petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

Замок на морских воротах Украины



Киев получил неожиданный и болезненный ответ на свои антироссийские выпады

РФ закроет Керченский пролив для торгового судоходства в ближайшее время. Ограничение вводится до окончания строительства Керченского моста, запланированного на конец 2018 года. Соответствующее решение принято по итогам совещания о реализации мер по обеспечению безопасности судоходства в проливе, состоявшегося накануне под руководством замминистра транспорта РФ Виктора Олерского.

«Будет запрещено плавание всех судов и кораблей, кроме кораблей и судов Военно-морского флота, федеральных органов безопасности, а также плавсредств, участвующих в технологическом процессе строительства моста в Керченском проливе», — приводят крымские СМИ сообщение пресс-службы ФКУ Упрдор Тамань.

В первую очередь запрет на проход судов через пролив и акваторию портов «Крым» и «Кавказ» коснется судов, следующих в мариупольский торговый порт.

Таким образом, крупнейшему торгово-транспортному узлу Украины, расположенному в Мариуполе, грозит полная блокада с моря. Решение властей РФ является адекватным ответом на запрет транзита российских большегрузов через украинскую территорию. В Киеве не сумели просчитать вероятность такого крайне болезненного для украинской экономики ответа со стороны Москвы на свои агрессивные шаги, и теперь товаропроизводителям Незалежной предстоит рассчитываться за политические амбиции руководства страны. Ввиду того что ранее об опасности судоходства в период возведения Керченского моста ничего не сообщалось, можно предположить, что решение Москвы о перекрытии пролива не в последнюю очередь продиктовано мотивами политического и экономического характера.

Морская блокада Мариуполя

Роль мариупольского порта для внешнеторговых связей Украины сложно переоценить. Недаром окружение Мариуполя силами ополчения Новороссии в 2014 году заставило Киев сесть за стол переговоров. Мощности порта позволяют перегружать около 17 млн тонн грузов в год. В частности, там расположен самый крупный угольный терминал, через который в прежние годы на мировой рынок отгружался донбасский уголь, а после отделения части Донецкой и Луганских областей в 2014 году он стал основным каналом для поставок импортного топлива на Украину. Перенаправить доставку грузов на Одессу довольно проблематично из-за ограниченности ресурсов одесского порта, говорят эксперты. Альтернатив морским поставкам топлива у Киева тоже немного, разве что закупать уголь у России и непризнанных республик Донбасса, чего украинским политикам очень не хочется делать.

По информации украинского кабмина, в 2015 году страна удвоила закупки африканского угля, сократив при этом поставки российского топлива. После вступления в силу ограничений на судоходство в Керченском проливе Киев рискует снова столкнуться с энергетическим кризисом.

Кроме того, через Мариуполь и Бердянск производится отгрузка украинского экспорта, в первую очередь металлургического и сельскохозяйственного. Мариупольский порт, в частности, перегружает продукцию Мариупольского меткомбината имени Ильича, «Азовстали» и других предприятий тяжелой промышленности; всего через Мариуполь проходит около 40% украинского металлургического экспорта.

По мнению руководителя проекта украинского Центра транспортных стратегий Сергея Вовка, приведенного в прессе, в случае транспортировки товаров через другие порты Украины их стоимость существенно возрастет, что приведет к падению конкурентоспособности украинского экспорта. Соответственно, закрытие мариупольского и бердянского портов нанесет серьезный удар по украинской промышленности, а также по агропроизводителям, которые в последнее время и так терпят большие убытки.

Слабоумие и отвага

По большому счету Киев угодил в яму, которую старательно рыл для России. 15 февраля Украина ввела запрет на передвижение по своей территории российских большегрузных автомобилей, присоединившись на государственном уровне к действиям радикалов, на протяжении нескольких суток блокировавших наши фуры на границе. Примечательно, что симметричная мера, принятая Москвой по отношению к украинским транспортным кампаниям, вызвала бурное возмущение украинской общественности и политиков, которые пригрозили пожаловаться на РФ в ВТО, как бы абсурдно это ни звучало.


Украинским «партнерам» следует напомнить также и об энергетической блокаде Крыма, организованной в ноябре прошлого года. Тогда зачинщиками тоже выступили украинские радикалы, а официальные власти их поддержали. Дополнительно к обрыву снабжения полуострова электроэнергией украинский кабмин запретил экспорт продовольствия и других товаров на территорию Республики Крым.

Кроме того, крымско-татарские радикалы, перебравшиеся на Украину после присоединения полуострова к РФ, вынашивают мечты о его морской блокаде. В конце 2015 года татарский активист Ленур Ислямов озвучил планы изоляции Крыма с моря, а также некой «военной операции» против субъекта РФ. Хотя эти замыслы не имеют даже минимальных шансов на реализацию, намерения украинскими политиками озвучиваются весьма грозные.

Примечательно, что еще в 2014 году украинские власти обсуждали запрет на заход в украинские порты Азовского моря для российских судов. Такое заявление сделал тогда секретарь СНБО Украины Андрей Парубий.

В общем, киевские власти наконец дождались ответа на свои выпады, предпринимаемые на протяжении последних двух лет против России.

Такой исход можно назвать вполне ожидаемым: киевские политики ни разу с момента государственного переворота 2014 года не давали поводов поверить в свою договороспособность и возможность мирного разрешения российско-украинского противостояния. В то время когда Москва говорила об «украинских партнерах», Киев вещал о российских «оккупантах» и «агрессорах». Воинственная риторика украинских политиков неизменно подкреплялась действиями антироссийской направленности. Следует отметить, что Украина могла лишиться мощностей мариупольского порта еще в разгар войны в Донбассе, но тогда Москва дала Киеву шанс на «исправление».

Осенью 2014 года силы ополчения Новороссии подступили к Мариуполю, дело шло к освобождению города и включению его в состав Донецкой Народной Республики. Но этого так и не произошло: стартовали минские переговоры, инициированные Россией, и по условиям достигнутого соглашения бойцы непризнанной республики вынуждены были отступить.

И вот спустя полтора года Москва уже сама блокирует мариупольский порт, оставшийся под контролем Киева, столкнувшись с абсолютной непримиримостью украинского государства.
РФ закроет Керченский пролив для торгового судоходства в ближайшее время. Ограничение вводится до окончания строительства Керченского моста, запланированного на конец 2018 года. Соответствующее решение принято по итогам совещания о реализации мер по обеспечению безопасности судоходства в проливе, состоявшегося накануне под руководством замминистра транспорта РФ Виктора Олерского.

«Будет запрещено плавание всех судов и кораблей, кроме кораблей и судов Военно-морского флота, федеральных органов безопасности, а также плавсредств, участвующих в технологическом процессе строительства моста в Керченском проливе», — приводят крымские СМИ сообщение пресс-службы ФКУ Упрдор Тамань.

В первую очередь запрет на проход судов через пролив и акваторию портов «Крым» и «Кавказ» коснется судов, следующих в мариупольский торговый порт.

Таким образом, крупнейшему торгово-транспортному узлу Украины, расположенному в Мариуполе, грозит полная блокада с моря. Решение властей РФ является адекватным ответом на запрет транзита российских большегрузов через украинскую территорию. В Киеве не сумели просчитать вероятность такого крайне болезненного для украинской экономики ответа со стороны Москвы на свои агрессивные шаги, и теперь товаропроизводителям Незалежной предстоит рассчитываться за политические амбиции руководства страны. Ввиду того что ранее об опасности судоходства в период возведения Керченского моста ничего не сообщалось, можно предположить, что решение Москвы о перекрытии пролива не в последнюю очередь продиктовано мотивами политического и экономического характера.

Морская блокада Мариуполя

Роль мариупольского порта для внешнеторговых связей Украины сложно переоценить. Недаром окружение Мариуполя силами ополчения Новороссии в 2014 году заставило Киев сесть за стол переговоров. Мощности порта позволяют перегружать около 17 млн тонн грузов в год. В частности, там расположен самый крупный угольный терминал, через который в прежние годы на мировой рынок отгружался донбасский уголь, а после отделения части Донецкой и Луганских областей в 2014 году он стал основным каналом для поставок импортного топлива на Украину. Перенаправить доставку грузов на Одессу довольно проблематично из-за ограниченности ресурсов одесского порта, говорят эксперты. Альтернатив морским поставкам топлива у Киева тоже немного, разве что закупать уголь у России и непризнанных республик Донбасса, чего украинским политикам очень не хочется делать.

По информации украинского кабмина, в 2015 году страна удвоила закупки африканского угля, сократив при этом поставки российского топлива. После вступления в силу ограничений на судоходство в Керченском проливе Киев рискует снова столкнуться с энергетическим кризисом.

Кроме того, через Мариуполь и Бердянск производится отгрузка украинского экспорта, в первую очередь металлургического и сельскохозяйственного. Мариупольский порт, в частности, перегружает продукцию Мариупольского меткомбината имени Ильича, «Азовстали» и других предприятий тяжелой промышленности; всего через Мариуполь проходит около 40% украинского металлургического экспорта.

По мнению руководителя проекта украинского Центра транспортных стратегий Сергея Вовка, приведенного в прессе, в случае транспортировки товаров через другие порты Украины их стоимость существенно возрастет, что приведет к падению конкурентоспособности украинского экспорта. Соответственно, закрытие мариупольского и бердянского портов нанесет серьезный удар по украинской промышленности, а также по агропроизводителям, которые в последнее время и так терпят большие убытки.

Слабоумие и отвага

По большому счету Киев угодил в яму, которую старательно рыл для России. 15 февраля Украина ввела запрет на передвижение по своей территории российских большегрузных автомобилей, присоединившись на государственном уровне к действиям радикалов, на протяжении нескольких суток блокировавших наши фуры на границе. Примечательно, что симметричная мера, принятая Москвой по отношению к украинским транспортным кампаниям, вызвала бурное возмущение украинской общественности и политиков, которые пригрозили пожаловаться на РФ в ВТО, как бы абсурдно это ни звучало.

Украинским «партнерам» следует напомнить также и об энергетической блокаде Крыма, организованной в ноябре прошлого года. Тогда зачинщиками тоже выступили украинские радикалы, а официальные власти их поддержали. Дополнительно к обрыву снабжения полуострова электроэнергией украинский кабмин запретил экспорт продовольствия и других товаров на территорию Республики Крым.

Кроме того, крымско-татарские радикалы, перебравшиеся на Украину после присоединения полуострова к РФ, вынашивают мечты о его морской блокаде. В конце 2015 года татарский активист Ленур Ислямов озвучил планы изоляции Крыма с моря, а также некой «военной операции» против субъекта РФ. Хотя эти замыслы не имеют даже минимальных шансов на реализацию, намерения украинскими политиками озвучиваются весьма грозные.

Примечательно, что еще в 2014 году украинские власти обсуждали запрет на заход в украинские порты Азовского моря для российских судов. Такое заявление сделал тогда секретарь СНБО Украины Андрей Парубий.

В общем, киевские власти наконец дождались ответа на свои выпады, предпринимаемые на протяжении последних двух лет против России.

Такой исход можно назвать вполне ожидаемым: киевские политики ни разу с момента государственного переворота 2014 года не давали поводов поверить в свою договороспособность и возможность мирного разрешения российско-украинского противостояния. В то время когда Москва говорила об «украинских партнерах», Киев вещал о российских «оккупантах» и «агрессорах». Воинственная риторика украинских политиков неизменно подкреплялась действиями антироссийской направленности. Следует отметить, что Украина могла лишиться мощностей мариупольского порта еще в разгар войны в Донбассе, но тогда Москва дала Киеву шанс на «исправление».

Осенью 2014 года силы ополчения Новороссии подступили к Мариуполю, дело шло к освобождению города и включению его в состав Донецкой Народной Республики. Но этого так и не произошло: стартовали минские переговоры, инициированные Россией, и по условиям достигнутого соглашения бойцы непризнанной республики вынуждены были отступить.

И вот спустя полтора года Москва уже сама блокирует мариупольский порт, оставшийся под контролем Киева, столкнувшись с абсолютной непримиримостью украинского государства.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments