petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

Польша: Терпеть фашизм назло России


На Украине в последнее время растет волна актов вандализма по отношению к памятникам полякам, погибшим в годы войны от рук немецких оккупантов и их украинских пособников. Нарисованные на монументах свастики и символы «SS», нецензурные надписи и даже подрыв одного из них — все это будоражит поляков, хотя официальная пропаганда старается обходить молчанием эти инциденты. В то же время Варшава, несмотря на такие оплеухи, продолжает политику «дружбы и солидарности» с киевскими властями. Сейчас это заигрывание особенно контрастирует с курсом «вставания с колен», который во внешней политике Польши реализует правящая национал-консервативная партия «Право и справедливость», успевшая серьезно обострить отношения с главными партнерами по Евросоюзу, прежде всего с Берлином и Парижем.

Новый год для польских памятников на Украине начался тревожно: в ночь с 8 на 9 января прогремел взрыв под памятником жертвам украинских зверств в Хуте Пеняцкой. Своеобразное в этих краях понимание рождественского милосердия. Одну из уцелевших стел с фамилиями погибших вандалы покрасили желто-голубыми цветами украинского флага, а другую — красно-черными цветами флага УПА, а под таким символическим флагом коротко, но ёмко написали «SS».

Хута Пеняцкая — это теперь уже несуществующая польская деревня в районе города Броды в Львовской области. 28 февраля 1944 года украинцы из дивизии SS-Galizien вместе с местными бандеровцами зверски истребили около 850 жителей этой деревни, а их дома разграбили и сожгли. Варварство украинцев по отношению к жителям этой местности было характерно для Волынской резни: к примеру, около 40 человек они заживо сожгли в одной из житниц, найденного младенца убили, разбивая его голову о стену, застрелили беременную польку, а пойманного командира польского местного ополчения облили бензином и подожгли.

К февральской годовщине трагедии в Хуте Пеняцкой памятник удалось восстановить, но современные наследники Бандеры с его существованием не смирились. В марте они провели очередное нападение на мемориал и очень обширно представили свои чувства к погибшим и к полякам вообще: на памятнике появилась и свастика, и знак «SS», и красно-черный бандеровский флаг, а также лозунги «Смерть ляхам [полякам]!» и «Вон из Украины [с нецензурной концовкой]».

Памятник, установленный в 2005 году за счет польского бюджета, с самого начала переживал бурную судьбу. В частности, в течение двух лет украинская сторона не позволяла указать на нем дату трагедии, которая хотя бы косвенно указывала на её виновников. Украинские националисты в предверии подготовки торжеств по случаю 65-ой годовщины трагедии в 2009 году требовали сноса монумента, а польская администрация — в рамках «политкорректности» по отношению к «дружественной» Украине — отказалась заплатить за проезд на торжества четырем уроженцам деревни, которым чудом удалось пережить бойню. Наперекор этой «политкорректности» пошел лишь тогдашний президент Польши Лех Качиньский, который согласился стать почетным патроном торжеств и лично принял в них участие. Группа, состоящая из более 100 необандеровцев, пыталась своей крикливой манифестацией сорвать эти мероприятия.

Мартовское осквернение польских памятников на Украине имело характер скоординированной акции: одновременно с мемориалом в Хуте Пеняцкой пострадали другие места памяти погибших во времена войны.

В Подкамене (Львовская область) объектом атаки вандалов стало мемориальное кладбище поляков — 600 мирных жителей этого городка, погибших от рук головорезов УПА и украинской добровольческой дивизии SS-Galizien в 1944 году, также во время Волынской резни. Нагробные плиты были облиты красной краской, зажигаемые по польской традиции на могилах свечи памяти были растоптаны, а на установленном в 2011 году и оплаченном польским правительством памятнике в форме креста появилась свастика и надпись «Смерть ляхам!». Этот акт вандализма произошел в канун 73-ей годовщины резни жителей местности и разграбления монастыря, в котором они спрятались и пытались отразить атаку бандеровцев.

В самом Львове краской был вымазан известный памятник польским профессорам довоенного Львова — представителям интеллигенции (научным работникам университета и политехнического института, врачам), расстрелянным немцами после захвата города в июле 1941 года вместе с некоторыми членами их семей и иногда даже с прислугой (в сумме в рамках этой операции гитлеровцы убили 45 человек).

Как на такую концентрацию антипольских выходок отреагировал официальный Киев? Традиционно: во всех смертных грехах его представители обвиняли… Москву. Некоторые из них лишь очень прозрачно намекали на то, что осквернение памятников — это «провокация третьей силы», другие — в частности, вице-премьер Вячеслав Кириленко (кстати, занимающийся гуманитарными вопросами и культурой) — говорили открытым текстом, что ответственность за эти акты вандализма несет «путинская империя».

Здравомыслящим полякам трудно принять «логику» украинских властей — особенно если учесть, что параллельно с осквернением польских памятников необандеровцы провели свои демонстративные атаки и на польские дипломатические представительства. Во Львове они забросали бутылками с краской польское консульство, а на его ограде написали «Наша земля»; в Киеве на заборе посольства Польши развесили портреты Степана Бандеры и его соратников с подписью «Наша страна — наши герои». При этом авторы протеста в Киеве, члены экстремистской организации «Черный комитет» (напомним: охотно атакующей главный офис «Сбербанка России» в Киеве или блокирующей отправку гуманитарных грузов в Донбасс), не только не скрывались, наоборот — хотели пропагандировать свои взгляды и своих «героев».

Поэтому наиболее красноречивой реакцией на попытки Киева найти в этой истории «руку Москвы» был сарказм одного из известных польских публицистов, который подытожил ее коротко: «Действительно, ночью поблизости памятников видели Путина с банкой краски».

С другой стороны официальная Варшава принимает слова представителей киевских властей без тени критицизма, абсолютно всерьез. К примеру, министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский после встречи со своим украинским коллегой Павлом Климкиным заявил: «Мы будем совместно пытаться предотвращать такие инциденты там, где это будет возможно. Может быть, мы совместно будем создавать какую-то систему мониторинга, чтобы не доводить до инцидентов, которые произошли в последнее время, а были результатом или вандализма, или — может быть — политической провокации». Значительно более важным вопросом для главы польской дипломатии оказалась не защита мест памяти близких сердцу каждого поляка, а — традиционно — защита Украины от «агрессивной» России. «Еще раз призываем Россию прекратить агрессию против Украины и возвратить захваченные земли», — громогласил польский министр.

Многих поляков осквернение памятников на Украине, как и реакция польских властей по принципу «ничего страшного не произошло, это просто провокация вредных сил извне», возмущает — особенно в связи с массовым допуском украинцев к рынку труда в Польше. В стране, даже по официальным оценкам, только легально работает до миллиона граждан Украины.

В этой ситуации каждый негативный импульс может привести к росту напряженности в польско-украинских отношениях. К примеру, на волну вандализма на Украине сейчас наложилась история одного из заводов на востоке Польши, руководство которого заявило рабочим: «Если не согласитесь на наши [читай: нищенские] ставки, мы наймем на работу украинцев».

После того, как в дело включились СМИ, в последнюю субботу, 18 марта, начались демонстрации против бесконтрольного притока украинцев в Польшу. Однако, несмотря ни на что, пока не видно, чтобы официальная Варшава планировала в своих отношениях с Киевом «встать с колен» и покончить с политикой заигрывания, которую в течение последних лет ведет, прощая все афронты украинских властей — прощая назло России.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments