petroleroii (petroleroii) wrote,
petroleroii
petroleroii

Times: у Запада сила, а у России — лишь пропаганда


Сейчас многие на Западе поддаются нео-шпенглеровскому унынию и обвиняют политиков в том, что они безрассудно растратили «славную победу» в холодной войне, поэтому теперь, даже если ядерная война не уничтожит всю планету в ближайшем будущем, то выжившим уготована участь стать «рабами гегемонии Китая», пишет Эдвард Лукас в статье для The Times. Однако достаточно вспомнить историю и сравнить мрачный период разгара холодной войны с сегодняшней ситуацией, чтобы понять, что в то время мир был гораздо ближе к ядерной катастрофе, чем сегодня. Влияние Кремля кажется значительным за счёт «умелой пропаганды», уверен автор — а в действительности путинская Россия с её ослабленной экономикой, и тем более Северная Корея не сравнятся по своей мощи с былой советской угрозой. В то время как Америка при Трампе вновь заняла твёрдую позицию и продолжает выполнять роль «гаранта безопасности» и спокойствия во всём мире, подчёркивается в статье.
Сегодня мы зачастую недооцениваем, насколько рискованным был период холодной войны в смысле вероятности ядерного конфликта: во время международных кризисов вокруг Кубы и Западного Берлина, а также в другие напряженные моменты, спровоцированные ошибками и недопониманием, СССР и США стояли на грани взаимного уничтожения, отмечает The Times. Из эпохи холодной войны мы должны помнить не только ее «воодушевляющий романтический конец» с падением Берлинской стены и «бархатной революцией» в Восточной Европе — нельзя также забывать о ее пугающем начале и мрачном продолжении, когда в период с 1945 по 1989 годы Запад в основном терпел поражения, считает автор: «Изнутри советская империя казалась неуязвимой. Она с легкостью подавила антикоммунистические восстания в Восточной Германии в 1953 году, в Венгрии в 1956 году и в Чехословакии в 1968 году. Диссидентское движение имело некое символическое значение, однако оно не могло бросить серьезный вызов режиму».

Во внешней политике Кремль придерживался «неуклонно экспансионистской стратегии», и противостояние «красной волне» по всему миру требовало от Запада умения договариваться с жестокими диктаторами, говорится в статье: «Тогда нашим приоритетом было выживание, а не высокие нравственные ценности. Многие на нашей стороне сомневались в том, что мы заслуживали то место, которое мы занимали. Плановая экономика, если верить той статистике, казалась гораздо более совершенной моделью по сравнению с беспорядочностью и политикой краткосрочных выгод капитализма свободной конкуренции. Заявления Запада о необходимости защищать права человека звучали неубедительно, учитывая список наших союзников — пятна на репутации коммунизма ничем не отличались от пятен на репутации западного империализма. А президент Никсон вызывал столько же недоверия, сколько его вызывает Дональд Трамп».


По сравнению с драматическими моментами той поры сегодняшние проблемы кажутся не такими уж острыми, уверен автор. Да, многим на Западе сейчас кажется, что «американская звезда закатилась», и что вместо «универсальных ценностей свободы и демократии» администрация Дональда Трампа источает грубый и жадный национализм. Западная политико-экономическая и социальная модель уже не выглядит неотразимо привлекательной на фоне тяжёлых последствий финансового кризиса, катастрофических войн на Ближнем Востоке и волны неконтролируемой миграции.

Создаётся также впечатление, что традиционные противники стали «более умными и пугающими», отмечается в статье: влияние Кремля снова растёт «благодаря умелой пропаганде и искусным интернет-схемам», которым на Западе отчаянно пытаются противостоять, а северокорейский «гибридный феодально-сталинистский режим» вот-вот станет ядерной державой, и всё это вызывает в аналитических кругах волну уныния. Но ведь Северная Корея досаждала всем американским президентам со времён Клинтона, и в то же время её никак нельзя назвать идеологическим или военным соперником США, сравнимым по своей мощи с Советским Союзом. И, если уж на то пошло, путинской России с её «ослабленной экономикой» до этого тоже сейчас далеко, подчёркивает The Times.

Заявления о конце эпохи американского лидерства в мире тоже являются преувеличением, считает автор. По его мнению, сделав несколько резких шагов, внушивших многим тревогу, Трамп вернулся к той внешнеполитической стратегии, которой руководствовались его предшественники: «Подобно тому, как Барак Обама на собственном опыте убедился в ограниченности гиперрационального подхода и отстранённости, новый президент США сейчас приходит к пониманию того, что далеко не все мировые проблемы можно решить посредством жесткости». Тактика «балансирования на грани допустимого» хорошо срабатывала для Трампа раньше в мире недвижимости, где самыми серьёзными проблемами могли быть просроченные кредиты или провал какого-то отдельного проекта. Однако подобная тактика в гораздо меньшей степени применима к международным отношениям, особенно если вы имеете дело с нервными и хорошо вооруженными режимами, такими как Пхеньян, предупреждает The Times.

Вместе с тем некая степень непредсказуемости, хотя она и сильно действует на нервы союзникам, может дать США определенное преимущество в отношениях с противниками, предполагает автор. По его мнению, главная суть заключается в том, что Америка даже при Трампе продолжает уверенно выполнять роль гаранта безопасности во всём мире. Такой «полицейский» может кому-то не нравиться, однако он «охраняет наш покой», подчёркивается в статье. Что касается пессимистичных предсказаний со стороны ряда экспертов, то вы вряд ли встретите похожее уныние в Пекине, Москве или Пхеньяне. Подобная «самокритика» является одной из лучших черт западной цивилизации, и это признак её силы, а не слабости, заключает The Times.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments