Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Жительница Лондона — о прод магазинах Таллина: тухляк, заветренные продукты, дурные цены…


Гражданка Эстонии Елена живет последние девять лет в Лондоне. На родине она бывает по праздникам. Таким, как Рождество и Новый Год. И ей есть что сказать землякам…

В интервью BaltNews.ee Елена призналась, что всегда приезжает на родину в приподнятом настроении. Встреча с любимым городом, родными и близкими, друзьями, праздничный стол — это здорово. Но есть и ложка дегтя. На этот раз она рассказала, как жительницы Лондона воспринимают поход в продуктовые универмаги столицы Эстонии.

По ее словам, это сочетание равнодушия к требованиям покупателей, манипуляций с качеством и выбором продуктов, пофигизмом при оформлении витрин и подаче товаров. Ну и дурные, по ее словам, цены. Вот с денег и цен и начался разговор…

— А в самом Лондоне цены выше, чем в остальной Англии?

— Безусловно, Лондон — первый в списке дорогих городов, затем идет Манчестер. Понятно, что чем больше город, тем выше цены на всё. Принципиально при этом отличаются цены на проживание, аренду жилья, проезд — это самые дорогие категории. Все остальное достаточно дешево относительно местных зарплат и заработков. Особенно еда и одежда.

— Еда? Вы имеете в виду большие супермаркеты или эконом-класса магазинчики на улочке?

— Обычная супермаркетовская еда, речь о ней. И кстати дешевле купить готовое что-то, чем готовить самому. Поэтому у англичан не развита тема «Я готовлю дома». У каждого из них вы увидите длинющие полки с книгами по кулинарии, у них сотни телепередач про готовку, но готовят они сами редко. Им проще и дешевле заказать готовую еду или сходить в рестораны, которые повсюду и где цены довольно демократичные.

— Речь идет о полуфабрикатах или готовой еде?

— Многие покупают полуфабрикаты из-за удобства. Пришел с работы, посмотрел, что делать: три с половиной минуты в микроволновке, сунул-вынул, поел — отвалился. При этом такие полуфабрикаты заметно отличаются от выбора в Эстонии. Это не замороженные пиццы, это и любые пасты карбонаре, любое мясо. И это вкусно. В Эстонии почему-то полуфабрикаты — это часто просто невкусно.

— Итак, Вы имеете многолетний опыт проживания в Лондоне, покупки продуктов питания, знаете цены, вкусы. И вот Вы приехали в Эстонию и отправились за продуктами в местные магазины…

— Что я заметила сразу же? Я подхожу к прилавку и сразу же вижу немыслимое для универмагов в Лондоне: несвежие продукты! Заветренные рыба, мясо, и все это лежит, а у меня вызывает культурный шок. Потому что я в принципе понимаю: Лондон — это город-многомиллионник и каждый хочет продать свое. То есть ты приходишь и понимаешь, глядя на мясо: вот это еще минут 20 бегало, свежее не найти! От рыбы и мяса в Таллине я была в ужасе, потому что там уже все живое умерло не то что сегодня, даже не два-три дня назад. И люди стоят и даже еще пытаются из этого что-то выбрать! Такое чувство, что магазины избавляются от тухляка, даже не снижая цен.

— Возможно, вы зашли в магазин эконом-класса?

— Это было в отделе рыбы Prisma Sikupilli, не уверена, что они себя так позиционируют. Перед эстонским Рождеством заветренные рыбные медальоны из лосося были. И цена, конечно, бешеная. 15 евро за килограмм.

— А в Лондоне такой медальон сколько бы стоил?

— Прекрасный кусок лосося из Норвегии в идеальном состоянии, разделанный, уже упакован — девять фунтов за килограмм. Это красная цена, есть дешевле. Для жителя Лондона с его доходами это вполне приемлемо.

— Если сравнивать выбор рыбы в Лондоне и Таллине, то…

— Понятно, что в Англии он больше. Есть постоянно ежедневно работающие рыбные рынки, есть универмаги, специализированные магазины.

— Как выглядят наши отделы с фруктами и овощами?

— Эти отделы меня просто поразили. Неприятно. И вот почему: у нас все фрукты лежат нарядные, один к одному. Специальные люди их выставляют, поправляют. Фрукты режут, чистят, их всегда можно попробовать. И на рынках, и на супермаркетах. Мы зашли в таллинский RIMI — там лежат уже прогнившие, с плесенью мандарины и апельсины. Они уже сдохли, но лежат, и покупатели в этом копаются. Пальцами отодвигают сгнившие, и пытаются в этой куче что-то найти.

— А разве в универмагах Лондона нет «потекших» фруктов?

— Если честно, то и рынки, и магазинчики, и универмаги весь подобный товар моментально убирают с прилавков, собирают в коробки и выставляют на улицу, когда закрываются. И стоят горы коробок, и малоимущие приходят и забирают бесплатно. Слышала, что вполне пригодный товар выставляют, но я не проверяла… В больших универмагах таких сцен с потекшими фруктами не увидите вовсе.

— Но есть и позитив в таллинских магазинах с продуктами?

— По логике рассуждений я понимаю, что более натуральные продукты должны продаваться именно здесь. Потому что в Лондоне, где очень много народа и много всего, многие овощи и фрукты — пластик. Они стоят довольно дешево, но мы все понимаем, что это продукты низовой категории. В Англии есть абсолютно точно градация на овощи-пластик, выращенные на гигантских агрофирмах, очень дешево, и на более натуральный продукт — органику. Если захочешь помидор, который пахнет и мясистый, то и цена будет совсем другая. В Лондоне есть этот разделение. А в таллинских магазинах я не увидела этого сильного разделения. То есть такой социальной градации по типам покупаемого продовольствия у таллинцев нет — все товары более-менее сходятся по цене, разница не столь кардинальная.

— Что позабавило в таллинских магазинах после лондонских?

— Я привыкла к строгому порядку и размещению товаров. Травы и специи отдельно, заправки, салаты отдельно. Я зашла в универмаг Selver Torupilli и не смогла найти ни горчицы, ни салата. Когда ты заходишь в магазин, это должно быть логистически понятно. Например, горчица. Ну, думаю, это наверняка в отделе приправ, пойдем в приправы! Пришли и увидели там майонез, кетчуп, уксусы, масло, заправки к салатам. Горчицы нет! А нашли горчицу в холодильниках рядом с сырами.

Как мы вообще выжили!? Детям 50-60-70-80-х посвящается!!!


Если вы были ребенком в 50-е, 60-е, 70-е или 80-е, оглядываясь назад, трудно поверить, что нам удалось дожить до сегодняшнего дня.
В детстве мы ездили на машинах без ремней и подушек безопасности. Поездка на телеге, запряженной лошадью, в теплый летний день была несказанным удовольствием. Наши кроватки были раскрашены яркими красками с высоким содержанием свинца. Не было секретных крышек на пузырьках с лекарствами, двери часто не запирались, а шкафы не запирались никогда. Мы пили воду из колонки на углу, а не из пластиковых бутылок. Никому не могло придти в голову кататься на велике в шлеме. Ужас!

Collapse )

Дорого и гнусно


Дмитрий СТЕШИН
Пока в российских ресторанах стараются «распушить хвост», в других странах хотят просто сытно накормить
Корреспондент «КП» попытался понять - почему в российских ресторанах нам подают такие нищенские порции за огромные деньги? И главное, почему в других странах все по-другому?

Давно живу, давно заметил: чем беднее страна, тем больше ресторанные порции. Если в Дамаске еда свисает с тарелки, то в какой-нибудь Харасте - со стола, и ты не можешь смотреть в глаза официанту, оставив поданное блюдо почти не тронутым. Не влезло. Поэтому, ты вскакиваешь внезапно и говоришь товарищам полную чушь - "Пойду машину погрею". На улице +30. В тени, разумеется. Ты быстро уходишь, тебе почему-то стыдно.

Такая же чушь с едой творится в нищем Эль-Саллюме, где всего одна улица, номер в караван-сарае стоит 50 рублей, а с мраморной набережной выкидывают в море тухлую баранью требуху. Вокруг безжизненная пустыня и коровы жуют задумчиво черные полиэтиленовые пакеты. При этом, кормят в единственном ресторане страшно – на убой. То же самое и в Тобруке, и в рыбном ресторане Бенгази, в шоферской столовке в провинциальном турецком Райханли, и тегеранском кабаке с пыльными плюшевыми портьерами телепортированными из 50-х годов. Даже в кабульском шалмане самого последнего пошиба, где нет вилок и ложек - не принято, вас накормят мясом до рвоты и вы уйдете шатаясь и вытирая жирные губы тыльной стороной ладони.
И только в России вас будут потчевать порциями, рассчитанными на карликов с гастритом. Или карликов, с вырезанной частью желудка. Или карликов особой породы – «городской». Меня за такого приняли, в ресторане имени одной известной актрисы, и за 30 долларов подали на стол "карамелизированную тыкву" - богатый такой и единственный шматок тыквы размером с зажигалку "Крикет", прихотливо украшенный кусками порванной булки, с дерзкими дизайнерскими брызгами шоколадного соуса. Булка тоже была особая - из социального магазина, знаете, такая дутая, которая не режется ножом, она либо крошится, либо мнется в блин, а голуби ее не едят принципиально? Брызг шоколадного соуса было ровно шесть. Их нанесли скупой, недрогнувшей рукой. Я считал эти брызги в полном отупении, созерцая гастрономический фейерверк русского хлебосольства. Я указал официантке на несуразность происходящего. Он фыркнула:

- К нам не наедаться приходят!

Крыть было нечем. Наедаются шавермой возле метро, а на Тверской в рестораны ходят не за этим. Я это понял. Это был важный урок.

Дальнейшие мои наблюдения показали, что провинциальные ресторации тоже работают в общем, экономном тренде. Уже кое-где стали супы подавать в чашках – чтобы не заедались особо. Умиляют специальные розетки под салаты – с жульническим, толстенным дном. На две ложки салата. В трепет вгоняет скрупулезный подсчет официантами съеденных тончайших ломтиков хлеба. Буханка проданная по пятирублевым ломтикам превращается в пятьсот рублей, минимум. Десятирублевыми – в верную тысячу! Все как в старой, давно позабытой книге о послереволюционных беспризорниках «Республика Шкид»…

Как патриот своей страны, я долго искал разумные, утешительные объяснения этой патологической общепитовской рачительности: неурожай, нашествие саранчи, пережитки плановой экономики и талонной системы, глинистые и подзолистые почвы, и вообще мы в "зоне рискованного земледелия» живем... Правда, потом я понял, что нет земледелия рискованней ливийского, например. Там растет только верблюжья колючка, а порцию национального блюда - курицы сожженной напалмом на гриле, уестествить просто невозможно в один присест.

Моя гастрономическая выборка из стран "третьего" или "четвертого" мира становилась все больше, а порции в московском общепите все меньше. Может быть мне просто так казалось... Но, так или иначе, больше порции не становились! Российский общепит стабильно играл на понижение. И тогда я понял: Господи, так это же просто жадные жлобы наживаются на дураках, которые к ним ходят! Они же с каждого блюда зарабатывают, как с чека героина, если брать его килограммами прямо на афгано-таджикской границе! Они же, при этом, экономят на всем! На травле крыс и тараканов, на зарплате, за которую только бомжей без гражданства можно нанять, на качестве продуктов, на холодильниках и канализационных насосах! Они же сейчас придут в комментарии к этой заметке и будут ныть: "налоги, сэс-пожарные-менты, аренда в центре, кризис, нет денег на нитки трусы сзади зашить и т.д.".

Люди вышибающие 1500 процентов прибыли с порции (я считал по порции «карамелизированной тыквы» - прим.авт.) или 300 процентов с иных блюд, будут жаловаться клиенту на свою нищету и трудность бизнеса, при этом, не отводя своих пречестных глаз от вашего раскрытого кошелька. И когда ты спросишь такого матерого деятеля общепита с притворным сочувствием: "Васюня, почему бы тебе не найти работу легче? Можно вот битыми тачками торговать, например? Ты пожалей себя, брат! Сгоришь!". Васюня ответит тебе с тяжелым вздохом: "Понимаешь, брат, есть такое призвание - кормить людей дорогим дерьмом с мельхиоровой ложечки!".

Я считаю, что людей, извративших целое духовное явление русской культуры - хлебосольство, когда на стол мечется буквально все, и неважно где это происходит - в трактире или в доме, нужно контролировать и нагибать страшно. За каждое порционное блюдечко с ложкой оливье, за каждую умело нарезанную в кружева соевую сосиску, за мороженые блины из микроволновки по цене килограмма форели. Прессовать, а на все их жалобы отвечать страшным, потусторонним хохотом. И чтобы в следующей жизни, эти рестораторы очнулись в декабре 1941 года, в блокадном Ленинграде, в самом конце очереди за хлебом, за пять минут до закрытия магазина. И чтобы хлеб этот перед ними всегда кончался, а завтра никогда не наступало. Ничего кроме вечных мытарств они не заслужили.

Примерка свободы на себя


Юлия Баканова
В 90-м, когда моего отца отправили работать на Кубу, Фидель был у власти уже 31 год. Первое, что поразило в Гаване - число подростков-попрошаек. Стаи и одиночки, их было много, очень много, а туристов мало. И если что-то перепадало одной стае, нужно было ещё суметь добычу удержать - остальные не собирались стоять в очереди, подаяние могли и отнять в подворотне.

Гавана была похожа на декорации к арт-хаусному фильму: остатки испанских замков разрушались, возведённые американцами небоскребы пугали запущенностью, по дорогам ездили редкие яркие звероящеры в основном производства советского автопрома. Или страшные остовы ПАЗиков - без окон, без дверей, ощетинившиеся шоколадными конечностями. Всё залито солнцем. И приправлено вытатуированным на сердце "Куба - любовь моя!".

Городок Моа, где отец трудился на комбинате, встретил нас коротким инструктажем от дяди Лёши: "Хотите чтоб что-то вам сделали сегодня, а не маньяна (завтра) или порломаньяна (послезавтра), готовьте рейхало (подарок). Дядя Лёша говорил "рыгало" и громко смеялся.
Получить постельное белье - взятка, оформить бумаги - взятка, попросить три ключа от двери собственного дома - взятка. Ну, как взятка. Банка тушёнки, пачка печенья или немного конфет. "Не развращайте туземцев, - напутствовал дядя Лёша, - нам тут ещё коммунизм строить, много не давайте!"

Мы прибыли на остров Свободы в смутные времена, когда никаким дустом окопавшихся здесь советских специалистов на Родину не выкуришь, а потому места в отстроенном чехословаками элитном закрытом городке нам не хватило. И мы полностью погрузились в местную жизнь.
Кубинец получал от правительства типовую квартиру в пятиэтажке, с одинаковой фанерной мебелью, холодильником, плитой и телевизором советского производства. Он приходил в эту жизнь голодранцем, с узелком личных вещей перемещался с казенной квартиры на квартиру и уходил, не оставляя наследства.

Иметь земельный участок - запрещено, иметь личный транспорт можно только отдельным категориям служащих, ловить рыбу, собирать раковины, кокосы и любые фрукты - нельзя, это собственность государства. На тропическом острове, где всё росло с утроенной силой, а океан мог прокормить каждого, кубинец сидел на сухом пайке. При изобилии морских гадов, главным праздничным блюдом являлась жареная курица с гарниром из риса и бобов. Потому что курица выдавалась раз в месяц.

По тархете (социальной карте) на семью из двух взрослых и ребёнка на месяц кубинец мог получить:
Половая тряпка - 1 шт
Мясо - 2 кг
Курица - 1 шт
Рис - 2 кг
Бобы - 2 кг
Яйца - 12 штук
Хлеб, картошка, бананы - минимальное количество, так, чтобы не опухнуть от голода.
Просто пойти в продуктовый магазин и что-то купить кубинец не мог - только паёк. Он мог зайти в магазин бытовой техники и посмотреть, как в музее, на товар, подсчитать, сколько сотен лет он должен работать, чтобы купить телефон или телевизор.
Кроме шуток, при универмагах были продавцы-экскурсоводы, что водили и просто показывали.

Однажды в Сантьяго нам с мамой приглянулся термос на витрине огромного универмага. Такой толстый термос, чудовищный, расписанный ядовитыми пионами. Магазин уже закрывали две синьоры, мама лихорадочно рылась в сумке, но смогла найти лишь шесть крошечных карамелек. За эти конфеты нам открыли магазин, продали термос и сожалели, что не могут помочь чем-то ещё.

Раз в неделю в дома кубинцев давали воду. Ставить цистерны-накопители на крышах разрешалось только советикам, поэтому у нас вода была всегда. А кубинцы крутились, как могли. На комбинате, где работал отец, зарплата у всех была одна - 125 песо. Уборщица ты или бригадир, роли не играет. Пройдите в кассу, у нас все равны. Отношение к труду было соответствующее. Зато всем полагался бесплатный обед - пол бутылки молока и булочка.

На помойке возле дома мы как-то подобрали облезлого, но злого, как дьявол, котёнка. В руки он дался только потому, что бок был ошпарен и сил на борьбу не осталось. Мы его выходили, хоть и не получили в ответ ни капли расположения. Примерно через месяц котёнок снова удрал на помойку, где и был забит камнями - местные подростки не любили конкуренции в хлебных местах.

Нелегально купить продукты или выменять на поделки кубаши могли у нас. Поэтому в подъездах постоянно сновали челноки. Тут нужен был глаз да глаз - обворовывали они виртуозно. Хотя иногда мне казалось, что мама специально оставляла вещи в коридоре. Наш холостой сосед дядя Олег любил поговорить о распущенности кубинок. К нему часто по ночам приходили женщины, обычно он расплачивался курицей. Была одна дама, что нравилась ему особенно. Ее мужа на шухере мы чаще всего видели у подъезда.

Самое интересное, что советики смотрели на эту жизнь, получали бОльший паёк, гоняли вороватых кубашей, продавали им еду, получали секс за еду, могли решить любую проблему за еду - и по-прежнему считали Фиделя героем. Они принимали условия, при которых становились паханами на зоне легко и свободно, распевая под гитару песни о команданте.

Мне было 12 лет, я часто включала телевизор, чтобы заглушить беспрерывный ор соседского попугая. По телевизору выступал Фидель. Он любил делать это на свежем воздухе, на площади можно было собрать много народу. Под палящим солнцем люди стояли и слушали, как фигура в военной форме выкрикивает лозунги. Чем хуже становилась международная обстановка, тем дольше он говорил. Час, два, три, четыре, пять, шесть. Однажды он говорил 12 часов. Наши кубинские друзья рассказывали, что люди падали в обморок и никто не смел им помочь.

Мы сдружились с двумя студентками из Мединститута. Айда и Дильбис. Высокая мулатка и толстенькая рыжая девица. Будущие врачи - элита страны. Они жадно слушали рассказы о мире, в ответ говорили нам о том, что для плохо образованных соотечественников единственный способ достойно существовать - это армия. Еда, одежда, казарма - полная упаковка. Поэтому и девочки и мальчики маршировали с надеждой на светлое будущее.

Когда отношения Союза и Кубы резко испортились, советикам была поставлена задача в 24 часа убраться оттуда. Фидель дал добро на линчевание, имело смысл поторопиться. Уже на пороге автобуса мы увидели плачущую Айду. Она сказала, что Дильбис арестовали. Прошло 25 лет, а меня до сих пор трясёт от беспомощности.

Романтизация тиранов гнилая привычка. Так часто мы делаем героев из подонков и подонков из героев. Фидель правил с 1959 по 2011. Потом пришел Рауль, он был из того же гнезда стервятников, но первое, что он сделал - отпустил узду. В 2011 году кубинцы узнали, что есть Интернет. Пусть пока и только внутренний. В 2011 году они узнали, что можно купить мобильный телефон и позвонить близким. Это стало огромным откровением для нации. Вот ЭТО, понимаете?

В песне прекрасной кубинской группы Буэно Фе есть строки: "Мы можем увидеть Луну через телескоп, но не имеем права узнать, что происходит рядом. Мы остров, во всех смыслах его одиночества".

Если кому-то это кажется свободой, пусть примерит на себя.

«С собой было» - Лавров устроил «попойку» на переговорах


Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров передал журналистам водку во время затянувшихся переговоров по Сирии с госсекретарем США Джоном Керри. Об этом сообщает украинское издание «Апостроф» со ссылкой на запись в Facebook представителя МИД РФ Марии Захаровой.

«Чтобы искупить (ха-ха) затянувшуюся уже на 9 часов паузу, вызванную согласованием американской делегацией хода переговоров с Вашингтоном, Керри прислал Лаврову и его команде пиццу. Лавров отнес ее журналистам. Журналисты (не наши) попросили к ней водку. Лаврова долго просить не пришлось – с собой было. "Пицца от американцев, водка от нас", - сказал Лавров, передавая продпаек. PS Если Вашингтон не поторопится с согласованием, то я за Женеву не ручаюсь», - цитирует издание Захарову.

О жизни в России и США: Понимаю почему ватников у нас — 86 процентов




Сижу я сейчас в деревянном доме в Пушгорах, езжу в лес за грибами, на рынок за НАСТОЯЩЕЙ сметаной и молоком, собираю СВОЮ настоящую малину и смородину и понимаю, почему ватников — 86 процентов.

Потому что нам не нужен западный ЭРЗАЦ. Эрзац-хлеб, не черствеющий месяцами, эрзац-сливки, не прокисающие неделями, безвкусные колбасы, окорочка со вкусом антибиотиков, гамбургеры из копыт и рогов.

Посмотрели, увидели, наелись. И наконец, научились отличать настоящее от фальшивки, глянец слов рекламного буклета от правды.

Иногда задаюсь вопросом, почему все наши либеральные писаки откровенно лгут — не знают, что жизнь в тех же США сейчас намного хуже, чем в России? Или настолько идеалисты, что по-прежнему считают, что жизнь там легка и прекрасна?

Да, богатым хорошо жить в любой стране. Даже в Гондурасе. Но неужели на вранье можно заработать миллионы? Сомневаюсь.

Года два назад занесла меня нелегкая на побережье Майами в трехзвездочный отель. Отстой полный. Но — ладно. Две ночи всего. Забронировать заранее не удалось. Не сидеть же в номере — тараканов считать. Вышел к бассейну. Интересно же. А там целый бомонд. Наших — русских. То есть бывших.

Лежат на драных шезлонгах, поедают припасенные с завтрака кексы. Экономят. Какой-то папаша вывез пятилетнего ребенка на ржавом старом велосипедике. На мое приветствие по-русски не откликнулись, не поняли якобы. Молчат.

Подсели две девчонки — студентки колледжа. Из Москвы. Соскучились. Тут же ввели в курс дела. Это — хороший отель по местным меркам. Даже завтрак приличный. Я правда этого не заметил. Вот этот с ржавым велосипедом — известный блоггер на ЖЖ — поливает Россию грязью. Кормится только гонорарами оттуда. Жаловался, что зубы себе вставить не может — не по средствам. И обстановка в квартире (и ржавый велосипед оттуда же) с рынков старья. Остальные — такие же. До сих пор считают, что пластиковая еда в универсамах — пик зажиточности.

Давно поняли, что в России — намного лучше. А куда теперь? Даже на билет не хватит.

Сами девчонки оставаться в США не намерены — выучить язык и в Москву. К родителям. Тоже наелись.

А смотрел на этого тощего замученного папашу и что-то жаль его стало. Ведь когда в душе только ненависть, зависть и жадность — то хорошей жизни нигде не найдешь.

А у них — вместо души уже только резервуар желчи.



Источник: http://rusnext.ru/news/1469212261

Украинцы попробуют на вкус «бандеровскую» колбасу


В Ивано-Франковской области колбасный цех переименовал одну из своих торговых марок. Как пишут «Вести», по словам руководителя предприятия Петра Книшука, они решили изменить название из-за ситуации на востоке Украины.
«"Московскую" колбасу делаем давно, но теперь она будет называться "Бандеровской"», – сказал он в комментарии «Вестям».

Как «Вести» писали ранее, президент уже рекомендовал производителям избавиться от названий, которые ассоциируются с советским прошлым. Он считает процесс декоммунизации «вопросом национальной безопасности».

Кроме того, 6 июля кабинет министров Украины утвердил перечень исторических государственных наименований, которые запрещается использовать при наименовании юридических лиц. В частности, украинским компаниям запретили использовать в названиях «Русское королевство» и «Новороссия».

18 правил этикета

1. Никогда не приходите в гости без звонка. Если вас навестили без предупреждения, можете позволить себе быть в халате и бигуди. Одна британская леди говорила, что при появлении незваных гостей она всегда надевает туфли, шляпку и берет зонтик. Если человек ей приятен, она воскликнет: «Ах, как удачно, я только что пришла!» Если неприятен: «Ах, какая жалость, я должна уходить».

2. Зонт никогда не сушится в раскрытом состоянии — ни в офисе, ни в гостях. Его нужно сложить и поставить на специальную подставку или повесить.

3. Сумку нельзя ставить на колени или на свой стул. Маленькую нарядную сумку-клатч можно положить на стол, объемную сумку повесить на спинку стула или поставить на пол, если нет специального стульчика (такие часто предлагаются в ресторанах). Портфель ставят на пол.

4. Целлофановые пакеты допустимы только по возвращении из супермаркета, так же как и бумажные фирменные пакеты из бутиков. Носить их потом с собой в качестве сумки — жлобство.

5. Мужчина никогда не носит женскую сумку. И женское пальто он берет только для того, чтобы донести до раздевалки.

6. Домашняя одежда — это брюки и свитер, удобные, но имеющие приличный вид. Халат и пижама предназначены, чтобы утром дойти до ванной, а вечером — из ванной в спальню.

7. С того момента, как ребенок поселяется в отдельной комнате, приучитесь стучать, заходя к нему. Тогда и он будет поступать так же, прежде чем войти в вашу спальню.

8. Женщина может не снимать в помещении шляпу и перчатки, но не шапку и варежки.

9. Общее количество украшений по международному протоколу не должно превышать 13 предметов, причем сюда включаются ювелирные пуговицы. Поверх перчаток не надевают кольцо, но браслет позволителен. Чем темнее на улице, тем дороже украшения. Бриллианты раньше считались вечерним украшением замужних дам, однако в последнее время стало позволительно носить бриллианты и днем. На молодой девушке серьги-гвоздики с бриллиантом около 0,25 карата вполне уместны.

10. Правила оплаты заказа в ресторане: если вы произносите фразу «Я вас приглашаю», это значит, вы платите. Если женщина приглашает делового партнера в ресторан, платит она. Другая формулировка — «А давайте сходим в ресторан» — предполагает, что каждый платит за себя, и только если мужчина сам предлагает заплатить за женщину, она может согласиться.

11. Мужчина всегда первым входит в лифт, но выходит первым тот, кто ближе к двери.

12. В автомобиле наиболее престижным считается место позади водителя, его занимает женщина, мужчина садится рядом с ней, и когда он выходит из машины, то придерживает дверцу и подает даме руку. Если мужчина сидит за рулем, женщине тоже предпочтительнее занять место за его спиной. Однако, где бы женщина ни сидела, мужчина должен открыть перед ней дверцу и помочь выйти. В деловом этикете в последнее время мужчины все чаще нарушают эту норму, пользуясь девизом феминисток «В бизнесе нет женщин и мужчин».

13. Говорить во всеуслышание о том, что вы сидите на диете — дурной тон. Тем более нельзя под этим предлогом отказываться от блюд, предложенных гостеприимной хозяйкой. Обязательно похвалите ее кулинарные таланты, при этом вы можете ничего не есть. Так же следует поступать с алкоголем. Не стоит сообщать всем, почему вам нельзя пить. Попросите белого сухого вина и слегка пригубите.

14. Темы-табу для светской беседы: политика, религия, здоровье, деньги. Неуместный вопрос: «Боже, какое платье! Сколько вы заплатили?» Как реагировать? Мило улыбнитесь: «Это подарок!» Переведите разговор на другую тему. Если собеседник настаивает, мягко скажите: «Я не хотела бы об этом говорить».

15. К каждому человеку, достигшему 12 лет, полагается обращаться на «вы». Отвратительно слышать, когда люди говорят «ты» официантам или шоферам. Даже к тем людям, с кем вы хорошо знакомы, в офисе лучше обращаться на «вы», на «ты» — только наедине. Исключение — если вы сверстники или близкие друзья. Как реагировать, если собеседник упорно «тыкает» вам? Сначала переспросите: «Простите, вы ко мне обращаетесь?» Иначе— нейтральное пожатие плечами: «Простите, но мы не переходили на „ты“».

16. Обсуждать отсутствующих, то есть попросту сплетничать, недопустимо. Непозволительно говорить плохо о близких, в частности обсуждать мужей, как это у нас принято. Если муж плох — почему ты с ним не разведешься? И точно так же непозволительно с презрением, с гримасой говорить о родной стране. «В этой стране все жлобы...» — в таком случае вы тоже относитесь к этому разряду людей.

17. В кино, театре, концертном зале идти к своим местам следует только лицом к сидящим. Первым проходит мужчина.

18. Девять вещей следует держать в тайне: возраст, богатство, щель в доме, молитву, состав лекарства, любовную связь, подарок, почет и бесчестье.

Сергей Капустин (Столовая №100): «Я не продвигал бизнес, а хорошо проводил время»


Знакомьтесь, автор эпического блога
Настя Черникова
Специальный корреспондент
На прошлой неделе пользователи Facebook узнали об астраханской Столовой № 100, которая продвигается в соцсетях нестандартными текстами. Так, в День поэзии на сайте и на странице в Facebook появился пост, который мало кого может оставить равнодушным. Приводим текст полностью.

«Сегодня празднуется День поэзии, праздник складный и аккуратный. Поэзия, как говорится в решении ЮНЕСКО, хорошая. И все с этим согласны. Гитлер был не согласен, но мы знаем, чем это кончилось. В древности на Руси в этот день было принято пить лафит и поздравлять поэтов. Особенно Пушкина. Только ленивый не присылал ему дурацких стихов типа "С днём поэта поздравляем, счастья-радости желаем". Но Пушкин был стреляный воробей и, конечно, никогда этих писем не читал. Только от Николая Палыча читал, но тут деваться было некуда: во-первых, Пушкин был махровый монархист, а во-вторых, Николай Палыч его всё время обманывал. Бывало, что придёт письмо, а на конверте пометка: "Шок! Керн показала всё!" И ясно же, что День поэзии, что письмо от царя, что не будет там никакой Керн, а будет какой-нибудь самодельный стих и цветочек нарисованный. Но Пушкин всё равно лезет вскрывать и только шепчет тихонько: "Господи, только бы не про Пегаса, только бы не…" А там, конечно же, "Махокрылый конь Пегас позравлят сёдня вас" и три колокольчика в углу. Пушкин негодовал. Но, с другой стороны, тайного советника Тютчева никто с Днём поэзии не поздравлял (боялись), но он тоже негодовал. Хотя, чёрт возьми, это и не значит, что поэты в России только и делают, что негодуют. Наш директор, например, ещё и ищет рифмы к словам "капустка" и "пароконвектоматушка". Ну и негодует тоже, не без этого. Поэтому сегодняшняя акция будет тоже складная и с лирическими подтекстами: суп рассольник 14 рублей, бифштекс с яйцом 47 рублей и рис с овощами 27 рублей за порцию. Адрес: г. Астрахань, ул. Брестская, 9а».

Столовая основана в 2003 году двумя предпринимателями — Алексеем Серебряковым и Сергеем Капустиным. По данным СПАРК, в 2014-м её выручка составила 9,6 млн рублей. «Секрет» поговорил с ними и узнал, кто пишет тексты для соцсетей заведения.

Алексей Серебряков

Директор «Столовой №100

Столовая появилась в 2003 году, до этого мы занимались другими бизнесами — торговлей, была даже своя бильярдная. Поскольку в городе много туристов, они к нам тоже заходят, но чаще наши гости — полицейские, таксисты, дальнобойщики и монтажники, те, кто заезжают по дороге куда-то, тут у нас автогородок.

В округе есть похожие столовые, по ценам и блюдам в нашей нет ничего сверхъестественного. Хотя выбор, у нас, наверное, побольше, чем в других. В Астрахани вообще очень много ресторанов, кафе, я недавно смотрел статистику, у нас на душу населения общественного питания больше, чем в Волгограде. Мы работаем круглосуточно, убираемся ночью, когда в 4 утра моют полы, тут бывает один-два человека. Столовая рассчитана на 85 человек. Алкоголя нет, я считаю, что в этом деле он только вредит. К нам только поесть заходят.

Сложно понять, помогают ли эти тексты привлекать посетителей, но это в любом случае повод для разговоров. Известность к нам пришла меньше недели назад, так что рано говорить о каких-то изменениях. Мы чувствуем какой-то интерес, но увеличения посетителей пока не наблюдаем. Ну и ещё выходные были, а там всегда народу меньше.

Мы сначала эти тексты размещали в Facebook, а потом решили и на сайт копировать. Согласитесь, столовую тяжело рекламировать — говорить особо не о чем. Поэтому стали писать такие отвлечённые тексты.

Сергей Капустин

Cооснователь, автор текстов «Столовой №100»

Где-то с 2007 года я писал в ЖЖ под ником otrok_serje, какие-то заметочки публиковал. Там была небольшая группа читателей, и мы друг друга устраивали. Популярности никакой не было. Я закончил исторический факультет в Астраханском университете, потом в армии служил, после этого преподавал в колледже. В 90-х Алексей меня забрал в бизнес, тогда стало понятно, что преподаванием зарабатывать невозможно. Мы знакомы с детства, оба родились в Астрахани, вместе ходили в музыкальную школу и с тех пор дружим.

Изначально мы начали публиковать тексты в Facebook, чтобы как-то рассказывать о столовой, а потом размещали их на сайте — надо было его заполнять. Я, когда начал этим заниматься, посмотрел на соцсети. Мне показалось, что «ВКонтакте» — больше площадка для молодёжи, в Facebook люди постарше. Размещать фотографии я не умею, поэтому пришлось писать. Тексты появлялись сами собой, я ничего специально для этого не делал. И конечно, я никак не ожидал, что они понравятся стольким людям, мне очень приятно.

Темы мне подкидывал календарь — я смотрел, какие есть праздники, о которых никто не знает. О клиентах я думал в меньшей степени, вряд ли многие из них вообще читают что-то в соцсетях. Те, кто читают, предпочитают другую кухню. Сотрудники столовой тоже вряд ли это читают, во всяком случае я от них никогда ничего не слышал. Так что нельзя сказать, что я продвигал столовую, я просто хорошо проводил время. Обычно я не думал о том, как сформулировать текст, всё писал очень быстро.

Раньше нашу страницу читали в Астрахани, было приятно. Сначала лайки появлялись, потом отзывы лестные. Я на эти отзывы отвечал, и это всё подстёгивало к тому, чтобы писать дальше. Если я не писал, меня спрашивали, почему не пишешь. Когда начинал писать, говорили, как хорошо, что начал писать. После того как нас заметили, рост страницы в Facebook очень увеличился. На прошлой неделе было 1500 подписчиков, в субботу стало 3000, а сейчас уже 7000. Личный профиль у меня есть в Facebook, но у меня там десяток товарищей, другой стиль общения, старая фотография. Я обычно писал по понедельникам, но сейчас стал чаще, на прошлой неделе уже несколько сообщений сделали. Сегодня вот фотографию разместили, нас попросили подписчики в Facebook.

Эффекта в плане посещаемости пока нет, но мы не теряем надежд. Я читал комментарии в Facebook, что к нам из разных городов собираются приезжать, это очень приятно. Не хотелось бы разочаровать.

За десять лет столовая, конечно, изменилась. Сначала мы открыли один зал, потом освободили другую часть здания и там открыли новый, когда клиентов стало побольше. Всё время какое-то новое оборудование покупаем. Низкая цена для нас — это акция. Мы думаем, что человек купит дешёвое блюдо и захочет купить что-то ещё. Когда мы открывались, идея была, чтобы у нас мог поесть мог любой человек: и девушки, и рабочие, и все остальные. Поэтому ассортимент блюд и цен самый разный. Если вы тоненькая девушка, читающая стихи, то можете прийти и поесть на 50 рублей. Если вы взрослый мужчина и занимаетесь физическим трудом, то можете съесть большой обед рублей за 300. К нам приходят полицейские, врачи скорой помощи, службы, предприниматели. Контингент самый разный. У нас есть Wi-Fi, так что некоторые приходят посидеть в интернете и кофе попить. В столовой не играет музыка, но работает телевизор, потому что большинство наших клиентов предпочитают его.

Переезжать я никуда не хочу, Москва, при всём уважении, огромный город и давит. Хотя, конечно, если необходимость возникнет, можно и переехать.