petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

МВФ и Новый Долговой Порядок



Вот хочется прямо сразу сказать, что изменение Международным валютным фондом правил кредитования это не про нас, не про Россию. И уж тем более не про Украину. Эгоцентризм, с которым украинские наблюдатели пытаются трактовать решение МВФ в свою пользу, понятен и в чем-то даже оправдан. Непонятно, почему отечественные комментаторы замкнулись на Украине и на 3 млрд. долларов.

Самое любопытное, что вопросы при этом со стороны российских экспертов звучат правильные. Почему США, МВФ и ЕС не приняли предложение России по реструктуризации суверенного долга Украины, если оно выгодно всем и в финансовом плане необременительно. Почему изменили правила кредитования, если это все равно не отменяет факт невыплаты суверенного долга, а, следовательно, и дефолт Украины.

Вопросы правильные, но они не отражают суть проблемы, а лишь обозначают направление, создавая некую фигуру умолчания. Приведу несколько цифр, чисто для сравнения. Государственный долг Португалии составляет 225 млрд. евро, Греции – около 315 миллиардов, Испании – выше 1 трлн. евро, Италии – больше 2 триллионов, а общий долг стран Еврозоны превышает 12 трлн. евро. Есть еще суверенные долги стран Азии, Африки, Ближнего Востока, Северной и Южной Америки.

Вопрос. Изменится ли после решения МВФ механизм регулирования мирового рынка госинвестиций, или это решение носит точечный характер и выпущено исключительно под Украину? И если изменится механизм всего рынка, то в какую сторону? Кто от этих изменений выиграет, а кто проиграет?

Ответы на эти вопросы еще в конце октября дал официальный представитель МВФ Джерри Райс. Тогда он заявил, что изменение правил финансирования заемщиков в случае дефолта не связано с ситуацией вокруг украинского долга перед Россией. И отвечая на вопросы журналистов, добавил: эти изменения являются частью общей программы реформирования МВФ.

Отечественные СМИ дружно процитировали слова Райса и тут же их забыли. Через полтора месяца, после изменения правил кредитования они цитировали слова главы Минфина РФ Антона Силуанова о том, что решение принято исключительно в ущерб России.

Наверное, надо быть Антоном Силуановым, чтобы сделать нехитрый вывод, будто из-за 3 млрд. долларов МВФ готов подвесить весь мировой рынок госинвестиций. Здесь необходимо небольшое отступление, чтобы пояснить, в чем разница между суверенным и государственным долгом. Максимально коротко и упрощенно.

Государственный долг номинируется в национальной валюте и его обязательства распространяются на всех граждан, поэтому погашение этого долга не составляет труда для правительства. Как правило, это делается через повышение налогов или сокращение расходов, в крайнем случае используется печатный станок.

Суверенный долг оформляется не в собственных внутренних долговых расписках, а в облигациях, которые номинированы в мировой резервной валюте, и погасить его с помощью внутренней кредитно-денежной политики невозможно. Долг является техническим, и граждане страны-заемщика прямых обязательств по нему не несут.

В случае отказа страны-должника (Украина) платить по суверенным долгам страна-кредитор (Россия) ничего сделать не может, никакой суд не способен принудить государство оплатить этот долг. Невозможно объявить государство банкротом и остановить исполнение им социальных функций. Единственный способ разрешения проблемы – это переговоры и реструктуризация долга.

Именно поэтому МВФ «обязал» Киев провести «добросовестные переговоры» с Москвой о долге. Именно поэтому премьер Украины Арсений Яценюк спокойно заявляет, что они готовы к суду с Россией, точно также как ранее он заявлял, что Россия иных (отличных от других кредиторов) условий реструктуризации долга не получит.

По развитию российско-украинской ситуации с суверенным долгом после изменения правил кредитования МВФ можно судить о будущем рынка госинвестиций. А судя по заявления МВФ и откровениям Яценюка (он точно что-то знает), Россию собираются поставить в общую очередь коммерческих кредиторов Украины, например, наравне с «ЭксонМобил» или «Ашан».

Единственной гарантией исполнения страной-должником своих суверенных обязательств был регламент МВФ, согласно которому страна в случае объявления дефолта лишалась внешних заимствований, пока не реструктурирует свой суверенный долг. Теперь, после изменения правил МВФ, дефолт и реструктуризация отдельно, право на внешние заимствования отдельно. Теперь вопрос продолжения кредитования страны, объявившей дефолт, определяется не регламентом, а заседанием совета директоров МВФ, где блокирующий пакет принадлежит США.

Проще говоря, вопрос, давать деньги кредитору на государственном уровне или не давать, отныне будет решаться не по экономическим показателям, а на основе политических пристрастий. Новый порядок снижает степень защиты госинвестиций, приравнивает их к коммерческим вложениям бизнес-корпораций. Фактически, если без реверансов, МВФ своим решением уничтожил рынок госинвестиций и полностью дискредитировал себя, как его регулятор.

Надо понимать, что большинство суверенных долгов (за исключением стран ЕС) оформлено в долларах, что делает США неизбежным участником любой ситуации «должник-кредитор», в нашем случае «Украина-Россия». В том смысле, что 3 млрд. долларов только для Украины и России являются внешним (суверенным) долгом, для США эти 3 миллиарда долг внутренний (государственный). А с пользователями своего внутреннего долга страна-эмитент может поступать по своему усмотрению: повысить налоги, снизить расходы или провести «количественное смягчение».

По сути, США просто меняют условия функционирования внешнего рынка своего собственного долга. Вернее, берут его под прямой и жесткий контроль, уравнивая в правах государственных и корпоративных кредиторов и устраняя посредника в лице МВФ. Любопытно, что новая система кредитования укладывается в контекст подписанного недавно соглашения о Транстихоокеанском торговом партнерстве и планируемого к подписанию Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства.

Сразу после принятия решение об изменении условий межгосударственного кредитования директор юридического департамента МВФ Шон Хайген заявил: «Тот факт, что эта реформа происходит в контексте (дискуссий по долгу Украины – Л.К.), иллюстрирующем слабые места, не подрывает значение реформы или законность реформы».

Как говорил известный киноперсонаж: «А скрипач не нужен, родной…»
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments