petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

ВЛАДИВОСТОК - КАК ЯРКИЙ ПРИМЕР РОССИЙСКОЙ КОРРУПЦИИ



Мэры города Владивостока

Виктор Черепков:
- 1994 - уголовное дело о взятке, закрыто.
- 1994 - отстранен от должности
- 1996 - восстановлен в должности
- 1998 - отстранен от должности
- 1999 - избран депутатом областной думы
- 1999 - суд признал избрание незаконным
- 2007 - удостоин звания "Почетный гражданин Владивостока"

Юрий Копылов:
- 2000 - избран мэром
- 2007 - приговорен к 4 годам условно за превышение служебных полномочий
- 2008 - приговорен к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года за злоупотребление служебными полномочиями
- 2009-2010 гг. - обе судимости сняты

Владимир Николаев:
- 1999 - уголовное дело за угрозу убийством. Амнистирован и освобожден в зале суда.
- 2004 - избран мэром
- 2007 - уголовное дело о злоупотреблении должностными полномочиями, приговорен к 4,5 годам условно. Выехал из страны, находился в розыске.
- 2012 - оправдан

Игорь Пушкарев:
- 2008 - избран мэром
- 2016 - задержан и этапирован в Москву по обвинению в коммерческом подкупе и злоупотреблении должностными полномочиями, повлекшими тяжкие злоупотребления.

Арест мэра Владивостока Игоря Пушкарева вновь привлек внимание к проблемам теряющего население Дальнего Востока. Оба предшественника Пушкарева - Юрий Копылов и Игорь Николаев по кличке "Винни-Пух" также побывали под следствием и судом, причем Николаев давно уже не живет в России.

Далекому краю явно не принесли благосостояния инвестиции перед саммитом АТЭС 2012 года. Богатейшие регионы ДВО стагнируют, коррупция остается нормой и способом жизни, а рядом процветает соседний Китай.

Проблемы дальневосточных территорий обсудили бывший мэр Владивостока и экс-депутат Госдумы России, почетный гражданин Владивостока Виктор Черепков, депутат Госдумы России от Хабаровска журналист Борис Резник ("Единая Россия"), политолог Михаил Тульский, доктор географических наук Наталья Зубаревич.

Ведет передачу Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Сегодня в нашей московской студии бывший мэр Владивостока и депутат Государственной Думы Виктор Черепков, депутат Государственной Думы России, Хабаровский край, Борис Резник, фракция «Единая Россия». С нами по Скайпу будет Михаил Тульский, политолог. И в эфире у нас прозвучит интервью профессора Натальи Зубаревич.

Арест мэра Владивостока Игоря Пушкарева вновь привлек внимание к проблемам Дальнего Востока. Напомню, что и оба предшественника Пушкарева, Юрий Копылов и Игорь Николаев по кличке «Винни-Пух», так же побывали под следствием и судом. Мы попробуем сначала разобраться, что же происходит в столице Приморья, рассмотрим разнообразные версии. Виктор Иванович, хотелось бы узнать вашу версию этих ярких событий.



Виктор Черепков: Если во власть идут с большим количеством денег, вбрасываемых для того, чтобы купить свое место, с огромным административным ресурсом, в том числе информационным ресурсом, то все, кто идет через деньги, они должны эти деньги отработать. Но если идет предприниматель, он обязательно свой ресурс как предприниматель, делает власть для своего бизнеса.

Еще в Государственной Думе был Ищенко от ЛДПР, потом его вывел Жириновский за то, что он проголосовал за импичмент Борису Николаевичу Ельцину. Он выдвигал свою кандидатуру мэром Волгограда, советовался со мной. Я ему говорю: «Не иди, ты попадешь в тюрьму». «Виктор Иванович, я вложил столько». Потому что если идет предприниматель, то все, что он имеет в административном ресурсе, он будет делать для того, чтобы власть сделать инструментом своего бизнеса. И через год он сел в тюрьму.

Михаил Соколов: Но ненадолго.

Виктор Черепков: Но он потом лишился всего. Он отсидел год или полтора, вышел по УДО.

После "выноса теле Черепкова" из мэрии с помощью ОМОНа, а я до сих пор являюсь законным мэром Владивостока, потому что никто меня не снял, начиная с 1998 года, меня выбрасывали 13 раз, дважды указами президента. Я единственный, кто в России выиграл суд у президента, он вынужден был отменить, и я вновь стал мэром.

Михаил Соколов: Какие были времена интересные.

Виктор Черепков: Да, это была коррида. И до сих пор в народе зовут «неваляшкой», в Кремле «политическим каскадером», я и в этом возрасте продолжаю каскадерские, но не отступаю.

Я сказал: до тех пор, пока команду Черепкова не возвратят, все мэры Владивостока, которые идут с целью своего обогащения, заканчивать будут тюрьмой. Все, Копылов, Николаев, Пушкарев, казалось бы, разные люди, все сели на скамью подсудимых, а из бандитской среды Николаев до сих пор в бегах, а его сестра сегодня возглавляет...

Михаил Соколов:... Комитет в Законодательном собрании края, по-моему.

Виктор Черепков: Да, и она же представляет «Единую Россию». Я не понимаю, зачем этой партии вот этот криминал, зачем они его берут?

Михаил Соколов: Сейчас мы Бориса Резника спросим: зачем вам такие люди? За Пушкарева не отвечаете? За «Винни-Пуха» не отвечаете?

Борис Резник: Во-первых, я не могу не высказать восторга по поводу пассажа Виктора Ивановича, «наивность милая нетронутой души». Он себя с 1996 году числит мэром Владивостока. Виктор Иванович, хорошо, здорово, молодец.

Виктор Черепков: Я даже в Думе три месяца не получал зарплату, потому что говорили — мэр.

Борис Резник: Теперь, что касается Игоря Пушкарева, я его давно знаю, он был у нас депутатом.

Михаил Соколов: В Совете федерации был, по-моему.

Борис Резник: Потом он был в Совете федерации, до этого был депутатом Государственной Думы. Мы здесь в Москве встречались и общались. Это извечный и неизбежный конфликт интересов, я согласен с Виктором Ивановичем, когда у человека бизнес крутой и огромный, в него «Востокцемент» - это цементные заводы, которые кормят все стройки Дальнего Востока, даже они отправляли цемент за рубеж и так далее. Чисто формально Пушкарев из этого бизнеса вроде как ушел, оставил родственникам. Когда получил власть, он получил вместе с властью возможность использовать власть для того, чтобы расширять и преумножать свой бизнес, чем он и занимался, чем занимаются сегодня практически все властные деятели, которые имеют или имели свой бизнес, либо опосредованно через родственников.

Согласен с Виктором Ивановичем, когда люди приходят в Думу из бизнеса, как правило, за редким исключением, они продолжают работать на свой бизнес. Поэтому должны быть либо политики, либо люди, которые бизнесом не обременены.

Виктор Черепков: Правозащитники.

Михаил Соколов: Разные профессиональные политики. Конкретно, вы человек владивостокский, что случилось — это ссора с губернатором? Там же были праймериз.

Виктор Черепков: Абсолютно нет. Более того, когда были выборы в 2013 году, моя была кандидатура, или Пушкарев, или я. Миклушевский сделал ставку именно на Пушкарева. Это не заказ губернатора Миклушевского, он бы давным-давно его заказал. В течение двух лет во все органы правоохранительные, надзорные, ФСБ, полицию, Следственный комитет, прокуратуру я предоставлял материалы по Пушкареву.

Михаил Соколов: Что он делал? Он сам себе давал фактически подряды, получается?

Виктор Черепков: Абсолютно. Два брата Пушкарева монополисты всей цементной системы Дальнего Востока, у них все щебеночные заводы. Он все заказы для своих родненьких, все деньги безо всякого конкурса формально передают им или другим, потому что одним и тем же нельзя. Но самое главное, они самый бросовый цемент поставлялию И все, что на саммите АТЭС было сделано из их цемента, уже рассыпается. Каждый год меняют бордюры.

Михаил Соколов: И в Москве меняют бордюры, смотрите, что творится.

Виктор Черепков: Да, надо закопать эти деньги и каждый год - в эти бордюры, а не тратить на социальные программы для населения, потому что им нужен фронт работ, и они используют это.

Почему как инструмент силовые структуры не действует в отношении местной власти? Со времен еще Наздратенко и прокурора Василенко, который крышевал всю эту систему, в том числе и бывший руководитель ФСБ Кондратов — это была одна система, один спрут, и он остался. И самое главное, этих силовиков, эта вся коррупционная система ставит их. Когда уходят силовики в запас, они идут в бизнес или же заместителями "криминальной системы Даркина". 12 лет ему в аренду и всей его системе из бандитской системы был сдан Приморский край. Теперь во главе вроде Миклушевский, интеллигентный человек, но это просто ширма.

Михаил Соколов: Я не понимаю, а как же тогда Пушкарева, если все там схвачено, взяли, увезли в Москву, и сейчас мы с вами сидим в студии, а в это время суд идет — злоупотребление должностными полномочиями, коммерческий подкуп. Там то ли до 7, то ли до 10 лет тюрьмы можно человеку накрутить.

Виктор Черепков: И даже еще больше.

Михаил Соколов: Как же так, если такая система, а власть вдруг им занялась?

Виктор Черепков: Власть занялась Пушкаревым не местная, а федеральная, потому что уже дальше некуда. В том числе материалы, которые я давал туда.

Михаил Соколов: "Святые люди" из Москвы вмешались в это дело. Михаил, как вы видите эту ситуацию?

Михаил Тульский: Я думаю, что если посмотреть на биографию того же Пушкарева, то в июне 2001 года Дарькин стал губернатором, после этого в декабре 2001 Пушкарев впервые становится депутатом Заксобрания Приморского края, а с июня 2002-го он становится вице-спикером Приморского края. То есть явно видно, что Дарькин приходит на пост губернатора и его какие-то друзья тут же становятся вице-спикерами Заксобрания.

Потом в 2008 году опять же при Дарькине Пушкарев становится мэром уже Владивостока, столицы Приморского края. А дальше Дарькин в 2012 году отправляется в отставку. Понятно, что Миклушевский не мог сразу найти нового кандидата за один год, тем более опасался, что если будет выдвинут какой-то третий кандидат против действующего мэра, кандидат от губернатора, который будет против действующего мэра, то в этой ситуации могут быть шансы у того же Черепкова.

Мы помним, чем кончилось в 2001 году такое выдвижение, когда полпредство было против Наздратенко, выдвигало Апанасенко, Апанасенко с треском провалился. Поэтому, я думаю, Миклушевский просто поддержал действующего мэра дарькинского, чтобы обеспечить стабильность. А теперь, когда он нашел может быть какую-то замену Пушкареву, собственно Пушкарева и убирают. Вполне нормальная ситуация, когда губернатор приходит и постепенно ставит своих людей, новый губернатор убирает дарькинских и ставит своих.

Михаил Соколов: У вас в Хабаровском крае тоже все изменилось после того, как ушел губернатор Ишаев, всех мэров переставили?

Борис Резник: Грустная сейчас довольно-таки ситуация: 9 уголовных дел против высших чиновников краевых. Можно говорить о коррупционности всего правительства Хабаровского края, когда министров, вице-премьеров правительства привлекают к уголовной ответственности за коррупционные дела.

Причем в их ряду такое совершенно дикое дело, когда выбили миллиард, я в этом тоже участвовал, писал письма, миллиард дали для того, чтобы построить более 500 квартир для детей-сирот. 119 квартир построили, построили ужасные квартиры, я вчера получил письмо, там все сыпется, валится, они страдали до того и сейчас, эти ребята. Остальные деньги разворовали. Возбудили уголовное дело против бывшего министра и так далее, но денег-то нет. Власть должна была как-то следить за этим — это же святые деньги, их нельзя по ветру пускать, как принято у нас нынче. Вице-мэр Хабаровска — уголовное дело, вице-мэр Комсомольска — уголовное дело, по территориям если посмотреть, полно тоже уголовных дел.

Молодцы прокуратура и краевая, и дальневосточная, представительство Генеральной прокуратуры, они жестко работают. Работают все правоохранители нормально сегодня против коррупции.

Но власть сама ничего не предпринимает. Откуда они таких набирают? Только садится в кресло и буквально через некоторое время воровское какое-то сообщество возникает, всякие криминальные дела.

Михаил Соколов: Значит это какой-то системный дефект, если это все повторяется и во Владивостоке, и в Хабаровске. Что делать? Вы правящую партию представляете, значит вам надо что-то менять в системе, а вы все запретами, запретами.

Борис Резник: Я участвовал в "праймериз", навлек на себя гнев правящей верхушки, потому что я везде на дебатах, на встречах обо всем этом говорил открыто.

Михаил Соколов: Говорили, что воруют?

Борис Резник: Воруют. Я никогда не спрашивал, идти мне на выборы, не идти мне на выборы, в результате колоссальный вброс, бессовестный совершенно, наглый. Тем не менее, я могу пойти как независимый кандидат, что, наверное, я и сделаю, либо несколько политических партий, которые не очень разнятся с «Единой Россией» по своим подходам, они у меня отторжения не вызывают. Я сейчас подумаю.

Михаил Соколов: Получилось так, что вы повыступали, поразоблачали безобразия все и теперь у вас места в списке нет, партия «Единая Россия» вас выдвигать не хочет?

Виктор Черепков: Он опасен своей жизненной позицией с этими ребятами, потому что он поднимает и поднимал, мы хорошо знаем, мы были независимыми депутатами, потом я сказал — я остаюсь с обманутым народом, а они вошли во фракцию "Единой России". И это правильно, надо войти и изнутри действовать.

Михаил Соколов: Прямо как в КПСС, войти и улучшить? Я помню, входили и ничего не улучшали, не получалось.

Виктор Черепков: Чтобы мафию уничтожить, надо ее возглавить. Он все равно, как и я, инородное тело в этой системе. Помните Райкина, он говорил: а может быть в консерватории что-то поправить?

Так в этой консерватории, в системе отбора этих людей, где заранее заложена система, позволяющая коррупционерам за деньги входить во власть для того, чтобы использовать власть для собственного обогащения.

Михаил Соколов: Но так это же Путин все так организовал. Во главе страны Путин, во главе правящей партии - премьер-министр Медведев, вот они эту систему организовали. Иногда самых зарвавшихся жуликов они убирают.

Виктор Черепков: Я бы сказал, что это не так. У нас четыре партии приватизировали Государственную Думу и 25 лет бла-бла-бла. Все законы, которые принимают, мы говорим на «Единую Россию», на Медведева, на Путина, но Государственная дума, когда были одномандатники изгнаны, 450 мандатов, которые продаются. Вы знаете, самые дешевые — это $3 миллиона...

Борис Резник: Я четыре раза избирался и без копейки. Не надо обобщать. Не надо походя порочить Путина всуе, Медведева. Дело в том, смотрите, сколько нынче посадок.

Михаил Соколов: До определенного уровня, арестованы три губернатора.

Борис Резник: Когда есть поводы, возбуждают уголовные дела.

Михаил Соколов: Михаил, что скажете о нынешней путинской системе? За последнее время попали под суд и в тюрьму три губернатора, мэров бессчетно. Это процесс очищения власти или процесс вычищения тех, кто неправильно колеблется в этой власти?

Михаил Тульский: И тех, кто неправильно колеблется, а так же тех, кто просто неугоден данному начальнику, данному, допустим, губернатору неугоден какой-то мэр даже не потому, что этот мэр чем-то плох или хорошо, а просто у губернатора есть свой кандидат на эту должность.

Борис Резник: Это примитивный взгляд господина политолога. Правоохранители отнюдь не спрашивают разрешения у губернаторов, возбуждать уголовное дело против мэра или не возбуждать.

Михаил Соколов: А у кого они спрашивают?

Борис Резник: Они смотрят, есть ли состав преступления. По мелочам закрывают глаза, конечно, на многие факты, а их, если собрать до кучи, очень много бывает. Но бывают точки невозврата, когда уже переступают закон настолько, что не возбудить уголовное дело нельзя.

Сегодня работают оперативные службы, под приглядом очень тщательным правоохранителей находятся в том числе, если раньше они были неприкасаемые, губернаторы и мэры, то сегодня про каждого мэра, про каждого губернатора много чего известно.



Михаил Соколов: Михаил, а вы как смотрите на эту раздачу земли на Дальнем Востоке? Это может быть предвыборная какая-то акция?

Михаил Тульский: Это, конечно, однозначно предвыборная пиаровская акция, и вообще она никакого значения не имеет и ничего от этого не изменится. Важно другое.

Во-первых, говорили о прикасаемых и неприкасаемых. Очевидно, что за все последние десятилетия ни против, например, ни одного федерального министра не было возбуждено уголовного дела, против действующего министра, ни против ни одного действующего губернатора не было возбуждено уголовного дела. Все 3 губернатора, которых вы вспоминали — это бывшие губернаторы. Ни одного действующего никто не трогает. Может быть, один-единственный случай сахалинский. И от мы понимаем, что в Сахалине конфликт «Газпрома» с «Роснефтью», поэтому губернатор был ближе к одной из путинских монополий, его сожрала другая путинская монополия. Нет ни одного уголовного дела против высокопоставленного чиновника Администрации президента России.

Почему говорят, что в бюджете нет денег? Потому что все деньги ушли на военные расходы. Сейчас у нас 4 триллиона в год военных расходов — это фактически в четыре раза больше, чем было пять лет назад. Путин ведет войну и в Украине каждый день, пролетает там 100-200 путинских мин ежедневно, и десятки из минометов, и десятки гранат из гранатометов пролетает ежедневно в Украине.

Путин продолжает войну в Сирии, которую он начал не в 2015 году, а в 2011 году, путинские самолеты летали и бомбили Сирию, превращали ее в руины, поэтому столько беженцев теперь в том числе в Европе. Путин ведет войну в Йемене — эту войну тоже организовал Путин точно так же, то есть он ее ведет точно так же тайно, как в Украине, точно так же, как он тайно вел с 2011 по 2015 год в Сирии, но это те же путинские военные организуют эти войны. Вот на это все идет 4 триллиона.

Кроме этого еще так называемая торговля оружием, которая не торговля, а бесплатно раздается всяким странам-даунам российское оружие - это порядка триллиона бесплатных кредитов так называемых. Кредиты дают ВТБ, ВЭБ и так далее, которые потом оказываются в убытках и просят докапитализацию. То есть 4 триллиона военных расходов, еще триллион на так называемую торговлю оружием, на самом деле на раздачу российского оружия бесплатно и еще триллион примерно в год уходит на финансирование примерно 200 различных фашистских, коммунистических, сепаратистских, исламистских партий и движений по всему миру, то есть всех деструктивных, всех подрывных сил по всему миру.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments