petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

Category:

«Тревога висит над городом»


Московский хореограф Алла Сигалова сейчас работает в Париже. Взрывы прервали репетиции в Парижской опере, где она вместе с латвийским режиссером Алвисом Херманисом ставит оперу «Осуждение Фауста». МОСЛЕНТА расспросила хореографа о том, как сейчас живет французская столица.

— Алла, после этих нападений в «черную пятницу» что изменилось в Париже?

Дети гуляют как всегда, гуляют и взрослые, точно так же все сидят в кафе, переполнены рестораны. Но в городе поселился страх, и это самое главное. Люди стали тревожно реагировать на каждую проезжающую машину с мигалкой — это такая маленькая деталь, но она о многом говорит. Какая-то тревога прямо висит над городом. И даже в кафе… Мы с друзьями были в кафе вечером, и к нашему удивлению в половине восьмого нас попросили заканчивать ужин — сказали, что будут закрываться. Это странно, потому что известный факт: в Париже работают допоздна все кафе и все рестораны.


— Как вам кажется, вернется ли то ощущение комфорта, которым всегда славился Париж?

И президент республики, и руководитель правительства назвали произошедшее определенным словом — они оба несколько раз произнесли слово «война». Когда произносятся такие слова — трудно говорить про перспективы. В общем, очень невесело.


— Как отреагировал театр?

Парижская опера закрыта, в субботу и воскресенье все было отменено — были отменены репетиции, был отменен спектакль. В понедельник мы с Алвисом Херманисом снова приступаем к репетициям «Осуждения Фауста», а вечером должна быть предпремьера балета «Баядерка». Я не знаю, будет она или нет — станет ясно, только когда приду в театр. Официальных объявлений на сайте театра нет, но ведь предпремьера — это внутреннее дело театра, на нее билеты не продаются.


— Есть ли в Парижской опере какие-то меры безопасности на входе?

Есть, но совсем минимальные. Театр, как весь город, — он не защищался, и он не защищен. Сейчас, я думаю, будут, вероятно, какие-то меры приниматься.

— Как вам кажется, может ли из соображений безопасности вернуться давным-давно отмененная во Франции цензура в печати и в театре?

Извините, я политические вопросы ни с кем, кроме как с близкими друзьями, не обсуждаю.


— Может ли все произошедшее как-то повлиять на спектакль, который вы с Алвисом Херманисом ставите в Парижской опере и премьера которого должна быть уже в начале декабря?

«Осуждение Фауста» в связи с этими событиями становится еще более актуальным. Я не могу рассказать вам о том, как именно опера Берлиоза будет связана с сегодняшними событиями в мире, потому что для этого я должна вам рассказать замысел спектакля, который мы ставим, а я не имею права этого делать. Но в истории Фауста мы абсолютно точно будем говорить про сегодняшний день.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments