September 9th, 2017

И вечная плитка, которую за миллиард надо менять каждый год


Дмитрий Ольшанский
Москве - очень условно, конечно, такие даты всегда фантазия, - исполнилось 870 лет.
Москва - один из самых уродливых городов западного мира.
Собственно, Москва вообще больше не имеет отношения к западному миру, а проходит по ведомству мира третьего - там же, где Мехико, Бомбей-Мумбай, Куала-Лумпур, Каир, Шанхай, Дубай и все прочие центры ада.
Сложно даже сказать, что в Москве все-таки хуже, страшней: позднесоветские Калужская площадь и проспект Сахарова, лужковские Манежная площадь и Золотая Миля, хрущевский Новый Арбат, собянинское стеклобетонное Зарядье, Арбатская площадь с выдающимися по вандализму зданиями Генштаба и офисов напротив "Праги", огромная и тоже полностью снесенная Якиманка, убитая советскими Плющиха, несчастные Чистые пруды с театром Калягина, "Лукойлом" и зданием ВТБ, монструозная Лубянка в КГБ-стиле, Пушкинская площадь, лишившаяся всех своих пропорций и красот, бессмысленно-гламурная Тверская, мертвый Столешников, автомобильный кошмар Таганки, испоганенный Курский вокзал вместе с "Атриумом", пахнущие ресторанным жлобьем Патриаршие, ужасная Трубная площадь с "Легендой цветного", "Красные холмы" на Павелецкой, подчистую снесенные Сокольники, Мордор в бывшем Оружейном переулке на Садовом кольце, брежневские башни, испохабившие лучший дворянский район за Арбатом, сам Арбат, превращенный в туристическую помойку, Боровицкий холм с воцарившимся там истуканом, перечеркнувшее все виды центра Москва-сити, торговый центр "Европейский" (хотя там нет ничего европейского, одни горцы) у Киевского вокзала, ну вы уже поняли, я могу перечислять бесконечно.
И всюду подростки, подростки, приезжие, приезжие, подростки, подростки, приезжие подростки, гастарбайтеры, еще гастарбайтеры, и еще подростки.
И никаких москвичей.
Это не высокомерие, это всего лишь факт: ни один город в мире не смог бы выдержать такого напора бабла, строительства, понтов, молодости, варварства и нагнанной со всего прежнего СССР рабочей силы.
А ведь когда-то я так любил Москву.
Ту Москву, последние кусочки которой еще сохранились вокруг Ивановской Горке, в переулках за Чистопрудным и Покровским бульваром, в районе Басманных улиц, в Лефортово, за спиной высотки на Котельнической, на улице Солженицына (самая лучшая улица Москвы, кстати, и это логично, что она называется именно так), и чуть-чуть в Замоскворечье, и чуть-чуть на Шаболовке и в Хамовниках, и еще кое-где, но очень скоро, уверен, стройка сделает свое черное дело и там.
Везде будут стоэтажные башни, сидящие в них парвеню со всей России и обслуживающие их таджики.
И вечная давка, и вечная пробка, и вечная плитка, которую за миллиард надо менять каждый год.
А разве что-нибудь еще надо?