petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

В Дагестане откроют детдом для детей убитых боевиков и силовиков. Зачем?




В 2017 году в Дагестане планируют открыть первый в России специализированный интернат — в нем вместе будут жить и учиться дети убитых боевиков и погибших сотрудников правоохранительных органов. Учебное заведение откроется при участии руководства республики и муфтията Дагестана. О том, что в республике появится новый интернат, стало известно еще летом, но широкое обсуждение того, насколько правильно объединять детей боевиков и силовиков, началось только в декабре. «Медуза» узнала, зачем понадобилось открывать необычный детский дом и к чему это может привести.

Интернат займет здание бывшей мусульманской духовной школы «медресе имени шейха Абу-Усама» в селе Новосаситли Хасавюртовского района республики. Она была закрыта в августе 2013-го — формально из-за отсутствия лицензии на осуществление образовательной деятельности. На самом деле, говорит «Медузе» журналист издания «Кавказ. Реалии» Рамазан Абакаров, там с 2012 года обучались дети салафитов (салафиты исповедуют ультраконсервативный ислам, «Медуза» уже рассказывала о том, как их преследуют). «Кавказ. Реалии» уточняет, что здание школы «было построено при активном участии проповедника Абу Умара, который в настоящий момент разыскивается по обвинению в содействии терроризму».

По словам Расула Гаджиева — заместителя председателя Комитета по свободе совести, взаимодействию с религиозными организациями Республики Дагестан (он курирует проект создания интерната), в последнее время здание школы находилось в ведении муфтията Республики Дагестан. «Сейчас завершается процесс передачи здания в собственность государства, после чего интернат и начнет работу», — рассказал «Медузе» Гаджиев.

В Дагестане ежегодно убивают больше ста участников незаконных вооруженных формирований. В 2014 году были убиты около 150 человек, в 2015-м силовики отчитались о ста убитых. По данным республиканской прокуратуры, только в 2016 году здесь погибли 19 полицейских.

По словам Гаджиева, интернат задумывался именно как место, где могут обучаться вместе дети убитых боевиков и сотрудников спецслужб. «Это делается для того, чтобы с малых лет они воспитывались вместе, тогда и во взрослом возрасте никаких обид друг к другу у них не останется», — сказал Гаджиев.

Чиновник уточняет, что создание интерната является «одной из форм профилактики экстремизма и терроризма». «Практика показывает, что дети убитых боевиков больше других рискуют попасть под влияние экстремистской идеологии», — добавляет Гаджиев.

По информации «Российской газеты», в Дагестане у детей из семей боевиков возникают сложности с тем, чтобы записаться в детский сад и школу, именно поэтому создание специализированного интерната существенно упростит им жизнь. Впрочем, Расул Гаджиев с этим не согласен: «Это наши дети, дети наших братьев и сестер. Никого в Дагестане мы не отделяем».

Планируется, что в программу интерната войдут стандартные общеобразовательные предметы, но главный упор будет сделан на воспитательный процесс. По словам Гаджиева, в создании специальной программы будут принимать участие и психологи: «Не знаю, будут ли детям напоминать о том, кем были их родители, знаю, что их точно будут готовить к реальной жизни», — сказал чиновник. Что касается религиозного воспитания, то, по словам Гаджиева, оно будет реализовываться в рамках общей программы — и участвовать в нем будут как представители муфтията, так и «представители православной епархии и других конфессий».

«Принимать туда будут и полных сирот, и тех детей, у кого осталась одна мать, но только на добровольной основе», — уточнил Гаджиев.

В муфтияте республики «Медузе» сказали, что пока не знают, как именно будут участвовать в жизни интерната, но готовы оказать содействие в «духовно-нравственном воспитании этих детей».

Пресс-секретарь религиозной организации Адиль Ибрагимов также рассказал, что представители муфтията активно работают с родственниками детей, чьи родители погибли: «Мы пристыжаем их, если они не хотят воспитывать этих детей, и в последние годы эта работа идет успешно. Детей-сирот, которых сдают в детдома, стало меньше». На вопрос «Медузы», зачем тогда создавать еще один интернат, Ибрагимов ответить затруднился.

У идеи есть и противники. Председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов назвал создание специализированного интерната «странным и абсолютно ненормальным». Орлов так комментирует идею воспитывать детей убитых милиционеров с детьми убитых боевиков вместе: «И те и другие перенесли психологическую травму, нельзя без конца воспроизводить им эту травму. По-моему, это очень негуманно. <…> В детских домах социализироваться и адаптироваться должны одинаково любые осиротевшие, потерявшие родителей, лишившиеся родственников дети».

«Миной замедленного действия» назвал создание специализированного интерната советник главы Республики Дагестан Камиль Ланда. Он рассказал «Медузе», что о создании такого заведения сам узнал от журналистов. «Нельзя отделять детей боевиков от всех остальных — это будет способствовать отчуждению людей друг от друга», — говорит он. По словам Ланды, если этот интернат будет получать большое финансирование, это даст повод говорить о том, что дети боевиков живут лучше, чем обычные сироты; если же финансирование будет на среднем уровне — критиковать будут то, что они живут в ужасных условиях.

Советник главы Дагестана рассказал «Медузе», что подобный эксперимент уже проводили в Ингушетии: там, по его словам, в 2015 году был организован летний лагерь, в котором на протяжении трех месяцев отдыхали дети убитых боевиков и силовиков. «За неделю до конца смены их собрали вместе и сказали им, кто чей ребенок, чтобы посмотреть, проявится ли у них агрессия по отношению друг к другу. Но тот опыт был положительным, никто не изменил своего отношения», — рассуждает Ланда.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments