petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

Categories:

Хранительница «космического изумруда»




Самый крупный осколок ядра Тунгусского метеорита находится не в Государственном геологическом музее имени Вернадского, как можно было бы предположить. И не в Минералогическом музее имени Ферсмана, коллекция которого является одной из лучших не только в России, но и в мире. Этот осколок лежит в стареньком школьном сейфе в небольшом городке Красноярского края. Его владелица – директор школьного музея, учитель истории и руководитель поискового отряда Лидия Коршунова. Корреспондент «Совершенно секретно» встретился с владельцем крупнейшего осколка Тунгусского метеорита стоимостью 3 миллиона долларов.

– Лидия Артёмовна, как к вам попал этот раритет?

– Его нашёл мой муж. Дело было очень давно – в 1979 году. Он обнаружил достаточно большой кратер недалеко от реки Кан и достал оттуда несколько зелёных стекловидных камней. Их там была целая россыпь. До 1996 года, пока мы не переехали в Сибирь, об этих камнях никто не вспоминал. Мы жили на Дону, в Волгоградской области. Когда началась первая чеченская война, наш военный городок собрались эвакуировать. Тогда муж и предложил переехать к нему на родину – в Красноярский край. Как только наша семья оказалась на новом месте, я занялась изучением окружающей природы. Я человек увлекающийся и сидеть без дела не могу. Начиталась академика Ферсмана, узнала, что здесь много пегматитовых жил, в которых находят изумруды. И я поначалу решила, что камни, которые 30 лет спокойно пролежали в аквариуме, – это они и есть. Очень, кстати, обрадовалась…

– И как же выяснилось, что камни не драгоценные?

– Я пошла к красноярским геологам. Они долго рассматривали эти камни и говорят: «Очень похоже на стекло. Но структура совершенно другая. И плотность очень высокая. Надо проводить анализы». Я встречалась со многими учёными, и все они сказали примерно то же самое. В итоге я нашла лабораторию, где сделали спектральный анализ этих образцов. Сравнили его со спектральным анализом обыкновенного бутылочного стекла. Звонят мне и недоумевают: «Похоже на стекло, но состав элементов совершенно другой. В вашем образце в десятки раз больше тяжёлых металлов». Я начала искать нужных специалистов через интернет.

Лидия Коршунова постоянно находит любопытные образцы породы в районе падения Тунгусского метеорита

Мне подсказали, какие ещё нужны анализы. В итоге образцы отправили в Обнинск, а затем в Москву. Оказалось, что в них действительно очень высокое содержание тяжёлых металлов, самородного железа и других «космических маркеров». Образцы определили как осколки метеорита, даже дали нам соответствующий документ. В московском Институте палеонтологии в наших камнях нашли стримергласы – останки примитивных форм жизни, напоминающих морские губки. Подобные организмы – радиолярии – жили на земле миллионы лет назад. Их следы находят в пузырьках тектитов – сгоревших в атмосфере осколков метеоритов.

– Получается, что ваш камень служит косвенным подтверждением теории панспермии – космического происхождения жизни на Земле. Вы сами как к этой теории относитесь?

– Я её сторонница. Думаю, что жизнь зародилась не на Земле, а была занесена сюда из космоса. Я вообще не дарвинист. У меня большие сомнения в том, что обезьяна может эволюционировать до человека. Скорее уж мы деградируем до шимпанзе…

– А благодаря чему вы решили, что камни, которые вы нашли, – это осколки именно Тунгусского метеорита, а не какого-нибудь другого?

– Я показывала образец Евгению Валентиновичу Дмитриеву, специалисту по метеоритам, с которым мы впоследствии не раз бывали на месте Тунгусской катастрофы. Он, кстати, один из создателей станции «Мир» и ракет «Протон». Так вот, Евгений Валентинович сравнил анализы тектитов, взятых в районе падения Тунгусского метеорита, и наших камней. Совпадение было почти полным. Кстати, он и дал название нашему минералу – «канскит», в честь реки Кан, где он был найден. Я связывалась практически со всеми учёными, которые работали в районе падения Тунгусского метеорита. Это позволило сделать вывод о том, что наш камень – это либо осколок Тунгусского метеорита, либо его орбитальный попутчик.

– А купить этот камень вам предлагали? Он ведь оказался крупнейшим из найденных осколков Тунгусского метеорита, по крайней мере, пока…

– Да, предлагали один раз. Это было около 5 лет назад, тогда мы только-только начинали исследовать наш образец. В то время в зоне падения метеорита, на озере Чеко работали итальянские учёные. И однажды мы получили письмо из Италии, в котором мне предложили продать осколок за 3 миллиона долларов. Мы с директором школы вместе прочли это письмо и решили, что это шутка. На тот момент у нас даже документов не было, которые подтверждали бы, что это действительно метеоритный осколок. Были только догадки, а их, как говорится, к делу не пришьёшь…

– И больше предложений не было?

– Пока нет. Но после того раза директор школы убрала камень в сейф, где он сейчас и хранится. Когда в нашем школьном музее проводятся выставки, посвящённые Тунгусскому метеориту, мы его достаём и включаем в экспозицию. Помимо этого камня, у нас много тектитовых шлаков, пемз. Каждый год мы собираем новые образцы, география этих находок позволяет составить представление о дальности разлёта осколков метеорита. У нас есть коллекция тектитов со всей страны – благодаря тому, что мы дарим какие-то образцы другим музеям, а они дарят образцы нам. Можно сказать, что мы создали музей тектитов – возможно, единственный в мире.

– А крупные московские музеи не просили передать осколок им?

– Мы им подарили несколько камней, только помельче. Себе оставили только самый крупный. Непонятно, кому его передавать. Сейчас даже Академия наук подвергается реорганизации, метеоритами в стране практически никто не занимается… Кроме того, я считаю, что этот осколок – достояние нашего региона. Тунгусский метеорит – наш, красноярский бренд, и будет логично, если и крупнейший его осколок останется в Красноярском крае.

– Простите за нескромный вопрос, но ваша семья не настаивает на том, что осколок надо продать? Деньги ведь никогда лишними не бывают…

– Естественно, настаивает. Они ведь нормальные люди, в отличие от меня. Но я пока не хочу его продавать. Нужно продолжать исследования
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments