нормам. Для тех людей, которые возглавляли американскую внешнюю политику последние несколько десятилетий, это квинтэссенция того, что делает Америку исключительной. Мадлен Олбрайт сказала по этому поводу: «Мы — Америка. Мы — незаменимая нация. Мы не роняем достоинства. Мы заглядываем дальше в будущее». А недавно и Хиллари Клинтон заявила об «определенных обязательствах», скажем, перед союзниками по НАТО, которые должны «впитаться в ДНК американской внешней политики».

Но американские лидеры встают на зыбкую почву, когда начинают читать нотации другим о важности соблюдения международных соглашений и территориальной целостности суверенных государств. Это признает даже Ричард Хаас. «Сам факт вторжения в Ирак и Ливию после их отказа от ядерных программ и то, что на ядерную Северную Корею никто не нападает, это урок, который усвоили все», — пишет он.

Между тем, многим американцам не все равно, когда власти убивают своих ни в чем не повинных людей или бросают их за решетку по сомнительным обвинениям. Они возражают, когда страны нападают на своих соседей. С другой стороны, американские лидеры зачастую закрывают глаза и призывают делать то же самое общественность, когда такие злодеяния совершают их союзники (например, Египет, Турция, Саудовская Аравия). Такая реакция совершенно очевидно опровергает утверждения о том, что американцам далеко не безразличны определенные основополагающие принципы, особенно когда такое безразличие налицо.

Самый важный вопрос не в том, почему американские налогоплательщики должны быть заинтересованы в Украине. Скорее, он должен звучать так: «В какой мере американцы должны быть заинтересованы в Украине?» Или так: «Чем готовы рискнуть, и сколько готовы потратить американцы ради утверждения украинской территориальной целостности?»

И здесь мы можем увидеть большие расхождения между внешнеполитической элитой и обществом. Трамп бессовестно эксплуатировал эти расхождения во время своей кампании и в первые дни своего президентства, выдвинув лозунг «Америка прежде всего».

Несколько лет назад был проведен социологический опрос среди американцев. Им задали вопрос, готовы ли они воевать с Россией, чтобы защитить Польшу, Турцию и Латвию. «Да» сказали 40, 29 и 21% соответственно. Защищать Британию вызвались 56% респондентов. Все эти страны — официальные союзницы США по договору. А Украина нет. В ходе того же опроса выяснилось, что воевать с Россией из-за Украины готовы 22% респондентов.

В точности таких опросов можно усомниться. Поскольку очень многие давали ответ «не уверен», разумно предположить, что настроения в обществе изменятся, если президент настойчиво призовет Америку к началу военных действий. Тем не менее, невозможно игнорировать то обстоятельство, что защита безопасности других не является для большинства американцев квинтэссенцией того, что делает Америку исключительной. Опрос, проведенный недавно исследовательской организацией Chicago Council on Global Affairs, показал, что защита безопасности других заняла самое последнее место в списке из 12 «очень важных внешнеполитических целей».

Сегодня самые большие расхождения можно увидеть между элитой и избирателями Республиканской партии. Опрос, проведенный накануне ноябрьских выборов, показал, что 71% лидеров Великой старой партии считает «очень важной» защиту безопасности наших союзников, а вот среди рядовых республиканцев таких людей всего 36%.

В целом американцам небезразличны другие страны, но рисковать американскими жизнями ради неких принципов они не хотят. Неясно даже, готовы ли американцы платить более высокие налоги и согласиться на урезание популярных внутренних программ, чтобы проявить таким способом заботу о безопасности других.

Таким настроениям в обществе можно радоваться. На них можно жаловаться. Но игнорировать их нельзя. И госсекретаря Рекса Тиллерсона надо не ругать, а хвалить за то, что он отважился задать этот исключительно важный вопрос.

Автор: Кристофер Пребл — вице-президент Института Катона (Cato Institute), возглавляет программу изучения проблем обороны и внешней политики. Он автор книги «Проблема силы. Как американское военное превосходство делает нас менее защищенными, менее процветающими и менее свободными» (The Power Problem: How American Military Dominance Makes Us Less Safe, Less Prosperous, and Less Free).

Так вот зачем была нужна "почти война с Северной Кореей": цена вопроса $ 1 200 000 000



Президент США Дональд Трамп сделал ряд ярких заявлений. Обычно мы не откликаемся на заявления и ответы на заявления и т.д. Но в данном случае речь идёт о части вполне практической кампании.

Во-первых, заявил президент Трамп агентству "Рейтерс", он предпочитает действовать мирным дипломатическим путём, но совершенно не исключён большой военный конфликт между США и пристёгнутыми к ним странами с одной стороны - и Северной Кореей с другой.

Во-вторых, заявил президент Трамп, Корея Южная должна заплатить за обеспечение её безопасности американской системой ПРО THAAD, установленной на её территории американским старшим союзником. "Я сообщил в Южную Корею, что было бы здорово, если бы они заплатили. Эта система стоит миллиард долларов. Она феноменальна! Она стреляет по ракетам прямо в небе", - на всякий случай уточнил смысл слов "противоракетная оборона" Д. Трамп.

В принципе сделка о поставке THAAD южнокорейцам была утверждена ещё при экс-госсекретаре Хиллари Клинтон. Эта сделка Трампу не понравилась, и он хочет денег. По понятным причинам, платить не хочется уже южнокорейцам: Минобороны РК официально заявило, что оно придерживается ранее достигнутых договорённостей, согласно которым стоимость и содержание системы стоимостью 1,2 млрд долларов должны лечь на США, поскольку это им больше надо.

Таким образом, вспыхнувшую в очередной раз "почти войну" с КНДР можно трактовать как своего рода пиар-кампанию со стороны американского руководства - перед тем, как поставить Южной Корее новые условия по не устраивающей американскую сторону сделке.

...Отметим, что в последнее время США вообще активизировали процесс добровольно-принудительного вооружения своих младших партнёров своим вооружением. При этом союзникам более высокого ранга поставляются вооружения более новые (хотя и довольно сомнительные с точки зрения соотношения цена-качество), а низкоранговые союзники получают то, что просто залежалось на складах. Например, Евросоюз определённо готовят психологически к закупке некоторого количества истребителей F-35 (по фантастической цене 100-150 млн долларов за штуку, не считая обслуживания). Польша уже согласилась в добровольном порядке приобрести на несколько миллиардов (то есть фактически на весь военный бюджет) несколько десятков немолодых ракет "Пэтриот". И даже, как мы писали вчера, маленькой Латвии досталось зачем-то 47 снятых с производства и с вооружения в других натовских странах самоходных гаубиц времён Вьетнамской войны.

Тем не менее - мы не можем не оценить деловую хватку нового руководителя американского государства.

Юрий Лоза составил компанию Шнуру и Маршаллу в украинском «Чистилище»


Скандально известный ресурс «Миротворец» внес в базу «Чистилище» российского певца Юрия Лозу, который в последнее время прославился не столько текущим творчеством, сколько резкой критикой музыкальных кумиров. Как пишет «СТРАНА.ua», музыкант попал в список «за пропаганду российской агрессии и нарушение порядка пересечения государственной границы Украины».

Как напоминает издание, ранее в базу данных «Миротворца» попал лидер российской группы «Ленинград» Сергей Шнуров. Сам Шнуров отреагировал на это спокойно.
«Не привык ломиться в закрытую дверь. Ну, не пускают и не пускают, в чем проблема-то? Нас столько раз запрещали… нас никто не разрешал, скорее так. Я привык», — сказал он.

Также в базу данных сайта внесены российские артисты Стас Пьеха, Бьянка, Михаил Шуфутинский, Александр Маршалл, рэпер Баста и путешественник Федор Конюхов.

Валерий Леонтьев тоже угодил на сайт «Миротворец» за визиты в Крым. В ответ певец пригласил украинцев, которые являются поклонниками его творчества, встретиться на концерте в Крыму.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Медведев испугался отставки




Глава российского правительства Дмитрий Медведев «более чем когда-либо» обеспокоен своим политическим будущим, сообщает Bloomberg со ссылкой на источники в окружении премьера. Об этом стало известно, после публичной реакции Кремля на результаты соцопроса, согласно которым почти половина россиян (45%) поддерживают отставку Медведева со своего поста.

По словам Дмитрия Пескова, администрация президента РФ проанализирует данные социологов, однако, на это потребуется время. При этом Песков отметил, что работа правительства сложна, так как оно «несет на себе груз принятия многих решений, связанных с оперативным управлением экономикой». «Конечно, здесь определенная волатильность социологических данных может иметь место, это вполне допустимо», — оговорился он.

Согласно апрельскому опросу Левада-центра, «определенно» поддерживают отставку Медведева 18% россиян, а «скорее за» — 27% опрошенных. Причем, в конце марта — начале апреля 2017 года было зафиксировано сразу 10-процентное — с 52% до 42% падение рейтинга одобрения деятельности премьер-министра.
Столь значительная потеря поддержки населения вызвала неожиданно резкую реакцию пресс-секретаря Медведева Натальи Тимаковой. «Председатель правительства не придает особого значения данным соцопросов, особенно проведенных Левада-Центром» по вполне определенному политическому заказу", — защитила Тимакова своего шефа.

Ответ социологов не заставил себя ждать. Глава Левада-центра Лев Гудков назвал слова Тимаковой «демагогией». «Как только кому-нибудь не понравятся данные опросов, так их объявляют заказными или оспаривают выборку, методику опросов», — возмутился социолог и потребовал от Тимаковой извинений. Однако пресс-секретарь главы правительства извиняться отказалась.

Между тем, данные опроса другой крупной социологической службы — Фонда «Общественное мнение», также говорят о росте негативного отношения респондентов к Медведеву. Если в начале марта ему не доверяли 44%, то в середине апреля уже 50%. В связи с этим цифра в 45% желающих отставки Медведева не выглядит как нечто невероятное. Тем более, что премьер в последнее время демонстративно игнорирует возникшие к нему у общества вопросы.

Напомним, 5 апреля фракция «Единой России» в Госдуме, чьим лидером является Медведев, отказалась поддержать парламентское поручение коммунистов расследовать факты коррупции, упомянутые в фильме ФБК «Он вам не Димон». Кроме того, премьер отказался говорить об этом во время своего недавнего отчета в Госдуме. При том, что фильм посмотрели уже 20 млн. человек.

О деталях проведенного опроса «СП» рассказала руководитель отдела социально-политических исследований Левада-центра Наталья Зоркая.

— Такого понятия, как «волатильность данных» в социологии нет. Песков перенес это из экономики. Он говорил обтекаемо. С одной стороны, признавал тот факт, что общественное мнение реагирует на действия правительства. А с другой — дал понять, что общественное мнение, реагируя, может потом восстанавливаться.

В социологии можно говорить не о «волатильности», а о статистической погрешности, которая зависит от размеров выборки. У нас она 1600 человек. Это дает плюс-минус 3−4 процентных пункта. Это диапазон точности данных. Поясню. Например, если того же Медведева одобряют в одном месяце 52%, во втором 53%, а в третьем 54%, то мы не можем говорить об устойчивом подъеме или падении. Другое дело, если такое наблюдение ведется в течение долгих лет.

Это как раз случай Медведева. Доверие к нему постепенно снижалось в течение всего периода наблюдения. А это многие годы. Ведь в последнем опросе, помимо конкретного вопроса об отставке премьера, был еще вопрос о доверии к нему. Оно тоже резко упало. Причем если раньше данные по Медведеву шли близко к данным президента Путина, то теперь они стали спускаться. Зазор между ними стал увеличиваться уже давно.

— Вопрос об отставке Медведева задавался и в прошлые годы наблюдения?

— Раньше мы задавали аналогичный вопрос об отставке всего правительства. Персонально про Медведева спросили впервые. Видимо, именно этот момент послужил причиной реакции Тимаковой. Стоит, однако, напомнить, что высокие цифры одобрения президента страны не вызывают такой бури звонков и обвинений в заказном характере наших данных, о чем сказала Тимакова.

— Вы, кстати, получили от нее извинения?

— Нет, но мы получили известный ответ о том, что заочную беседу с нами вести не будут. Это тоже хорошо звучит…

— Каковы все-таки причины такого падения рейтинга Медведева?

— Медведев вообще не воспринимается как сильная фигура… Но толчок к падению рейтинга дало то, что лежит на поверхности — фильм «Он вам не Димон». Мы спрашивали и об этом. Фильм видело 7% респондентов, еще 11% не видели, но знают содержание и еще около 20% что-то слышали. То есть информация все равно распространяется и ложится на общественное мнение, которое уверено, что высшее чиновничество коррумпировано. До 70% людей уже давно придерживается такой точки зрения. И это тоже дало негативный толчок. Кроме того, нарастает недовольство кризисными явлениями, экономическими, социальными проблемами. Все на это указывает.

В стране не задано никакой перспективы. Непонятно, куда будет двигаться общество. Многие без конца говорят про отсутствие будущего, но это так и есть. Нет веры, что это правительство выработает экономическую программу, способную вывести страну из кризиса. Существует накопленное раздражение, которое выплескивается, в частности, на первых персон. При этом Путин сохраняет высокий уровень одобрения.

Политолог Алексей Макаркин видит в происходящем обострение борьбы за премьерское кресло после президентских выборов 2018 года.

— Во-первых, надо признать, что это успех Навального. Он смог найти информационный повод, который привлек внимание населения. Почувствовал, что тема коррупции снова возвращается на фоне экономической стагнации, усталости общества и раздражения этим.

— Но власть, мы видим, тоже борется с коррупцией и даже успешно…

— Да, арестовывают глав целых регионов. Последние — Соловьев, Маркелов. Однако люди реагируют на это абсолютно индифферентно, потому что за пределами регионов о них никто не знает. А Медведева знают. Он — знаковая фигура, премьер-министр, был президентом. То есть тут важен масштаб фигуры.

Но то, что началось потом (после фильма ФБК — ред.) — это уже не игра Навального. Тут есть несколько факторов. Первый — кто станет премьером в 2018 году. Потому что это должна быть серьезная, сильная политическая фигура, способная проводить реформы. И возникает вопрос, насколько этому соответствует Дмитрий Анатольевич. Скандал с фильмом Навального добавил аргументов против него. Неслучайно Тимакова утверждает, что против её шефа ведут игру. То есть это борьба за премьерство в 2018 году.
Второй фактор — это претензии к работе Левада-центра. Думаю, они не обоснованы. Они фиксируют общественные настроения. Говорить в этом случае, что Левада-центр ангажирован невозможно, тем более, что вопросы были поставлены вполне корректно. Это не был так называемый формирующий опрос, который заранее давал бы предсказуемые ответы. Это реальная реакция россиян на Медведева. И это раздражение, скорее всего, будет увеличиваться.

Третий момент связан с реакций Пескова. Возможно, это реализация линии «хороший царь — плохие бояре». Песков не стал вставать на сторону Медведева, не стал защищать его. Хотя и не стал осуждать. Там даже был определенный элемент объяснения ситуации. Получается, хороший царь защищает россиян, а глава правительства Медведев — плохой боярин.

Президенту Путину


Пятничное. Из присланного друзьями. Душевно.


Оворкинг был не по-весеннему слоу. Тихо плыл вполне себе чилаутный саунд, обеспечивающий атмосферный релакс. Стартаперы-миллениалы тут и там на аутсорсинговых ретинах что то неспешно, как в рапиде, фасилитировали с коучами. Многие,судя по бледному виду, давно были на фрилансе, поэтому очень неспеша потягивали свои флэт-уайты вперемешку с затяжками хоммейдными вейпами.
Мой крафтовый смузи с топингом из пачоли запаздывал, но это не вызывало даже тени привычного хипстерского хейтерства. Потому что на скроллинге очередного лонгрида на VC по агил-маркетингу у меня вдруг возник инсайт, и визуализировался чёткий кастомный референс по новому входящему брифу.

Конечно ещё в драфте, но очень концептуально монетизируемый. Я понял, что тут реально можно окэшиться на экзите на три ебитды. Тут же я нарисечил в верном айпад про один омниченел кейс с мастхэвным краундфандинговым диджитальным девайсом. Его можно было за несколько степов кастомизировать под мою биг айдию.

И при этом все это было очень AR-реалти-стайл. Я прямо таки запах почувствовал. Осталось приаттачить к модели элементарный пейролл и все получалось "фул Ок". Комплайнс любого корпорейта такая биг айдия пройдёт как по маслу, можно гарантировать лайтовый фаст апрув, а бизнес девелопмент вообще будет в фуловом восторге. Хотя... тут можно было бы мощно пролоббировать все в джи-ар. Да, надо идти в гавермент, там основные бюджеты!
В общем, я уже совсем бросил ланчевать свой органический фалавель, чтобы медитнуть и быстро наскрайбить майнд мэп. Дедлайна как такового естественно еще не было. Сама адженда ещё не финализировалась но очень уж зафорсилась моя мотивация, вплоть до внутреннего хайпа как то за фоллоу апить все это. Я понял что готов к питчингу более чем когда либо!

Бариста как будто уловил мою ментальную волну, пододвинул молескин, чтобы я чётко и смело вывел на линованной странице саммари своего фрирайтинга:

"Президенту Путину. Прошу рассмотреть проект организации электронной торговли в
сети Интернет возобновляемыми органическими удобрениями из фермерских хозяйств Рязани".

===